USD
1
Доллар США
56,760 0,167
EUR
1
Евро
69,258 0,085
CNY
10
Китайских юаней
88,349 0,370
JPY
100
Японских иен
51,041 -0,056
Дата: 19.01.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Культура

Подведены итоги конкурса

 

1

Победителей и лауреатов всероссийского конкурса журналистского мастерства «Дальний Восток – восходящая звезда России» наградили во Владивостоке.

28 июля в Приморье чествовали мастеров пера и повелителей слова – на церемонию награждения пригласили победителей и лауреатов конкурса на лучший материал об истории освоения, развитии и жизни дальневосточного региона, учрежденного Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям.

Конкурс профмастерства проходил по семи номинациям: «Журналистское расследование», «Репортаж», «Интервью», «Интервью-портрет», «Очерк», «Фоторепортаж» и «Мой город – город будущего». В жанровых баталиях приняли участие более 200 авторов со всех концов страны. Среди них не только корифеи региональной журналистики, но и начинающие авторы, восходящие звезды Дальнего Востока.

«Членами жюри учитывались не только соответствие жанровым критериям, но и значимость темы, объективность, стиль изложения, своеобразие журналистского подхода и оригинальные методы подачи материала. В шорт-лист вошли только 40 работ, 14 из них удостоились престижной награды», - рассказали организаторы.

В номинации «журналистское расследование» победителем стала Юлиана Сенько, Общественное телевидение Приморья, лауреатом - Юрий Уфимцев, деловой еженедельник «Конкурент». В номинации «репортаж» лучшей признана Ольга Катренко, ГТРК «Владивосток»,  специальный приз присудили Екатерине Ходюковой, радиостанция «Восток России».

Искусством интервью в совершенстве овладела Наталья Кузьмина, газета «Гудок», лауреатом в этой номинации стала Елена Тихонова, «Хабаровские вести». Победителем в номинации «интервью-портрет» признан Константин Васильев, РИА PrimaMedia, лауреатом - Ирина Манойленко, газета «Биробиджанская звезда».

По словам жюри, сложнее всего было выбрать лучших в номинации «очерк», она пользовалась наибольшим вниманием журналистов. Победителем стала Елена Васильева, региональная общественно-политическая газета «Амурская правда», лауреатом - Владимир Севриновский, DV.land, информационно-деловой медиапроект  ТАСС.

«Фоторепортаж» - вот уж где было разгуляться глазу – дальневосточники трепетно воспевают красоту родного региона, открывая нам удивительный мир: арктические тундры с белыми медведями, уссурийская тайга и земля леопарда,  якутские «Ленские столбы», камчатские лососевые реки, величественные вулканы и гейзеры, термальные источники и реликтовые тисы Сахалина. Как метко выразился один из номинантов конкурса – просто Дальний ВостоРГ. Победителем в этой номинации стал Андрей Осипов, DV.land, информационно-деловой медиапроект  ТАСС, лауреатом – Николай Борисов, Якутское-Саха Информационное агентство YSIA. Эту номинацию особо отметил и партнер конкурса, туристско-рекреационный кластер «Приморское кольцо» - это одна из точек притяжения туристов на Дальний Восток и одна из причин приехать в Приморье.

Победителем в специальной номинации «Мой город – город будущего» стала Юлия Шатина, портал Primorsky.ru, лауреатом - Юлия Вильджюнайте, газета «Московский Комсомолец во Владивостоке».

 

Напомним, всероссийский конкурс журналистского мастерства «Дальний Восток – восходящая звезда России» проводился при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям по семи номинациям. В качестве тем для творческих работ авторам были предложены: «Дальний Восток - земля переселенцев», «Новые проекты - новые возможности», «Жизнь и современные проблемы развития Дальнего Востока», «Путешествие по Дальнему Востоку», «Я - житель Дальнего Востока» и «Точка опоры». На конкурс поступило более 200 работ со всех концов страны.

Живописцы, окуните ваши кисти…

 

2107-17-6

 

Галерея «Фабрика творчества» отметила выставкой свое трехлетие

«Взаимность» - так называется выставка графики и живописи, которая открылась в галерее «Фабрика творчества». На ней представлены работы Анастасии Реутовой и Ольги Слугиной, Владимира Антонова и Артема Кравцова.

- Первая выставка под таким названием была уличной. Мы организовали ее у хабаровских прудов. Теперь проект получил продолжение в галерее, - пояснила Анастасия Реутова, напомнив слова древнекитайского философа Конфуция о том, как важно в жизни руководствоваться взаимностью.

Доверие, встреча, понимание… Пожалуй, такие понятия возникают, когда знакомишься с ее работой, на которой живопись дополнена кинопленкой. Авторские техники на выставке соседствуют с традиционной стилистикой, и это вызывает не отторжение, а интерес.

Артем Кравцов представил акварели, выполненные акрилом.

- Все работы - одна история, которая подана цветовыми пятнами. Это эмоциональность в растворенном виде, - сказал он, не скрывая, что его кумир - Энди Уорхол, пожалуй, фигура №1 в американском поп-арте.

Отсюда и его стремление к инсталляции, перформансу. Он создавал концепцию лофт-проекта «Гаражи» на территории бывшего таксопарка. Его персональная выставка «Пурпур» состоялась в подвале магазина «Богемия», где каждый гость ощущал себя частью живой картины.

Владимир Антонов тяготеет к импрессионизму. Но за мазками масляной краски на холсте узнаваемы и храм Серафима Саровского в Северном микрорайоне Хабаровска, и баркасы в приморской бухте близ Андреевки, и полуразрушенная усадьба купца Богданова опять-таки в Хабаровске. Обращаешь внимание на городское дерево - концептуальную работу, где на этом самом дереве замечаешь ночные дома с просветами улиц.

В прошлом году Владимир Антонов был принят в Союз художников России. Сегодня он готовится к персональной выставке, которая пройдет в галереи им. А.М. Федотова.

- В Хабаровске очень сложно продать картину, - высказывается он о житье-бытье художника-профессионала. - Спрос определяет китайская сторона…

Выпускница местного педагогического училища Ольга Слугина ведет занятия в студии «Жар-птица» во Дворце культуры железнодорожников. Радуется успехам ребят городской окраины, отправляется с ними в музеи, на выставки - и при этом находит время, чтобы поддерживать себя в форме. Масло, акварель, графика, смешанные техники - все это представлено на выставке. Столь же широка и тематика, где церковь в поселке Корфовском соседствует с изображениями кошек.

- Наверное, я сама в прошлой жизни была кошкой, - улыбается Ольга. - Храм в Корфовском настолько своеобразен, как и окружающий пейзаж, что рисовать его можно в любое время года без опасения повториться…

Открытие выставки «Взаимность» совпало с третьей годовщиной галереи «Фабрика творчества», которая функционирует на площадях авторемзавода №2 у перекрестка Амурского бульвара и улицы Дикопольцева. Если в Москве центр современного искусства разместился в помещениях закрывшегося винзавода, то деятельность «Фабрики творчества» в Хабаровске также в духе пореформенного времени.

- Случилось так, что я попала в больницу и оказалась в палате с художницей. Талант этой женщины, ее рассказы о людях творчества настолько повлияли на меня, что решила создать галерею, - говорила мне летом 2014 года хозяйка «Фабрики творчества» Ольга Алтухова.

Впрочем, далеким от культуры человеком ее вряд ли назовешь, поскольку она была в творческом составе театра музыкальной комедии. Два десятка лет назад решилась изменить жизнь, став предпринимательницей. Парковка и мойка заменили ей сцену и аплодисменты. Но остались души прекрасные порывы, которые вдохновили Ольгу Викторовну на создании галерии.

- Выставка Вадима Шутого и Инги Масловой, членов Союза художников России, между прочим, семейной пары, - отмечала для меня верхи трехлетнего пути хозяйка «Фабрики творчества». - Персональная выставка Татьяны Коротенко, которую пришли поддержать музыканты. Мастер-классы, всевозможные молодежные проекты, когда в двух залах галереи тесно от инсталляций, моделей одежды, изделий народных промыслов…  

На мой взгляд, остроте ощущений также способствуют запах машинного масла из производственного корпуса и доносящееся оттуда бряканье инструмента. Вероятно, никогда в краевом центре художественное творчество не было так близко к производству. И это отвечает устремлениям художнической братии, желающей демонстрировать творения хабаровчанам и гостям города, общаться с ними, в том числе за чаем и шампанским.

Пожелаем Ольге Викторовне сохранить свое детище, а «Фабрике творчества» - новых открытий!

                                                                 Михаил Карпач

На снимке: Анастасия Реутова и ее работы.

Дорога к морю

 

1907-17-1

О строительстве ветки Комсомольск-на-Амуре - Советская Гавань

В Интернет выложен фотоальбом, изданный для служебного пользования Наркоматом путей сообщения после приемки в постоянную эксплуатацию в 1947 году линии, которая дала стране второй выход к Тихому океану.

Сколько за последующие десятилетия в Советско-Гаванском и Ванинском районах возведут заводов, причалов, жилмассивов, но главной стройкой останется та, завершенная семьдесят лет назад. Не только потому, что с прокладкой линии возникнут новые поселки - Ванино и Токи, Октябрьский и Тумнин, Высокогорный и Тулучи. Не только потому, что север Приморья, куда пришла железнодорожная ветка, будет включен в состав Хабаровского края.

По неимоверно сжатым срокам, по колоссальному напряжению людей строительство №500, как именовалось оно Государственным Комитетом Обороны, вероятно, сравнимо с операциями на фронтах, труднейшими, но обеспечившими Победу. Ибо первые поезда по еще строившейся ветке пойдут летом 1945 года с войсками и техникой, обеспечившими успех десантных операций на завершающем этапе Второй Мировой.

                     Подрядчика искать не пришлось

О том, что России нужен второй выход к Тихому океану, помимо Владивостока, заявлялось и в царское время, и в советское. Изыскания велись в Де-Кастри и Николаевске, Ольге и Тетюхе. Выбор в пользу Советской Гавани был сделан на рубеже 20-х и 30-х годов, что предопределялось решениями о строительстве индустриального центра на Нижнем Амуре и прокладке к нему ветки от Транссиба.

Летом 1939 году Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило представленный Совнаркомом документ о железнодорожной линии Комсомольск-на-Амуре - Советская Гавань. Технический проект поручалось подготовить к апрелю 1940 года. Иначе говоря, изыскания предстояло выполнить за один сезон. Пожалуй, это была реакция на геополитическую обстановку в тихоокеанском регионе. Владивосток находился почти на осадном положении, поскольку пол-Сахалина принадлежало Японии, что позволяло ей контролировать подходы с этому единственному городу-порту на Транссибе.

Как следовало из технического проекта, прокладка рельсового пути должна была занять не менее четырех лет. Строительство возлагалось на Наркомат внутренних дел, в структуре которого создавался Нижне-Амурский исправительно-трудовой лагерь. Его отделению в Советской Гавани поручались работы с востока на запад, отделению в Комсомольске-на-Амуре - работы в обратном направлении. Выбору подрядчика удивляться не стоит: без зэков тогда не обходилась ни одна мало-мальски значимая стройка.

К 1941 году с комсомольского направления было подготовлено до ста тридцати километров трассы, с совгаванского - порядка пятидесяти. Развернулись работы на станциях Хунгари (ныне Гурское), Советская Гавань-Сортировочная, на прокладке тоннеля через Сихотэ-Алинь. Но в целом строительство шло с серьезным отставанием, что в марте 1941 года признал Лаврентий Берия в отчете, представленном в ЦК ВКП (б) и Совнарком.

                       Зэки, спецконтингент, автобатовцы

Государственный Комитет Обороны, который с началом войны стал высшим носителем власти в стране, признал необходимым открыть движение поездов к 1 августа 1945 года. Решение было принято после победы под Сталинградом и, вероятно, не без влияния союзников-американцев.

«В Москве нас ждали, и через час мы были у заместителя наркома внутренних дел В.В. Чернышева, - вспоминал Петр Татаринцев, который руководил изысканиями на месте будущей трассы. - После небольшой беседы у него нас принял нарком. Он сообщил, что состоялось решение ГКО о немедленном строительстве железнодорожной линии Комсомольск-Советская Гавань. Заместитель наркома В.В. Чернышев и Ф.А. Гвоздевский молчали. Мы сразу поняли, какая гора надвинулась на нас…»

Федор Гвоздевский, замначальника главка наркомата, возглавил строительство №500. При его участии в считанные дни специалисты подготовили предложения для облегчения и ускорения работ. Мост через Амур был заменен паромной переправой. Объемы работ, заложенные в технический проект 1939-1940 годов, кратно сокращались по земляному полотну.

Строительство включало в себя не только лагеря восточного и западного направления, не только лагерь, созданный для работ на сихотэ-алиньском перевале, но и два ремонтных завода, швейную фабрику, сельхозлагпункты, авиагруппу.

Число работающих составляло около восьмидесяти тысяч человек. Это были заключенные под стражу по уголовным, хозяйственным, политическим статьям, спецконтингент или осужденные за ненадлежащее поведение на оккупированных территориях. Они же, зэки и спецконтингент, попадали в категорию директивников - освобожденных, но оставленных на стройке.

К трудпереселенцам относились мобилизованные из других регионов страны, в первую очередь российские немцы. Были стройбатовцы и автобатовцы - военнослужащие строительных и автомобильных батальонов. Количество вольнонаемных на завершающем этапе строительства составляло 8285 человек: это были итээровцы, административно-хозяйственный персонал.

В ноябре 1943 года, когда стройка разворачивалась, не все прибывшие адаптировались к дальневосточному климату, не был налажен быт, каждый четвертый с нормой выработки не справлялся. Со временем отстающих стало гораздо меньше, хотя сами нормы возросли. Виктор Земсков, исследователь советской лагерной системы, отмечал: в Великую Отечественную в пять раз сократилось число отказников - иначе говоря, отказывавшихся от какой-либо работы.

                                 Откосы «плакали»

К началу 1945 года на строительстве насчитывалось 450 фронтовых бригад, 9397 человек ежедневно выполняли более полутора норм, а некоторые доводили выработку тачками на земельных работах до тысячи процентов. Трудовой героизм не уступал фронтовому, о чем вспоминал Лев Зубарев, прораб на перевальной выемке - прохода через Сихотэ-Алинь, пожалуй, самого трудного участка трассы. Глубина выемки достигала здесь двадцати пяти метров, откосы поднимались на высоту до пятидесяти метров.

На перевале заложили шестьдесят тонн взрывчатки. Монолит скалы был нарушен, однако прохода не получилось. Положение усугублялось погодой: с Татарского пролива в бассейн Амура беспрерывно несло тучи. Перевалившись через Сихотэ-Алинь, они теряли влагу. Откосы, раздробленные взрывом, пропитывались водой, «плакали» и обваливались…

До проектной отметки надо было добирать пять-восемь метров мелкими взрывами в твердой скале. Привлекли до девятисот женщин, конечно же, заключенных, распределив их по трем сменам. Одна смена бурит грунт, другая взрывает, третья расчищает площадку. Действовали осторожно, поскольку попадались несработавшие двухсотграммовые патроны, которые могли взорваться.

Отдельная группа женщин работала на упреждение обвалов. Привязанные веревками, они ползали по 50-метровому откосу и отбивали ломами наиболее опасные, шатающиеся глыбы. От солнца и непривычной высоты женщины впадали в обморочное состояние и повисали на веревках. Добраться к ним было сложно: сверху нельзя - убьешь камнями, снизу не залезешь…

По свидетельству Зубарева, «было много случаев травм, мелких и крупных. Два обвала по 1000 и 2000 кубометров. Засыпало экскаватор. После третьего смертного случая (завалило человека в шурфе глыбой, взрывать нельзя - может, жив еще, а сдвинуть глыбу нечем) прокурор предупредил: будет четвертый - будете сидеть…»

Ни поломки техники, ни срывы ее с многометровых насыпей, ни человеческие жертвы не останавливали строительство. Работа продолжалась. Все - зэки и директивники, трудпереселенцы и вольнонаемные, стройбатовцы и автобатовцы - понимали значение стройки. И приближали, как могли, Победу здесь, на востоке…

                       Глянец и реалии

Стимулы были. Ежеквартально в Москву в наркомат направлялись списки заключенных, которые заслужили «своим трудом и примерным поведением» условно-досрочное освобождение или сокращение срока. Списки начала 1944 года невелики, поскольку строительство только разворачивалось, но в конце года они насчитывали сотни фамилий. Самое большое освобождение произошло после открытия сквозного движения. Только лагерь на перевале сократился тогда почти на десять тысяч человек.

Итээровцы и другие вольнонаемные имели отсрочку от призыва в действующую армию. За ними сохранялась жилплощадь по прежнему месту жительства. Они получали возможность приобрести одежду и обувь, что в условиях карточной системы значило немало.

Лагерная система, ставшая неотъемлемой частью грандиозных строек, демонстрировала культурное изобилие. Кроме художественной самодеятельностью, представленной духовыми оркестрами, народными ансамблями и драмкружками, строительство №500 располагало многочисленными агитколлективами, которые выступали в лагерях и отделениях лагерей. Кинопередвижки показывали «Фронт», «Радугу», другие фильмы, вышедшие на экраны страны.

Хватало не только воодушевляющей музыки и кинематографического глянца, но наплевательского отношения. Бараки на трассе вмещали не всех. Сотни зэков ночевали в землянках и палатках. На утепление палаток не было ни времени, ни материалов. В зиму 1943-1944 годов температура воздуха в предгорьях Сихотэ-Алиня опускалась до сорока градусов мороза. А валенки, рукавицы, одеяла, были не у каждого.

                                   Телеграмма в столицу

Пятнадцатого июля 1945 года была произведена стыковка рельсового пути восточного и западного направлений. Последний костыль вбил начальник строительства №500 генерал-майор Гвоздевский, после чего телеграмма за его подписью ушла в Москву.

Цифра, которая почти затерялась в победных реляциях: на метр рельсового пути приходилось четыре километра перемещенной земли. Да, были на строительстве №500 экскаваторы и грузовики, но неизмеримо больше было лопат и тачек.

«И вот наступил долгожданный день, когда пошел поезд от Пивани до Ванино. Мы садились на него прямо на своих участках, где работали», - писал инженер Всеволод Степанов.

«Толпы народа, все население станции Джигдаси, празднично одетое, восторженно приветствовало поезд, - вспоминал изыскатель и строитель Альберт Картус. - На глазах у многих были слезы…»

После того, как летом победного года составы с войсками и вооружением проследовали к бухтам Ванина и Константиновской, работы на путях и станциях продолжались до 1947 года.

И по второму пути к Тихому океану пошли не только товарные, но и пассажирские поезда. А дорога от Амура до Татарского пролива стала исчисляться не сутками, а часами. Фотографии из альбома Наркомата путей сообщения, выложенные в Интернет через полвека с лишним, убеждают, что люди, готовившие линию для сдачи в постоянную эксплуатацию в 1947 году, трудились мастерски.

                                                           Михаил Карпач

На снимке: пассажирское здание станции Тумнин; Фото из открытых источников

Обустроить Вторую Седьмую

 

1807-17-1

 

 Территорию одного из популярных мест отдыха жителей города привели в порядок сотрудники нефтеперекачивающей станции (НПС) №36 вместе со своими детьми – учащимися школ г. Вяземский. В ходе акции  от мусора было очищено около километра прибрежной зоны.

 Специалисты предприятия  (начиная с 2015-го года) уже проводили уборку берегов р. Томи в Амурской области, р. Амур – в Хабаровском крае, р. Хинган – в Еврейской автономной области, р. Малиновки и р. Одарки - в Приморском крае. Как отметила инженер-эколог ООО «Транснефть – Дальний Восток» Луиза Исмаилова, берег р. Вторая Седьмая оказался самым чистым. В ходе акции здесь было собрано лишь 15 мешков мусора, тогда как, например, для вывоза мусора с берега р. Малиновки потребовался КамАЗ.

 Для юных участников акции было организовано посещение НПС №36. Специалисты подробно рассказали о применяемой очистке водных ресурсов, показали, как работают насосные станции первого подъема и хозяйственно-питьевого водоснабжения, станция биологической очистки НПС.

 Кроме того, в ходе организованного круглого стола школьники провели презентацию рисунков на тему защиты окружающей среды. Детские работы затем станут основой экспозиции эковыставки, которая откроется в районном нефтепроводном управлении «Дальнереченск».

 Данная акция, целью которой является развитие чувства гордости и ответственности за природу родного края, проходит в рамках общероссийского проекта «Нашим рекам и озерам – чистые берега». ООО «Транснефть - Дальний Восток», транспортирующее нефть по второй очереди магистрального нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО-2), участвует в нем третий год подряд.

 ООО «Транснефть – Дальний Восток» уделяет значительное внимание вопросам охраны окружающей среды. Сотрудники общества постоянно ведут мониторинг гнездовий аистов в хабаровском заказнике «Аистиный», следят за ростом саженцев тисов в Варваровском лесничестве в Приморье. Кроме того, проводится воспитательная работа с детьми и молодежью, для них организуются различные экологические акции. Также организуются мероприятия по восстановлению популяции кедра, работники общества высаживают деревья на аллеях, в скверах и парках.

  ООО «Транснефть – Дальний Восток» дважды признано «Эколидером» Хабаровского края среди промышленных предприятий. По результатам 2016 года оно стало лучшим среди предприятий ПАО «Транснефть» в номинациях «Лидер природоохранной деятельности» и «Промышленная безопасность и производственный контроль».

Предо мной как икона вся запретная зона…

 

0507-17-2

Послевоенное Ванино: зэки и охрана, события и свидетельства

Есть памятные даты, которые вряд ли можно отнести к красным дням календаря, потому что за ними не радость, а горе. Среди таких дат наступившего года - 70-летие создания исправительно-трудового лагеря на берегу бухты Ванина с производственным и транзитно-пересыльным отделениями.

В 1947 году, когда в бухте Находка взорвался пароход, следовавший в Магадан, министерство внутренних дел развернуло поток заключенных к Татарскому проливу, куда летом победного 45-го пришла железная дорога. В навигацию, которая длилась с мая по октябрь, количество осужденных, доставляемых в Ванино для отправки на Колыму, доходило до двухсот тысяч. В это трудно поверить, ведь в теперешнем райцентре, застроенном большей частью пятиэтажками, проживают шестнадцать тысяч человек. Где размещалась масса подневольного народа? Чем его кормили?

Анна Денисова, работавшая в транзитно-пересыльном отделении, вспоминала: «Заключенных держали в ужасных условиях. В бараках - трехэтажные нары, работали много, а ели мало…»

Александр Солженицын в известной на весь мир книге «Архипелаг ГУЛАГ» описывает ванинские будни с редкой для него эмоциональностью. «Баланду во что хочешь бери - в полу, в ладони! Воду цистернами привозили, а разливать не во что, так струей поливают, кто рот подставит - твоя».

                                           Куликово поле

По свидетельству Альвины Шашкиной, автора книги «Ванинская пересылка», на территории сегодняшнего райцентра было три зоны. Они стремительно пополнялись заключенными после открытия навигации. Их выгружали из вагонов и под охраной вели на взгорье, где теперь здание районной администрации и примыкающий к нему частный сектор. Тогда это место называлось Куликовым полем: сюда приводили прибывших, здесь проверяли документы, отсюда направляли в санпропускник и баню. После этого начиналось распределение по зонам. Отдельно шли бандеровцы и власовцы, воры и «суки», хотя к ним добавляли политических. «Суками» называли бывших воров, изменивших так называемого воровскому закону, не допускавшему какое-либо сотрудничество с лагерной администрацией. Еще были «красные шапочки» - оказавшиеся в заключении прокурорские, милицейские, судейские чины.

Производственное отделение размещалось там, где сейчас железнодорожный вокзал и управление порта. Каждый день до пятисот заключенных работали на погрузке и разгрузке судов, возводили тогда еще бревенчатые пирсы. С 1947 года бригадиром был Яков Крылов. Как он, воевавший с фашистской Германией и империалистической Японией, награжденный четырьмя орденами, оказался в заключении?

Вышел приказ об оприходовании трофеев, к которым было отнесены продовольствие и вещевое имущество. Ревизия выявила как излишки, так и недостачу. Излишки оприходовали, а на каждый рубль недостачи произвели 12-кратный начет. Результат полагавшегося умножения для заместителя командира полка по хозяйственной части Крылова вышел незавидный: недостача составила без малого сто тысяч рублей. Его осудили на шесть лет, лишив боевых наград.

В Ванино Яков попросился в производственное отделение, где за ударную работу начислялись зачеты, а значит, была возможность сократить срок заключения. Производственное отделение по сравнению с транзитно-пересыльным отличалось порядком. В его бараках можно было спокойно отдохнуть, написать письмо. После рабочей смены открывался буфет, где продавали папиросы и сладости. Хотя денег на руки выдавалось немного…

Три года образцового труда - и Крылов получил справку об освобождении. После выдачи паспорта надо было выбирать: или уезжать, или оставаться, но без промедления трудоустраиваться. С 15 июля 1950 года Крылов работал в порту как вольнонаемный. Боевые награды вернули в 1974 году. Вместе с орденами Отечественной войны, Красной Звезды и Красного Знамени получил вторую медаль «За отвагу». Она не была вручена, поскольку он попал в госпиталь после успешной разведки боем 18 августа 1942 года.

                                     Московские врачи

Колонна заключенных двигалась в порт для отправки в Магадан. С обеих сторон ее сопровождали конвоиры с собаками. Голова колонны дошла до пирса, а хвост еще семенил у второго маяка, который сейчас стоит посередине проезжей части главной улицы райцентра - Приморского бульвара, рядом с книжным магазином и отделением Сбербанка.

Во главе растянувшейся на полтора километра колонны шествовал по пояс раздетый мужчина. На животе у него висел замок: было видно, что металлические дужки проходят через кожу. Замок был закрыт, кровь падала на пыльную дорогу, на дощатый пирс.

Членовредительство процветало: под кожу, а то и в глаза вводили слюну, чернила, толченое стекло. Были случаи, когда мужчины прибивали себе мошонку к чурбаку. Только бы оставили в Ванино, не посадили на «Феликс Дзержинский», «Красногвардеец», другие пароходы, которые направлялись в Магадан!

В санитарном отделе работали московские врачи, приговоренные к длительным срокам в процессе 1938 года, когда обвинялись светила отечественной медицины, лечившие классика пролетарской литературы Максима Горького и его сына. Заключенные с ножевыми и огнестрельными ранениями направлялись в хирургическое отделение. Были также терапевтическое, туберкулезное, венерологические. Позже открылось родильное. Матерями появившихся на свет детишек были осужденные, отцами - как правило, охранники.

                                     Кругом тайга

В Ванино прибыл генерал Сергей Гоглидзе. Соратник Лаврентия Берии, возглавлявшего всемогущий наркомат внутренних дел, Гоглидзе с 1941 года был начальником управления НКВД по Хабаровскому краю. Исследователи отмечают его неординарные способности как организатора разведывательной деятельности, которая способствовала успеху Красной Армии в августе 1945 года, когда начались боевые действия против империалистической Японии. Правда, в Ванино генерал-полковник занимался привычной для его ведомства рутиной - проверял надежность охраны лагерей.

Охрана хромала: прошедшие войну солдаты и офицеры в нее не стремились. В Ванино стало привычным набирать в охрану осужденных, которые отбывали небольшие сроки.

Гоглидзе побывал в 501-й лагерной колонне, которая работала на прокладке железнодорожной ветки к Советской Гавани от станции Сортировочная, что в шести километрах от Ванино. Генерал охотно общался с охранниками. Встречу с ним запомнил начальник колонны Никита Перелыгин. «Так у тебя побегов нет?!» - вопрошал Гоглидзе то ли с угрозой, то ли с удивлением. «А куда бежать? Кругом тайга», - отвечал Перелыгин.

Побегами был отмечен 1950 год. Восемь заключенных бежали, прихватив «папашу» - пистолет-пулемет Шпагина. Беглецов настигли в перелеске у станции Токи. Они отстреливались, но неудачно: с первой очередью были выпущены все патроны из обоймы. С оставшимися без оружия не церемонились, расстреливая на месте.

Бунт на южном берегу бухты Ванина гасили водой из шлангов пожарной машины и выстрелами в воздух. Но были и прицельные выстрелы. Убитых вывозили на грузовиках…

                                        Рая и Надя

В женской зоне друг от друга отделялись простынями. Таким сильным было желание иметь пускай не комнату, а пространство, где можно остаться наедине. Охрана срывали матерчатые перегородки, но они появлялись снова.

Разделение на воров и «сук» существовало и в женской зоне. «Суки» работали нарядчиками и бригадирами, им позволялось накрывать тумбочки вышитыми салфетками. Воры, вернее, воровки не уступали «сукам» в пристрастии к уюту: у них были свои уголки с занавесками и украшениями.

В 14-й зоне, где находилось больше тысячи женщин, всем распоряжались Рая и Надя, которые ходили в сопровождении десятка особ, вооруженных финками. Они отбирали вещи у прибывших по этапу. Однажды новеньких раздели до того, что им было не в чем выйти из барака.

Охрана знала о притеснениях в женской зоне. Были там и убийства. Но выманить верховодниц и преданных им «шестерок» не получалось. Тогда из зоны вывели всех женщин. Но шайка-лейка не намеревалась сдаваться. В охранников полетели кирпичи и камни, однако силы были неравны. Бунтовщиц схватили и вынесли из барака. Первым пароходом их отправили в Магадан.

Инструкцией «О режиме содержания заключенных», которая поступила из Москвы», вводился запрет на использование осужденных в качестве безработных. До этого ведь как было: приходил в женскую зону начальник и уводил понравившуюся молодку, расписавшись в бумагах. Даже местный прокурор в звании майора юстиции перед соблазном не устоял. Домработницы покупали продукты и готовили, убирали в квартире, стирали… Однако инструкцию, которую завизировал министр внутренних дел Сергей Круглов, нельзя было игнорировать, и три с лишним десятка ванинских домработниц вернулись в зону. Сами они были этому рады: другая работа позволяла рассчитывать на зачет и сокращение срока.

                               …Как я жалею, что уехал

Правда, свобода для кое-кого из ванинских заключенных оборачивалась новыми испытаниями. Хирург Петр Медведев, работавший в санитарном отделе, который включал в себя больницу на 250 коек, после отбытия срока был направлен в Магадан. Рентгенотехник Павел Шиндзяпин, получив справку об освобождении, отправился на Алтай, но не смог устроиться на работу. «Как я жалею, что уехал, - признавался он в письме. - Меня с моей справкой никуда не берут…»

Хирург Август Асрианцис, латыш по национальности, шестикурсник мединститута, мобилизованный гитлеровцами после взятия Риги и получивший десять лет с возвращением Красной Армии, был рад досрочному освобождению, но искушать судьбу не стал и на родину не поехал. Из Ванино перебрался в Биру - поселок в Еврейской автономной области, где прожил всю жизнь и был похоронен, где его помнят как отзывчивого доктора и поборника закаливания.

Какие люди прошли ванинские зоны? Подводник Александр Маринеско, певица Лидия Русланова, поэтесса Ольга Бельггольц, трубач Эдди Рознер. В спецвагоне была доставлена дочь маршала Григория Кулика, обвиненного в заговоре и расстрелянного в 1950 году.

А в чем заключалась вина Анны Громадской? В том, что она вышла замуж за Владимира Енукидзе - сына Авеля Енукидзе, крестного отца Надежды Аллилуевой, ставшей женой Сталина и покончившей с собой?.. Громадская была освобождена, разыскала детей, с которыми ее разлучили. Однако повзрослевшие дочь и сын не приняли ее как родного и близкого человека.

И тогда Анна Михайловна возвратилась в Ванино, где валила лес, добиваясь трехкратного выполнения плана, чтобы сократить срок и скорее увидеть Дину и Сашу. Она вернулась в Ванино, чтобы начать жизнь с чистого листа…

                                                                      Михаил Карпач

На снимках: так выглядела одна из ванинских зон; в образцовом женском бараке

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика