USD
1
Доллар США
66,377 -0,376
EUR
1
Евро
75,225 -1,007
CNY
10
Китайских юаней
96,133 -0,855
JPY
100
Японских иен
59,646 -0,446
Дата: 16.08.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Экономика

Локомотивы: ремонт и сервис

 

0907-18-5 1













В Хабаровске обеспечивают ремонт и сервис грузовых локомотивов на полигоне длиной в четверть Транссиба.


Редко кому из обычных  граждан довелось побывать (а тем более проехать) в кабине  современного грузового локомотива «Ермак» (индекс 2(3)ЭС5К): в пути локомотивную бригаду ничто не должно отвлекать от работы. Ведь обеспечение безопасности – закон на железной дороге. А посмотреть в кабине отечественного локомотива, произведенного в Новочеркасске, есть на что.

 

Удобные эргономичные кресла машиниста и его помощника, прекрасный обзор через лобовое и  боковые  стекла,  на пульте управления- сплошь цифровые экраны и индикаторы, кнопки и табло: они  предоставляют полную картину работы десятков систем и агрегатов. Трехцветный  кабинный семафор дублирует сигналы семафоров на пути, и лишь старомодный красный рычаг крана пневматической системы  экстренного торможения под правой рукой машиниста - напоминание о традиционной бдительности. Примерно такие же (по виду) тормозные краны стоят на  локомотивах прежнего  века выпуска. Из динамика  поездной рации доносятся переговоры диспетчеров и других локомотивных бригад, работает кондиционер….

 

 

0907-18-2 2











Маршруты «сухопутных кораблей».

Ежесуточно по  станции Архара - стыковой  между Дальневосточной и Забайкальской железными дорогами - проходит свыше 100 пар  поездов, то есть сто многосекционных локомотивов в одну сторону и столько же - в другую. По бескрайним просторам  Дальнего Востока двух- и трехсекционные электровозы со скоростью около 100 километров в час  везут  длинносоставные поезда. 

Любопытны маршруты этих гигантов весом почти 200 тонн и мощностью в десятки тысяч лошадиных сил,  жизненный цикл которых составляет свыше 30 лет - как у океанского  судна.

 Есть маршрут  от станции  Карымская (это недалеко от Читы) -  до станции Смоляниново (протяженностью 3008км.) Оттуда под четные грузовые поезда назначением на станции узла порта Находка «подвязываются» электровозы после проведения  технического обслуживания. Станцию Хабаровск электровозы с транзитными поездами проходят без отцепки. На станции Смоляниново локомотивы отцепляются от четных поездов, после чего «подвязываются» под нечетные поезда. На станции Хабаровск электровозы после отцепки без захода в депо подвязываются под нечетные поезда назначением на Забайкальскую дорогу.

Есть также линия Хабаровск II – Иркутск – Сортировочная (протяженностью 3354 км), Сковородино - Владивосток (протяженность1985 км), и другие. Если Транссиб от «нулевого километра» на Ярославском вокзале   до  станции Владивосток насчитывает   9288,2 километров, то одно депо в Хабаровске обслуживает  четверть длины этой крупнейшей в мире магистрали.

 

0907-18-5 2











Родная гавань для «Ермака»

 

Но вот локомотивы привезли  свой груз.  А затем эту  сложную технику нужно обслуживать и ремонтировать.  Этим  занимается локомотивное депо станции Хабаровск-2 -  так это градообразующее предприятие  издавна  именуют местные жители. Издавна, еще  «с рождения» в 1936 году, в депо было два ведущих  подразделения - эксплуатационное и ремонтное. Цех эксплуатации - это машинисты и их помощники, которые водили и водят составы. А ремонтный цех - соответственно, ремонт подвижного состава. Так было в МПС.

 Но вот уже 6 лет, как  бывший ремонтный цех выделился в отдельную структуру - сервисное локомотивное депо Дальневосточное ООО «ЛокоТех-сервис».

С инструктором производственного обучения Дмитрием Сапожниковым мы обходим  все  ремонтные корпуса, в которых производятся  все виды ремонта и технического обслуживания локомотивов. Вот «Ермак»  прямо с рейса заходит в цех,  насыщенный множеством самого разнообразного оборудования, и постепенно продвигается по всей линии ремонта. Мощный домкрат поднимает корпус локомотива,  извлекаются колесные  тележки, двигатели, другое оборудование. При необходимости обточить  колесные пары можно и  без выкатки-, прямо на   локомотиве - для этого есть специальный станок. Есть  смотровые канавы, мощные домкраты, мостовые краны. Для проверки всех  систем и оборудования локомотива -  множество стендов, тестирующих устройств. 

«В целом здесь проводятся все виды технического ремонта и технического обслуживания, предусмотренные регламентирующими документами,- говорит Дмитрий Алексеевич,-  после определенного пробега  локомотив проходит тестирование,   выработавшие ресурс   агрегаты  или ремонтируются или заменяются на новые".

Чем дальше проходим по корпусам предприятия, тем  больше видна «начинка» локомотива:  статоры двигателей, тормозные системы…

 А вот участок для проведения виброакустической  диагностики узлов с подшипниками качения. Персонал  этого участка аттестован на базе учебного центра в   Санкт-Петербурге, говорит Дмитрий Сапожников,- Есть участки по ремонту компрессоров,   ремонту токоприемников, гидравлических гасителей, электрических машин и их испытание, пропиточно-сушильное отделение, участок по ремонту приборов безопасности, позиции по ремонту навесного оборудования, экипажной части и рам тележек. Локомотивы  централизовано заправляются смазкой и сухим песком для системы торможения.

 Одновременно  здесь ведутся  строительно-монтажные работы по реконструкции цеха  Они проводятся  параллельно с выполнением технологического процесса. При этом высокая техническая культура   ремонтников  локомотивного депо проявляется  даже в таких мелочах, как  автоматическая выдача нарядов-заданий на проведение работ. Рабочий утром, приходя на работу, набирает  на электронном терминале свою фамилию - и уже  распечатывается заранее подготовленный наряд- задание.

- Средний разряд работ в депо составляет 4,83, а разряд рабочих - 4,70.Это высокий показатель,-  говорит Дмитрий Сапожников,-   ведется и  работа по техническому обучению, в первую очередь молодежи. В сервисном депо Дальневосточное 182 работника моложе 30 лет, а всего  численность персонала свыше 1000 человек».

0907-18-3

 










Главное – модернизация

 

- «ЛокоТех-сервис»- это коммерческая структура, мы не входим в состав ОАО «РЖД»,- говорит начальник депо Дальневосточное Андрей Клинков,- все цеха,  постройки, оборудование мы арендовали у РЖД сроком на 40 лет. И первые годы нашей работы показывают, что новый принцип организации работы  позволил улучшить содержание подвижного состава, снизить число отказов техники, повысить безопасность движения, производительность труда,  сэкономить на эксплуатационных расходах. 

В депо я работаю с 1995 года, когда пришел сюда после окончания  Университета путей сообщения, и был назначен в цех   ремонта, дослужился до заместителя начальника депо по ремонту. По своему опыту я знаю, что начальник локомотивного депо в прежней системе организации на 99 процентов своего рабочего времени занимался эксплуатацией локомотивов, а проблемы ремонта - по «остаточному принципу». Сейчас все изменилось к лучшему. Железнодорожники нам, ремонтникам, платят  за фактический пробег локомотивов и отсутствие отказов техники. Дольше и больше проработал локомотив, больше перевез грузов, обеспечил безопасность движения -  больше наша оплата. В этом суть нынешней организации ремонта локомотивов. Есть еще один немаловажный нюанс -  ремонтники «ЛокоТех-Сервис» и  эксплуатационники ОАО «РЖД» работают в единой связке, и все льготы по зарплате, бесплатному проезду в отпуск,  обеспечением санаторно-курортным лечением – у них одинаковые. В депо работает профсоюз железнодорожников «Роспрофжель» с освобожденным председателем, и  все льготы предусмотрены Коллективным договором  «ЛокоТех-Сервис».

На сегодняшний день в приписном парке эксплуатационного локомотивного депо Хабаровск-II Дальневосточной дирекции тяги эксплуатируется 27 локомотивов серии 2ЭС5К (двухсекционных «Ермак»), 168 локомотивов серии 3ЭС5К (трехсекционных «Ермак). Также тяговые плечи обслуживаются электровозами серий 1,5ВЛ80С, ВЛ80С, 2*2ЭС5к, ЗЭС5к и 2ЭС5к приписки Забайкальской и Дальневосточной дирекций тяги»- их мы тоже ремонтируем.

По словам Андрея Сергеевича, сервисное локомотивное депо Дальневосточное выполняет ремонт грузовых электровозов Э5К, 2ЭС5К, 3ЭС5К в объеме ТР-1, ТР-2, ТР-3 и обслуживание грузовых и пассажирских электровозов переменного тока в объёме ТО-2, а также обслуживание тепловозов серий ТЭ10В/И, ТЭМ2В/И, ТЭМ18ДМ в объёме ТО-2. В состав депо входит сервисное отделение Вяземская и сервисный участок Облучье, выполняющие обслуживание и ремонт грузовых тепловозов серий ТЭ10В/И, ТЭМ2В/И, ТЭМ18ДМ в объёме ТР-1, ТО-3, ТО-2.

На сервисном обслуживании филиала «Дальневосточный» находится 16 серий (4640 секций) локомотивов, из них локомотивов Дальневосточной железной дороги - 2416 секций (электровозы - 895 секций, тепловозы - 1521 секция).

«Но поскольку в целом по России грузопоток  на железнодорожном транспорте растет,  мы подготовили и реализуем программу модернизации,  отметил Андрей Сергеевич.  Ожидается и поступление новых локомотивов -   трехсекционных 3ЭС5К (Ермак).

Программа закупки оборудования для оснащения производственных мощностей сервисного локомотивного депо Дальневосточное, сформирована на 99 единиц, техника уже поступает, для ее установки развернуты строительные работы. Необходимо переработать и 441 комплект технологических процессов в формате ЕСТД ГОСТ.        Ведется пересмотр технологической документации и разработка более детальных техпроцессов».

По словам Андрея Клинкова, в депо развита система поощрения рационализации и изобретательства.  Десятки работников   ежегодно подают  заявки  на внедрение  рацпредложений -  по  улучшению материалоемкости работ,  повышения эксплуатационных параметров оборудования и так далее. После внедрения авторам выплачивается  положенное вознаграждение. А потом эти идеи становятся доступны работникам всей сети.  Кстати, в Группу «ЛокоТех» входит 10 заводов и около 90 депо.    

…Из ворот главного корпуса ремонтного депо по рельсам выкатывается очередная   сцепка двухсекционного свежеотремонтированного  «Ермака». Его уже поджидает локомотивная бригада эксплуатационного депо Хабаровск-2- машинист и его помощник. Они принимают работу - проверяют тормоза, систему управления, двигатель, работу всех агрегатов. На все уходят считанные минуты, все в норме. Длинный предупредительный гудок – и ярко окрашенный в фирменные цвета РЖД локомотив медленно уходит на  станцию, где его уже поджидает  сформированный грузовой состав…

Геннадий Ведерников.

Фото автора и ЛокоТех-Сервис.

 

 

 

 

 

Газовозы идут на восток

 

0607-18-4

ПAO «НОВАТЭК» (далее – «НОВАТЭК» и/или «Компания») сообщило, что два СПГ-танкера ледового класса Arc7 «Владимир Русанов» и «Эдуард Толль» успешно завершают проход по Северному морскому пути в восточном направлении. Танкер «Владимир Русанов» полностью прошел Северный морской путь и подошел к Берингову проливу, «Эдуард Толль» вышел в Чукотское море и следует по открытой воде. Танкеры вышли из порта Сабетта с партиями СПГ, произведенного на проекте «Ямал СПГ», и следуют к китайскому порту Цзянсу Жудун. Ледовая часть Северного морского пути была преодолена судами самостоятельно без ледокольной проводки всего за 9 дней, что говорит о выдающихся ледоходных характеристиках судов.

Председатель Правления «НОВАТЭКа» Леонид Михельсон отметил: «Мы рады, что в этом году летний навигационный период Северного морского пути открыли газовозы с грузами нашего проекта. Эти рейсы являются первыми в истории поставками российского СПГ по Северному морскому пути без ледокольной проводки. Более того, они открывают начало регулярных поставок СПГ по Северному морскому пути, которые стали возможны благодаря уникальным характеристикам СПГ-танкеров ледового класса Arc7, разработанных по заказу «НОВАТЭКа» специально для арктических проектов».

ПАО «НОВАТЭК» – один из крупнейших независимых производителей природного газа в России. Созданная в 1994 году, Компания занимается разведкой, добычей, переработкой и реализацией газа и жидких углеводородов. Месторождения и лицензионные участки компании расположены преимущественно в Ямало-Ненецком автономном округе, крупнейшем в мире регионе по добыче природного газа, на долю которого приходится около 80% добычи газа в России и приблизительно 15% мирового объема добычи газа. «НОВАТЭК» является публичным акционерным обществом, учрежденным в соответствии с законодательством Российской Федерации. Акции «НОВАТЭКа» котируются в России на Московской бирже.

 

Как отремонтировать локомотив

 

0607-18-3

Сегодня в Уссурийске (Дальневосточная железная дорога) состоялось торжественное открытие пункта технического обслуживания локомотивов. В рамках реконструкции устаревших производственных мощностей предприятия был построен новый корпус с полным техническим перевооружением, современным электронным оборудованием, автоматизацией производственных процессов и новыми бытовыми помещениями с улучшенными условиями работы.

Открыли новый объект начальник Дальневосточной железной дороги Николай Маклыгин, первый вице-губернатор Приморья Александр Костенко, представители строительных и подрядных организаций.

Николай Маклыгин отметил, что старое предприятие, созданное почти 40 лет назад, больше не отвечало современным требованиям, которые предъявляются для обслуживания тягового подвижного состава.

– Грузоперевозки в направлении дальневосточных портов и пограничных железнодорожных переходов постоянно возрастают, что требует дополнительного технического обслуживания и экипировки как магистральных, так и маневровых локомотивов, – подчеркнул начальник ДВЖД на торжественной церемонии открытия.

Он добавил, что Уссурийск является важнейшим транспортным стратегическим узлом, через который проходит Транссиб, а также пути на Гродеково, Хасан и порты южного Приморья. Новая  база по техническому обслуживанию локомотивов поднимет на более высокий уровень эксплуатационную работу, позволит улучшить техническое состояние локомотивов, повысить их надежность и, в конечном счете, увеличить объем перевозок.

Николай Маклыгин поблагодарил коллектив «Управляющей компании «Бамстроймеханизация» за успешно проведенные строительные работы и вручил благодарственные письма и ценные подарки строителям.

После реконструкции пункт технического обслуживания локомотивов значительно расширил свой производственный цикл и увеличил объемы работы. Основной его специализацией является техническое обслуживание по циклу ТО-2 до 15 тысяч 600 секций в год тепловозам разных серий, а также ТО-2 электровозов серии 3ЭС5К до 1 тысячи 800 секций в год с одновременной экипировкой.

На реконструкцию ПТОЛ на ст. Уссурийск компанией ОАО «РЖД» было направлено свыше 812 миллионов рублей.

У моногородов дел множество

 

0607-18-1

Как глубинка вытаскивает себя из трясины неблагополучия

О развитии Чегдомына и Эльбана шла речь на заседании проектного комитета «Комплексное развитие моногородов Хабаровского края», который возглавляет заместитель председателя правительства края - министр экономического развития Виктор Калашников.

- Главное для нас не освоение выделенных средств, а реальное улучшение качества жизни, - сказал он, открывая заседание.

В федеральную программу развития моногородов, не первый год реализуемую на условиях софинансирования, эти два поселения были включены неслучайно. Кроме угольного предприятия в Чегдомыне и порохового завода в Эльбане,  гайдаровское лихолетье  не оставило в них ничего. Хотя  в Чегдомыне был свой пищепром, представленный несколькими производствами, а в Эльбане располагался совхоз,  имевший самое крупное в крае молочное стадо.

Задачи, вытекающие из федеральной программы, тоже понятны. Это создание предприятий с опорой на бизнес, что предполагает увеличение числа рабочих мест. Это ликвидации разрухи, в которой оказались оба поселения с приснопамятных 90-х годов, когда производства освобождались от соцкульбыта, а местные администрации в силу нищеты бюджетов не могли свести концы с концами, приняв котельные и сети, жилфонд и дороги. 

                     Асфальт для улицы Центральной

Только в этом году Чегдомын и Эльбан, в каждом из которых по одиннадцать тысяч человек населения, получат в общей сложности шестисот с лишним миллионов рублей. Глава Чегдомына Сергей Касимов рассказал,  как идет укладка асфальта на улице Центральной. Правда, к качеству работ есть претензии,  на что обратил внимание Виктор Калашников. Глава возразил заместителю председателя правительства, а значит, контролерам, сославшись на то, что подрядчик - местный,  и укладка асфальта - не его профиль.  Можно не сомневаться, что работы будут выполнены, но  как воспримут перемены на главной улице сами  чегдомынцы,  -  с радостью за безукоризненность или огорчением из-за халтуры?

Глава Эльбана Игорь Гудин говорил о планах преображения улицы Железнодорожной,  которая проходит через  поселок. Намечена установка опор освещения.  Поскольку на этой улице нередко происходят дорожно-транспортные происшествия, прозвучало пожелание  снабдить ее видеокамерами.

Так сложилось, что улица Железнодорожная является часть трассы, идущей из Комсомольска-на-Амуре не только в Эльбан, но и дальше. В частности, к арсеналу, где идет стройка. Поэтому возникает опасение, что новенький асфальт на улице Железнодорожной разобьют грузовики военных строителей.

В обоих поселках благоустраиваются дворы. В Чегдомыне планируется реконструкция площади им. В.К. Блюхера. В Эльбане - реконструкция стадиона. Правда, ввод в эксплуатацию плавательного бассейна в Чегдомыне в очередной раз переносится.

Причина - недоработки проектно-сметной документации. А именно не была спроектирована … чаша бассейна. Что же тогда рисовали на бумаге горе-спецы?

                          Котельную сменила бойлерная

Отдельная тема - модернизация коммунальной инфраструктуры. Пример подает Чегдомын, где свернула работу котельная, засорявшая атмосферу, что вызывало протесты граждан, и отопление взяла на себя бойлерная, построенная с привлечением средств из Фонда реформирования ЖКХ и частных инвестиций. На очереди обновления водоснабжения и водоотведения. В Эльбане начата реконструкция водозабора и очистных сооружений. Кроме того, построено сорок пять километров газораспределительных сетей, что позволило подвести голубое топливо к частному сектору, который насчитывает полтысячи домов.

Но не все задачи, зафиксированные  программой развития моногородов,  исполняются. Зависло обновление трассы Чегдомын - Новый Ургал.  Местные подрядчики вроде загружены, а сторонние не желают браться за исполнение контрактов общей стоимостью свыше двухсот миллионов рублей, считая их копеечными. Неладно что-то в дорожном «королевстве», где есть работа, но нет охочих за нее браться.  Другой острый вопрос - выделение лимитов капитальных вложений, на что обратил внимание глава Верхнебуреинского района Петр Титков. Он признался, как был оштрафован за то, что распорядился строить без лимитов, но именно к этому призывала мэтра муниципального управления представительница профильного министерства.

                                 Требуется Новиков №2

Чегдомын задает тон и в создании производств. Предприятие «Детуха» намерено увеличить лесозаготовки со ста пятидесяти тысяч кубометров в год почти в два раза. Благо, сырьевая база позволяет.   Работает асфальтный завод,  производит продукцию цех железобетонных изделий. Правда, с созданием свинофермы не заладилось. Как выяснилось, против предприятия «Колос», которое представляло Хабаровский край на Восточном экономическом форуме, возбуждено исполнительное производство, по этой причине банки не желают иметь с ним дело. На вопрос,  каким образом «Колос» оказался во Владивостоке, прозвучал уклончивый ответ, что заключение соглашения на форуме не гарантирует его исполнения.  Разве это не косвенное подтверждение тому, что ВЭФ дает зеленый свет очковтирательству?

Что касается Эльбана, откуда молоко тысячами литров везли на переработку на молзавод Комсомольска-на-Амуре, то и там с созданием более-менее крупного животноводческого предприятия не клеится. Есть личные подсобные хозяйства, и они получают субсидии. Есть крестьянско-фермерское хозяйство Владимира Скубы, который при поддержке профильного министерства намерен обзавестись фермой на полторы сотни голов.

- Потенциал Эльбана кратно больше! - заметил замминистра сельхозпроизводства и развития сельских территорий края Андрей Романченко. - Эльбан способен снабжать продукцией животноводства не только край, но и соседние территории. Самое печальное в том, что туда могут зайти растениеводы и взяться за выращивание, к примеру, сои. Тогда о животноводстве придется забыть!

Откровение руководителя агропромышленного направления проектного комитета «Комплексное развитие моногородов Хабаровского края», похоже, зацепило Виктора Калашникова.

- Есть люди, способные поставить дело в Эльбане. Но они ничего не знают ни о его земельном потенциале, ни о инфраструктурном, когда под боком энергоснабжение и дороги, - резюмировал зампред правительства края и министр.

Он предложил провести презентацию Эльбана для инвесторов-аграрников. Причем, в самом поселении. Что ж, остается надеяться, что появится Борис Новиков №2. Первый номер, без сомнения, принадлежит легендарному директору Эльбанского совхоза, которого добрым словом вспоминают бывшие доярки, телятницы, механизаторы. Как соскучились они по любимой работе, по достойной зарплате!

                                                                      Михаил Карпач 

Дальний Восток и Крайний Север…

 

05122012-3

Задачи по развитию российской Арктики требуют разработки системы управления, созданием единого координационного органа займется вице-премьер, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Об этом, а также о том, делегации из каких стран приедут на Восточный экономический форум в сентябре, какую пользу Дальнему Востоку принесут выборы глав регионов и какие перспективы откроет строительство моста на Сахалин, Трутнев рассказал в интервью РИА «Новости». Беседовала Марина Луковцева.

 

— Юрий Петрович, животрепещущий вопрос. Вы говорили, что решение о строительстве моста на Сахалин должен принять президент. А сами, со своей стороны, как-то будете продвигать этот проект, потому что его люди ждут?

 

— Это хорошо, что вы говорите, что его ждут люди. Но, я скажу честно совершенно, свою позицию сформулировал. Письменно, на главу государства.

Позиция простая. Я и мои коллеги, которые вместе со мной работают для развития Дальнего Востока, считают, что строительство моста создаст дополнительное стратегическое преимущество для страны и новые возможности развития — отнюдь, не только связь между Сахалином и материком, а гораздо более широкие перспективы.

Но вот, отвечая прямо на ваш вопрос, буду ли я дальше продвигать этот проект, скажу: нет. Потому что от того, сколько раз я еще озвучу свою позицию, решение президента точно не зависит. А вот какое решение дальше примет президент страны, учитывая, что это дорогой объект по капитальным вложениям, стратегический объект, такое и будем выполнять.

 

— В сентябре пройдет важное не только для Дальнего Востока, но и всей России мероприятие — четвертый Восточный экономический форум. Как идет подготовка? Какие страны уже подтвердили свое участие?

 

— Активность у нас традиционно выше прошлого года, у нас она каждый год высокая, но каждый последующий — еще выше. Это значит, что форум востребован, а второе — это повышает нашу ответственность, потому что для нас абсолютно принципиально проводить форум так, чтобы для людей это было полезно, эффективно, интересно. Мы никогда не повторяемся с повестками, в то же самое время всегда сохраняем определенную преемственность форума.

Если конкретно по цифрам, то приглашения на ВЭФ-2018 направлены более чем пяти тысячам участникам. Среди приглашенных 1575 представителей российского бизнеса, 2871 представителей иностранного бизнеса. По состоянию на конец июня подтвердили участие 668 человек. Это представители 19 стран: из Азиатско-Тихоокеанского региона — Китай, Индия, Япония; европейские страны, в том числе Великобритания, Швейцария; а также Канада и Соединенные Штаты Америки и ряд других. Для сравнения, в этот же период в 2017 году подтвердили готовность 409 участников.

Активно идет процесс приглашения и лидеров зарубежных государств. В начале июня в рамках государственного визита Владимира Путина в КНР российский президент пригласил председателя КНР Си Цзиньпина. Во время недавнего визита в Москву президента Республики Корея Мун Чжэ Ина Владимир Путин пригласил его стать почетным гостем форума. Ранее приглашения принять участие были переданы руководителю КНДР Ким Чен Ыну, премьер-министру Японии Синдзо Абэ.

 

— То есть год от года масштаб форума возрастает. Скоро ВЭФ станет главным форумом в России?

 

— Немножко всегда смешно, когда я думаю об этом. Помню, как в первый раз пришел с коллегами на тему устроения форума разговаривать. Реакция у них была прохладная: совсем отказывать не стали, но предложили для начала потренироваться лет пять, а потом обсуждать более масштабный формат форума. А у нас "тренировочный" процесс пошел несколько интенсивней, чем они думали.

 

— На Дальнем Востоке применяется такой формат общения с иностранными инвесторами, как дни инвестора. Планируется ли расширять географию, как долго еще планируется проводить дни инвестора?

 

— Ограничиваться этим годом точно не будем. Здесь важна оценка самих инвесторов, важна оценка представителей тех стран, инвесторы из которых работают на Дальнем Востоке. Я много раз слышал именно от деловых кругов, от представителей стран хорошие отзывы. Это значит, что им это нужно. На будущее этих оснований более чем достаточно, чтобы продолжать проводить дни инвестора.

Географию пока расширять не вижу особых оснований. Есть предложения провести с европейцами — посмотрим. Было бы здорово, чтобы Индия, с которой на Дальнем Востоке у нас всего несколько проектов, вошла в число основных инвесторов. Как только наберем достаточное количество заинтересованных в инвестировании компаний, то обязательно проведем день инвестора с ними. А так у нас традиционно Китай, Корея, Япония.

Идет нормальная индивидуальная работа с инвесторами. Мы каждый проект смотрим, как идет, что мешает, кто мешает. В общем, мы стараемся по любому обращению инвестора вмешиваться в процесс. По-другому им менее удобно напрямую обратиться ко мне, к министру по развитию Дальнего Востока, а здесь мы все вместе работаем и обязательно будем работать дальше.

Я хочу, чтобы каждый инвестор, который принял решение вложить свои деньги на Дальнем Востоке, был успешен, потому что дальше информация об успехе разойдется быстрее, чем наши выступления и призывы. Когда люди успешно реализовали проект, им помогли с преодолением каких-то препятствий, предприятие работает — это и есть лучшая реклама инвестициям на Дальний Восток России.

 

— На достройке принципов социального развития до норм, обозначенных майским указом, сейчас сконцентрированы все госструктуры. На Дальнем Востоке в то же время делалось много для повышения темпов развития. Как будет строиться работа по выполнению майского указа?

 

— Прежде всего мы очень надеемся на то, что все министерства выполнят задачу, поставленную президентом в майском указе 2018 года. Задача — улучшить показатели по самым важным для жизни людей вопросам до довольно высоких значений. И эта задача для Дальнего Востока еще более сложная, потому что у нас основные показатели качества жизни ниже среднероссийских: у нас продолжительность жизни на два с половиной года ниже, у нас хуже со здравоохранением, с образованием — со сменностью в школе, с долей аварийного жилого фонда. Поэтому стоит задача не просто в темпах развития страны сдвинуться и выполнить, а задача двигаться быстрее, чтобы догнать.

Мы, естественно, сложа руки не сидим. В текущем году, в соответствии с решениями президента, мы начали работу по созданию условий для жизни людей в точках экономического роста. Получается, что есть две задачи, очень близкие, но в то же время различающиеся. Одна — в целом поднять уровень жизни по всей территории Дальнего Востока. И мы здесь, конечно, одни не справимся, потому что вопросы здравоохранения здесь должен решать Минздрав, образования — министерство просвещения, так как мы не соберем компетенции этих министерств, это будет неправильно и, собственно, такой задачи не стоит.

А вот там, где возникают новые города, создаются новые проекты, именно нам надо думать, как создать людям, которые там будут работать, комфортные условия для жизни, отдыха и работы. Поэтому с этого года мы начали программу, в рамках которой будет построено и модернизировано 195 объектов, среди которых школы, больницы, детские сады. Многие долгострои наконец-то будут завершены и введены в эксплуатацию. Эта работа будет выполнена в течение трех лет под контролем министерства по развитию Дальнего Востока России.

 

— Ведутся ли обсуждения с Минвостокразвития, с регионами реализации положений майского указа?

 

— Мы будем уделять этому очень много внимания, потому что это на самом деле грандиозная тема и для страны, и для Дальнего Востока. Буквально только что обсудили ее на заседании Совета при полпреде с участием всех руководителей дальневосточных субъектов. Следующий этап — это комиссия по развитию Дальнего Востока под руководством председателя правительства России Дмитрия Медведева. И в рамках Восточного экономического форума вопрос выполнения майского указа на Дальнем Востоке будет вынесен на заседание президиума Государственного совета под руководством президента.

 

— Арктика. С недавнего времени вы это направление тоже курируете. Какой-то общий план работы намечен?

 

— Эту работу надо собирать в систему. Она сегодня разорвана на кучу маленьких направлений. Вроде бы все чем-то занимаются. Кто-то немножко занимается природой и экологией. Росатом занимается вопросами, связанными с обеспечением строительства ледоколов, ледокольной проводкой судов. Занимается Минтранс какими-то вопросами, связанными с регулированием морской деятельности. Есть семь международных органов, в которых Россия участвует. Отдельно вынесены вопросы работы с коренными малочисленными народами Севера.

Много таких фрагментарных вещей, которые не собраны в общую матрицу развития Арктики. Не выстроена система приоритетов, не обеспечена координация этой работы. В целом вопросами Арктики занимается огромная комиссия, только президиум которой включает 53 человека. Это страшная история! Придется, наверное, отдельно создать президиум президиума. А лучше все-таки комиссию в какой-то более компактный вид преобразовать.

Поэтому на самом деле это огромная работа. Скажу честно, я сначала к этому относился более спокойно. Когда начал погружаться… В арктической зоне у нас живут миллионы человек, там миллионы квадратных километров площади. То есть это огромная территория с довольно большим населением, проживающим в трудных условиях, имеющим другие принципы пенсионного обеспечения, например. То есть это серьезный вызов.

Надо просто от начала до конца собирать систему для Арктики. Такую работу по Дальнему Востоку провели, еще раз говорю, что ее можно критиковать наверняка, ее надо совершенствовать каждый день. Но развитие Дальнего Востока — это сегодня система. Если что-то в ней не срабатывает, я понимаю, на что мне воздействовать, чтобы система исправилась и двигалась в необходимом направлении.

В Арктике такой структуры управления не наблюдается, и на ее создание уйдет какое-то время. Мы будем создавать какой-то координационный орган, потому что без координации работа не может быть организована. Пока это все именно в таком не собранном состоянии.

Хотя, чтобы не быть неправильно понятым, хочу подчеркнуть. То, что я сказал, не значит, что работа в Арктике не ведется. Там есть замечательные специалисты, которые проводят глубокие научные исследования. Но влияние государства на эти процессы необходимо приводить в правильное организационное состояние.

 

— Вы говорите, что система управления процессами развития Дальнего Востока полноценно сформирована. А как оцениваете эффективность каждого из институтов развития макрорегиона?

 

— Что касается институтов развития, честно сознаюсь, у меня были сомнения, когда мы обсуждали вопросы их создания. Когда ко мне коллеги пришли и предложили учредить четыре института развития, я посоветовал объединить их в один. Они объяснили, что мировая модель включает именно четыре, при этом они честно сказали, что пока не могут предсказать, насколько эффективной будет эта модель для Дальнего Востока, потому что в России это еще не применялось. Тогда я согласился с коллегами и что могу сказать по прошествии времени: практически все работает.

В очень напряженном режиме работает Корпорация развития Дальнего Востока. Она строит более сотни объектов инфраструктуры, и от нее очень многое зависит, потому что, если что-то не вовремя построено, это сказывается на реализации инвестиционного проекта.

Мне кажется, что достаточно неплохо работает Агентство по привлечению инвестиций — новые инвесторы приходят, работа с ними ведется. И я вижу по отдаче, что его сотрудники владеют информацией по каждому проекту. В этой ситуации нельзя руководить примерно — нужно знать конкретно, в каком проекте и в чем нужна помощь, потому что проектов, где все получается с самого начала, не бывает.

По Фонду развития Дальнего Востока. Мне кажется, что это работающий институт. Во всяком случае, то состояние, в котором мы его приняли, беспомощное, когда у него лежали деньги на счете, а он не мог ничего с ними сделать, оно, конечно, ушло далеко в историю. Сегодня фонд активно инвестирует в целый ряд важных проектов: строительство моста между Китаем и Россией, хабаровского аэропорта, создание инфраструктуры для жилья в городе Большой Камень в Приморье и так далее. Но есть, куда совершенствоваться. Мне кажется, что работа по конкретным проектам ведется нормально, а вот работа по созданию системных институтов пока слабовата. У нас там много разных есть учрежденных платформ, меня всегда, когда такие соглашения заключаются, это немного напрягает, потому что намерения благие, но хочется видеть конкретные дела. Когда создается, к примеру, Фонд развития высоких технологий с Роснано, или Фонд поддержки проектов в сфере сельского хозяйства с Китаем, или еще что-то, я всегда спрашиваю у руководства фонда, что конкретно сделано, где проекты? Поэтому тут мы еще будем добиваться повышения эффективности.

По поводу Агентства по развитию человеческого капитала. Здесь я бы пока поставил оценку, как ни жестко это прозвучит, три с минусом, потому что определенная работа ведется, но показательным для меня было одно из последних совещаний еще в прежнем составе правительства. Я спросил, есть ли свод востребованных профессий к более чем 1,3 тысячи проектам. Получил положительный ответ. Далее попросил к этому своду предоставить список учебных учреждений Дальнего Востока, которые готовят по этим необходимым специальностям. То есть, например, специалистов судостроения требуется столько-то, а готовят их столько-то. В ответ мне сказали, что такой список тоже есть, но на требование предоставить его попросили два месяца.

 

Надо добиваться конкретных результатов. Они пока только нащупали одно направление — работают с руководителями конкретных проектов и действительно помогают им найти людей. Но это же не хэдхантинговое агентство, это должен быть системный институт, который будет решать вопросы адаптации образования к той направленности, в которой сейчас развивается Дальний Восток, то есть он более глубокие вопросы должен решать. Надо подтягивать его.

 

— И каков практический эффект от почти пяти лет работы этих институтов, что показала новая модель развития Дальнего Востока?

 

— Если говорить о том, как работает новая модель, то для меня наиболее показательным является следующее: доля прямых иностранных инвестиций, которые приходят на территорию Дальнего Востока возросла в семь раз. То есть мы начинали — было 4 процента, а сейчас 30 процентов прямых иностранных инвестиций, которые вкладываются в Россию, приходятся на Дальний Восток. Мне кажется, это очень хороший показатель. Он говорит о том, что инвестиционное пространство стало совсем другим. Об этом же говорят и цифры количества инвестиционных проектов — их сегодня 1375. Кроме того, я каждый день нахожусь в постоянном общении с инвесторами и теми людьми, которые планируют реализацию инвестиционных проектов. Я вижу, что уровень интенсивности переговоров очень высокий. И проекты уже совершенно другого масштаба сейчас реализуются. Например, проект строительства хаба по перегрузке сжиженного газа на Камчатке. Важность этого проекта еще и в том, что он помогает нам решить целый комплекс задач, начиная с увеличения объемов перевозки грузов по Северному морскому пути и заканчивая газоснабжением Камчатки, с которым в последние годы было не все в порядке.

Или, например, сейчас активно идет подготовка к работе по запуску проекта освоения месторождения Баимской рудной зоны на Чукотке. Это огромный проект на 4 миллиарда долларов инвестиций, который переводит Чукотку в другое состояние.

В городе Свободный Амурской области 1,3 триллиона рублей стоимость двух проектов Газпрома и "Сибура", поэтому уверенно можно сказать, что модель развития работает. В рамках этой модели уже 230 миллиардов рублей реально проинвестировано на территорию Дальнего Востока.

Для того чтобы это новое инвестиционное пространство сформировалось, мы подготовили 30 федеральных законов, под две сотни актов правительства, но каких-то оснований сказать, ура, победили, у нас, конечно, нет. Эта работа должна проводиться каждый день. Создана система, но мир вокруг меняется и каждый день нужно что-то регулировать.

На днях у меня проходило довольно оживленное совещание по механизмам предоставления субсидий для инвесторов. Приходится еще сталкиваться с тем, что у людей старая модель отношения бизнеса и государства в голове. Один из коллег предложил выделяемыми государством средствами субсидии войти в капитал компаний, поставив инфраструктуру на госбаланс. Пришлось объяснять, что на Дальнем Востоке просто не развита инфраструктура и на ее создание потребуется несколько триллионов рублей, которых сейчас нет, поэтому мы создаем инфраструктуру для конкретных проектов, которые не могут быть реализованы без ее строительства.

Эта инфраструктура сама по себе повышает инвестиционную привлекательность, потому что сегодня мы строим дорогу для освоения Крутогоровского месторождения на Камчатке, но завтра будут новые проекты и они подключатся к инфраструктуре, будут пользоваться этой дорогой. Кроме того, населенные пункты на Камчатке связываем этой дорогой. Когда индийская компания Tata Power входила, важным условием было строительство государством дороги. Это условие они не выдумали — во всех странах Азиатско-Тихоокеанского региона именно такая мера поддержки работает. И в нашем случае это не подарок инвестору, а выполнение государством обязательств по строительству инфраструктуры для Дальнего Востока.

 

— В мае прошлого года вы говорили о необходимости наведения порядка в лесопромышленной отрасли Дальнего Востока. Вы тогда дали распоряжения профильным министерствам на этот счет. За это время ситуация хотя бы сдвинулась с мертвой точки?

 

— Немного сдвинулась. У нас идет поэтапное повышение вывозных пошлин на круглый лес — это важно, это изменяет ситуацию. У нас появились некоторые новые проекты в лесной сфере, в том числе мы сейчас работаем по проекту строительства целлюлозно-бумажного комбината. Это здорово, потому что у нас в стране очень давно не строились новые ЦБК. Мы начали вместе с регионами заниматься совершенствованием системы предоставления лесных участков. Соответствующие поручения даны, вопросы эти сейчас будут рассматриваться на комиссии.

Но в целом, конечно, надо все это еще доводить до ума. Принцип простой здесь должен быть заложен в процесс: если ты хочешь просто пилить лес, то мы не очень заинтересованы в сотрудничестве с тобой.

Соответственно, ты можешь получить лесной участок, если на него нет других претендентов, готовых строить лесоперерабатывающие предприятия. Если такие люди есть, ты этот участок не получишь. Если ты этот участок получил, но появился инвестор, который собрался строить ЦБК или обрабатывающую фабрику, то мы прямо в соглашении пишем, что имеем право расторгнуть соглашение и передать участок леса инвестору, который заинтересован в строительстве именно перерабатывающих мощностей.

Может быть, не всем понравится такой механизм работы, но я уверен в том, что он единственно возможный. Когда был инициирован проект по строительству ЦБК в Хабаровском крае, я дал поручения правительству края подобрать участок, лесную базу. И получил через две-три недели ответ, что лесных участков нет, якобы все распределено. Это же полное безобразие. То есть они пилят лес и отвозят в Китай, деньги зарабатывают, а интересы страны где-то в стороне оказываются. Быстро со всем этим разобрались, губернатор помог, Агентство по привлечению инвестиций занималось этим плотно — все выделено. Но так не должно быть каждый раз в ручном режиме, должна быть система.

То есть люди, инвесторы должны точно понимать, что под переработку мы им лес выделим. Не найдем леса, который близко, значит, будем в рамках той же инфраструктурной субсидии помогать строить лесные дороги и тем не менее выделять лес. Поэтому мы лесом будем продолжать заниматься, отлаживать законодательство так, чтобы оно соответствовало интересам Российской Федерации.

 

— Во время каждого разговора с вами становится известно о новых ситуациях с инвесторами, требовавших вашего личного вмешательства. Почему это происходит?

 

— Я об этом довольно часто думаю. Только не с точки зрения того, что мне приходится вмешиваться, а с точки зрения того, что инвесторы сталкиваются с какими-то затруднениями. Многие страны развивались и развиваются в рыночных условиях столетия. За эти столетия они отшлифовали свою законодательную базу и создали такие коридоры для инвестиционных процессов, где люди достаточно редко наталкивался на закрытые двери.

Когда я задаю вопрос инвесторам, что им надо, чтобы совсем упростить работу, они просят английское право. Но английское право создавалось гораздо дольше, чем существует новая экономика в России, поэтому там многие вопросы отработаны именно под интересы бизнеса.

Нам придется пройти этот путь, но значительно быстрее и, уж извините, ломая ментальность тех чиновников, которые считают себя великими, что они тут сидят регулируют, а бизнес там пусть ищет какие-то подходы. Не получится, бизнес не будет искать — он в этом случае просто не будет вкладывать в экономику Российской Федерации. Надеюсь, наступит когда-нибудь прекрасное будущее, когда все законодательство будет идеально отрегулировано, все контрольные органы, которые сегодня нередко создают дополнительные барьеры, тоже будут полностью отстроены под интересы экономики. Тогда темпы экономического развития будут реально прорывными.

 

— В прошлом году Фонд развития Дальнего Востока разработал онлайн-систему распределения рыбоводных участков. Успел ли показать эффективность этот механизм?

 

— Пока никакой эффективности он показать еще не успел. Мы отработали, наконец-то, режим электронного аукциона на рыбоводные участки. В настоящее время на торги выставлено 46 участков в наиболее востребованной акватории Приморского края. Будем 17 июля проводить первые торги. Общая площадь выставленных участков превышает 9 тысяч гектаров. Это огромный востребованный ресурс Российской Федерации, который позволит производить качественную морскую продукцию и поможет людям работать и зарабатывать деньги. Но это только начало, старт изменений, поэтому итоги по эффективности прямо сейчас подводить нет смысла.

 

— В шести из девяти регионов Дальнего Востока пройдут выборы глав субъектов РФ. Как оцениваете эту масштабную смену глав дальневосточных регионов?

 

— Мне кажется, это очень правильные процессы, и у меня большие надежды связаны с работой новых руководителей регионов на Дальнем Востоке.

 

Выборы — очень важный процесс не только с точки зрения получения мандата доверия людей, хотя это самая важная часть, но выборы – это еще и получение от этих же людей ориентиров для работы, получение перечня самых важных проблем региона. Это такой режим глаза в глаза, дача каких-то обещаний…

Я это все проходил, поэтому не теоретически рассуждаю. Многие обещания, которые давал людям в Пермском крае, и сегодня помню, хотя уже почти два десятка лет прошло. Это довольно жесткий режим, когда ты с людьми встречаешься лицом к лицу, а они тебе говорят, что есть такая-то беда, которая годами не решается. Если ты честный и порядочный человек, если ты встречаешься и даешь обещание, ты обязан их выполнить.

Потенциальные главы регионов сейчас будут проводить массу встреч, будут обещания давать — это как раз то, что наполнит их дальнейшую работу правильным содержимым.

 

— Как думаете, как сами выборы пройдут?

 

— Это все-таки выбор каждого. И мы точно не будем в рамках полномочного представительства президента каким-либо образом оказывать влияние на выбор, кроме соблюдения порядка и законности. Остальное — это к кандидатам.

Мы никому не мешаем участвовать в выборах: кто заявился, те пусть и сражаются. Тем людям, которые сейчас являются исполняющими обязанности, да, у них есть какой-то стартовый ресурс дополнительно за счет того, что они вот уже сегодня работают, но им придется выложиться на полную.

Общение с людьми фальши не допускает, поэтому им придется откровенно и целеустремленно, очень ответственно работать на выборах. Это работа даже не только на будущее, эта работа уже в процессе выборов должна принести массу результатов, решить целый ряд вопросов.

 

— Следили ли вы за резонансной историей с уничтожением плантации клубники у фермера из Хабаровского края?

 

— Это не рядовой случай. Дело не в стоимости клубники, дело в том, что совершил это человек, который был представителем власти, и не важно, на какой должности он работал. Как представитель власти он продемонстрировал совершенно хамское, просто недопустимое отношение к людям, поэтому, мне кажется, этот случай заслуживает отдельного внимания. Такие поступки надо просто давить в зародыше, потому что чиновники, которые считают, что могут себе позволить вот такую расправу над фермерским хозяйством, это враги, я по-другому не скажу. Такие вещи разрушают самое важное — доверие между представителями власти и всем населением Российской Федерации.

Поэтому я эту историю сопровожу до конца. Уголовное дело уже возбудили. Хочу, чтобы все знали, что любое проявление вот такого отношения к людям будет с моей стороны преследоваться самым жестким образом. В общем, будем за этим следить и всех, кто неправильно себя ведет и зарвался, будем поправлять.

И с этой клубникой разберемся. Знаете, я бы даже ему простил, если бы он ночью с лукошком залез ягод детям насобирать. Это хоть как-то объяснить можно. А то, что он сделал, объяснить нельзя.

Я сказал, что этот товарищ должен возместить весь нанесенный ущерб. Кроме того, мы обязательно разберемся с законностью предоставления ему всех участков, потому что там какие-то сотни гектаров. Посмотрим, может, у него никаких сотен гектаров и не останется.

 

— А эта женщина не обращалась за получением дальневосточного гектара или какими-то мерами поддержки?

 

— Я ей звонил. Мы сейчас накажем этого чиновника, а потом с ней поговорим, как ей дальше работать. Если у человека есть желание трудиться и желание сельским хозяйством заниматься, клубнику выращивать, то, конечно, найдем возможность ей помочь. Землю выделим обязательно.

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика