USD
1
Доллар США
58,899 0,062
EUR
1
Евро
69,430 0,132
CNY
10
Китайских юаней
89,132 0,271
JPY
100
Японских иен
52,525 0,652
Дата: 16.12.2017
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Культура

Новый музей в Хабаровске

 

1109-17-1

 В Хабаровске появился новый музей живой истории.  Он открылся на территории центра патриотического воспитания «Взлет», который находится на улице Радищева в г. Хабаровске. В музее развернута экспозиция, посвященная истории освоения Дальнего Востока. Здесь посетители могут увидеть предметы быта, копии доспехов и вооружения, которые использовались на Руси с XIII по XVII века.

Музей представляет собой копию «Албазинской крепости» и отсылает гостей во времена землепроходца Ерофея Хабарова. В 1651 году его отряд казаков завоевал укрепления даурского вождя Албазы на Амуре неподалеку от слияния рек Шилка и Аргунь.

Строительство музея стало возможным благодаря президентскому гранту. Активное участие в реализации проекта приняла депутат Законодательной Думы Хабаровского края Елена Ларионова.

В церемонии открытия «Албазинской крепости» принял участие спикер краевого парламента Сергей Луговской. «В первую очередь говорю слова благодарности за приложенные усилия, время и старания коллективу Центра военно-патриотического воспитания «Взлёт». Именно «взлётовцы» – это тот локомотив, который неустанно продвигает идею преемственности традиций и бережного отношения к историческим подвигам и ценностям нашего народа», - сказал председатель Думы на церемонии открытия музея.

Теперь у стен Албазинской крепости будет проходить ежегодный региональный дальневосточный фестиваль исторической реконструкции и исторического средневекового боя «Меч Востока».

Брошенные дачи…

 

1109-17-2

В Хабаровском крае зарегистрировано свыше 430 дачных садовых обществ, в них насчитывается более 50 000 членов. А сколько там «живых» участков, которые обрабатываются владельцами, с которых собирают урожай, платятся членские взносы? Точной цифры мне не смог назвать никто- статистики не ведется. По экспертным же оценкам, не менее четверти дачных участков зарастают бурьяном, сухой травой, служат источником не овощей и фруктов, а семян сорняков.

В СНТ «Механизатор», что на землях Ильинки, насчитывается 180   членов, из них 42 участка брошены, еще порядка 70 владельцев землю обрабатывают, урожай собирают, но взносы не платят- по разным причинам. Таким образом, членские взносы платят лишь около 70 дачников (но о неплательщиках - позднее). И вместо 380 тысяч рублей ежегодных взносов общество собирает лишь 150 тысяч. Не хватает денег на обустройство, дороги, охрану… И это при том, что место СНТ хорошее, транспортная доступность приемлемая - недалеко и электричка, и автобус, есть дороги и свет. Общество живет, люди и продают, и покупают участки, интенсивно обустраиваются, строятся. Но что делать с этими 42 брошенными дачами?

Недавно в СМИ дачники прочитали, что теперь брошенными участками поручено заниматься «Росреестру» - эта организация вправе инициировать штрафы   в наказание нерадивых владельцев дачных участков, причем штрафы серьезные- для физических лиц от 20 тысяч рублей. А после трех штрафов через суд возможно изъятие таких участков у собственников и передача в ведение местных властей. Вот тогда в правлении СНТ и решили проверить действенность таких мер.

Для пробы решили   взять не все 42 брошенных участка, а ограничиться лишь одной, третьей улицей СНТ. Всего здесь 15 участков, из них 5 брошенных.

Сначала официальным письмом на имя руководителя   Управления Росреестра по Хабаровскому краю   правление СНТ попросило привлечь владельцев брошенных участков к ответственности, сообщили из ФИО, домашние адреса, приложили акты обследования брошенных участков. И вскоре представитель Росреерстра инспектор Максим начал по нашему заявлению работу.

Он выяснил, что все пять дачных участков не стоят на кадастровом учете в Росреестре- и значит, правоустанавливающие документы – это или свидетельства о праве собственности, выдававшиеся в середине 90-х годов, или дачные книжки. Где эти документы сейчас- неизвестно, ведь списки членов общества составлялись два десятка лет назад, и телефоны, если они указаны в реестре-   не отвечают. Межевание этих участков тоже не проводилось.

По запросу Росреестра в краевое адресное бюро по   фамилиям владельцев результат нулевой- таких или не обнаружено, или выявлены однофамильцы (для поисков нужны точные даты рождения).

Максим оформил предписания, согласно которым он в составе комиссии в определенный день и час должен выехать на участки СНТ, но предупредил, что на втором экземпляре необходима личная подпись владельца о предварительном вручении документа. Кроме того, при посещении дачного участка комиссией необходимо личное присутствие владельца- иначе комиссия не вправе зайти на территорию дачи.

В прошлом году правление СНТ письмами извещало владельцев 42 брошенных дач о необходимости   уплаты ими членских взносов и приведения участков в порядок- однако почти все письма вернулись обратно… И вот сейчас члены СНТ, как заправские детективы, решили сами объехать места жительства пятерых нерадивых дачников и вручить им предписания.

Результаты таковы. Один участок стоит брошенным лет 10- его владельцы уехали на Запад, и по слухам, там скончались. В наследство дачи никто не вступил, в правление СНТ наследники не обращались, в проданной квартире дверь закрыта, соседи не в курсе, кто там живет - словом, глухо.

На втором заброшенном участке вывшие владельцы (в каждом случае речь идет од одном собственнике дачи, поскольку право собственности оформляется на одного человека) умерли несколько лет назад, дочь (она в момент посещения представителем СНТ была на работе) в наследство не вступила (но обещала через мужа - оформить документы о вступлении в наследство и продать участок), дачей никто не занимается.

То же и на третьем участке- владелец умер несколько лет назад, по завещанию три сотки, по слухам, передал внучке (которая неизвестно где), а три сотки - гражданской жене, которая также живет неизвестно где. Квартира владельца продана, концов нет.

Пятый и шестой участки зарегистрированы в списке членов СНТ на мать и дочь (оба участка рядом), квартира закрыта, соседи по адресу проживания, согласно дачному реестру, не в курсе, концов нет.

В итоге - ни одно предписание надлежащим образом владельцам под роспись вручить не удалось. А это значит, что оштрафовать на Административной комиссии их нельзя. И еще- на акте комиссии Росреестра при посещении дачи должна быть личная подпись владельца дачи – иначе тоже штрафовать нельзя.

Кроме того, при посещении комиссией Росреестра этих брошенных пяти дач нашего СНТ выяснилось, что на территории трех участков стоят полуразвалившиеся домики. И в этом случае штрафовать нельзя- наличие там строения, пусть  даже это хилая будка, является свидетельством использования дачи по назначению.

В общем, по результату обследования комиссией единственный достигнутый позитивный результат- дочь умершего собственника прислала своего мужа, который скосил триммером траву на заросшем участке, и пообещала оформить право наследования и затем - продать участок.

По мнению заместителя председателя межрайонного общества садоводов, юриста по профессии Константина Лысенко, единственный реальный путь борьбы с брошенными дачами- признание их через суд бесхозным имуществом.

В этом случае участки по закону поступают в ведение районной администрации (в данном случае- Хабаровского района) которая затем вправе продать участки гражданам с соответствующим оформлением. Для этого в администрации сформирован специальный отдел земельных отношений, - он и должен инициировать по запросу СНТ судебный процесс по изъятию брошенного участка.

И еще- по мнению Константина Лысенко, правление СНТ вправе взыскивать неуплаченные членские взносы через суд (но не более чем за три года).

Геннадий Ведерников.

Фото автора

Чтобы слушали нас в тишине…

 

0502-16-1

По иронии судьбы, оказалось, что родился я в день радио - 7 мая, и всю свою сознательную жизнь работаю на радио. Дома слушал радио - как все, наверное. Любил технику разную ремонтировать, паять, делать простые устройства, транзисторные приёмнички - тогда это было, как сейчас компьютеры. И автомобили нравились.

А на радио я попал случайно - просто зашел в открытые ворота. После окончания средней школы в Хабаровске закончил шестимесячные курсы водителей в автошколе ДОСААФ, и отслужив в армии, пошел устраиваться на работу. Проходя по улице Дикопольцева, увидел открытые ворота, куда заезжали машины. Поняв, что здесь какая-то автобаза зашел, спросил – водители нужны? Нужны, сказали мне. Так я и стал работать водителем в автотранспортном цехе Радиотелецентра Хабаровского комитета по телевидению и радиовещанию Хабаровского крайисполкома. Директором Радиотелецентра тогда был Григорий Яковлевич Тарабанов.

Год работал водителем, возил корреспондентов радио и телевидения на съёмки и репортажи. Как-то водитель звукопередвижки Кортелев Владимир переводился в отдел технического контроля, кстати, сейчас он там и работает, а меня позвал работать на свое место водителем звукопередвижки. Звукопередвижка (звукопередвижная станция) это такой УАЗик, в салоне которого, установлено оборудование: микшерный пульт; стационарные магнитофоны; усилители; провода - и стал я ездить по краю один в двух ролях: водителем и оператором звукозаписи, вместе с инженером звукозаписи Сергеем Кользуном и со звукорежиссером Эллой Степановой. Поработав год, мы вместе с Сергеем Кользуном, став уже друзьями, поступили в Сибирский институт связи на заочное обучение. Учиться я всегда хотел, а тут – и по специальности, и совсем рядом с работой.

Выездов на запись было много, 15 - 20 в месяц, и все значимые, интересные: это и конкурсы самодеятельности, концерты артистов, партийные и профсоюзные конференции, прямые трансляции хоккейных матчей, военных парадов - от Комсомольска-на-Амуре до Бикина. Приезжали заранее, ставили машину поближе к залу или объекту, разворачивали кабельное хозяйство, ставили микрофоны, микшерные пульты, подключались к электропитанию, проверяли звук и производили запись. А еще были стационарные пункты, где мы работали: для записи спектаклей использовали аппаратную в театре Музыкальной комедии; для прямых трансляций футбольных и хоккейных матчей была аппаратная на стадионе им. Ленина. Работали на стационарных магнитофонах, выдавая редакторам уже готовые большие рулоны магнитной пленки с записью всего происходящего, на скорости 38 сантиметров в секунду. С этих рулонов можно было уже непосредственно монтировать передачи для выдачи в эфир.

Работа была очень интересная, творческая, источники звука были разные - от выступающих с трибуны до симфонического оркестра, встреча с разными людьми интересными, знаменитыми. Мне пришлось участвовать при проведении прямых трансляции событий празднования 50-летия г. Комсомольска-на-Амуре, 1982 г.; 50-летия ЕАО в 1984 г. Каждый источник требовал особого подхода, чтобы качественно записать звук, убрать шум и помехи. Потом, уже слушая где-нибудь в машине или дома по радио   идущую передачу, я легко отмечал свою запись. И хоть нигде не отмечалось в эфире, кто сделал запись, я гордился своей работой, потому что тысячи людей слушали сделанные мной звукозаписи.

Став оператором, я много времени проводил в цехе радиовещания, он располагался на улице Запарина, 80, оттуда и выезжали на записи. На Запарина были аппаратные и студии, центральная аппаратная, выдававшая звуковой сигнал на радиовещательные передатчики.

Начальник цеха Анатолий Иванович Лях - мой наставник, научивший меня делать свою работу качественно, надежно и красиво, видя мою заинтересованность в работе, обучение в институте, стал меня двигать дальше - перевел работать инженером, а потом начальном участка радиовещания, я отвечал за выход передач в эфир. А в цехе было два участка - радиовещания и звукозаписи, начальником участка звукозаписи стал Сергей Кользун.

Интересно для нынешнего поколения сейчас вспомнить весь процесс подготовки передач. Журналист, собираясь на запись, приходил за репортажным магнитофоном в аппаратную №6, там хранились и обслуживались несколько десятков репортерских магнитофонов - сначала это были тяжелые пленочные “Репортер-3” затем “Репортер-5”,“шестерка”, их сменила кассетная “Семерка”, носителем записи на ней была уже аудиокассета. Все их нужно было правильно обслуживать, настраивать, ремонтировать, менять вовремя элементы питания, чтобы в командировках - на селе, на заводах, на БАМе - они не подвели.

В аппаратной №6 работал Валентин Иванович Парамонов - следил за исправностью репортерских магнитофонов. Когда журналист возвращался с записи, сдавал репортерский магнитофон обратно, приносил и кассеты с записями, бывало из командировки штук по 5- 10 кассет привозили, которые потом оператор Галина Шматкова переписывала, для дальнейшего использования в работе на другой магнитный носитель - большие бобины по 44 минуты каждая.

Взяв бобину с записью, журналист в редакции на стационарном магнитофоне производил так называемое сведение: слушал записанный звук и печатал его текст, выбирая нужное то, что пойдет затем в эфире. Для дальнейшей чистки и монтажа приносил уже готовый для эфира текст передачи с бобиной операторам. Операторы звукозаписи по микрофонным материалам вырезали с магнитной пленки всю “грязь” - не нужные слова, помехи, оговорки, вплоть до лишней буквы в словах выступающего. Резали пленку с записью, и клеили - или клеем на основе ацетона, или скотчем. Одна буква - на пленке около сантиметра, а слово - примерно пять сантиметров. И их надо не перепутать! Затем готовили передачу целиком - с “начиткой” журналиста, диктора, артиста, с музыкой – все это делалось в аппаратной записи режиссером вместе с оператором. Готовый рулон пленки с передачей передавался электромеханикам в вещательные аппаратные. Вещательных аппаратных было три и у каждой за стеночкой - студия, откуда диктор читал в прямом эфире “живьем”, электромеханик ставил рулон на магнитофон, и давал сигнал на вещание, а центральная аппаратная производила коммутацию, выбирая какую студию подключить и на какой передатчик подать сигнал.

Центральная аппаратная - это была “святая святых” радиовещания, там располагался пульт коммутации, за пультом дежурили круглосуточно электромеханики они и выдавали передачи в эфир.

Готовили и выпускали мы три радиопрограммы, на которых выходили наши региональные врезки, записи: “Первая Краевая” (сейчас это “Радио России”) информационно-музыкальная, “Вторая Краевая” – литературно-художественная и третья только музыкальная - “Стерео программа Амур”. Всего было 15 часов собственного вещания в сутки. На “Первой Краевой” выходили информационные выпуски, передачи, одна из которых “Приамурье день за днем” всего 4 часа в день. На “Второй Краевой” мы выдавали концерты, спектакли, сказки для малышей – 6 часов в день. А на “Стерео программе Амур” 5 часов по вечерам - песни, музыка, концерты. “Первую Краевую” программу можно было слушать по всему Хабаровскому краю на длинных, средних и УКВ волнах, а на длинных волнах нас можно было слышать и у берегов Японии, Австралии, для моряков по субботам мы выдавали в своем эфире радиостанцию “Тихий океан”. Помимо этого было еще вещание на зарубежные страны, мы называли иновещание - выдавали мы программы на четыре страны и на языках этих стран: США, Японию, Китай и Южную Корею, но готовили программы не мы, а специалисты Радиостанции “Голос России”, редакция их располагалась на соседней улице Дзержинского.

Программы шли одновременно, электромеханику приходилось, как пианисту клавиши нажимать, да еще и успевать пленки на магнитофонах менять, при этом еще и за уровнем сигнала следить. Очень редко, но бывали и огрехи – например: пленка рвалась, оператор на магнитофоне скорость не ту включал, вместо 19 устанавливал 38, получалось смешное “буратино”. Но не до смеха тогда было. И не дай Бог, чтобы сигнал во время вещания пропал - ведь и сейчас радиослушатели при таком техническом сбое насторожатся, а тогда и подавно. Ответственность была большая - ведь все знали, что это - прямой эфир, его слушают не только жители края и зарубежья, но и служба технического контроля. А начальником отдела технического контроля был Алексей Иванович Пинчук, гроза всех связистов, распространителей телерадиопрограмм в Хабаровском крае, его все боялись и уважали, в том числе и мы, он и сейчас следит за качеством эфира. На случай отключения электропитания имелся вспомогательный генератор на базе автомобильного двигателя, запускался он автоматически, но старенький был, приходилось ремонтировать частенько. Хорошо отключение электроэнергии происходило крайне редко: видимо, у энергетиков тоже было чувство повышенной ответственности за электроснабжение радиовещания.

Начальник цеха радиовещания - Анатолий Иванович Лях – сумел сплотить коллектив цеха, обучить его, донести до каждого высокую степень ответственности за бесперебойное и качественное вещание. Он отличался скрупулезностью, старался научить, чтобы все действия сотрудников были не только правильными, но еще и красивыми. Я лично многому научился у него. И коллектив подобрался хороший, я очень рад, что мне пришлось работать с такими людьми, влюбленными в свою профессию, и хотелось бы всех их назвать поименно.

Операторы магнитной записи: Галина Табакаева, Тамара Сосновская, Лариса Долгополова, Людмила Мельник, Светлана Чипизубова, Наталья Бочарникова, Наталья Богданюк, Галина Щербакова.

Электромеханики: Екатерина Гостюнина, Александра Матюшенко, Людмила Фурсова, Нина Коробейникова, Валентина Гаврилова, Валентина Буковцева, Валентина Лобкина, Любовь Анциферова, Нина Байдак, Галина Галько, Надежда Кучерова, Ольга Косанюк, Нелли Опрятная, Эмма Гончарова, Наталья Герасимова.

Инженеры: Сергей Кользун, Валентин Парамонов, Михаил Ангарский, Сергей Буров, Сергей Попов.

В 1988 году в здании строящегося Дома радио на площади Славы, которое длительное время было долгостроем, появились строители, и начался радостный для нас процесс завершения строительства. Все работники радио и телевидения принимали участие в строительстве - ходили на субботники, помогали строителям, убирали строительный мусор, а еще на некоторых участках города лопатами копали траншею для прокладки кабелей связи соединивших два здания Радио и Телевидение.

Проект дома Радио был давнишний, и техника за время долгого строительства ушла вперед – другое оборудование, другие технологии. Пришлось частенько наведываться на стройку, контролировать работу, корректировать устаревший уже проект внутренних коммуникаций с учетом нового оборудования. Затем была поставка оборудования монтаж его, бригада из Москвы приезжала для монтажа и я вместе с ними два месяца, все своими руками - нужно было все потрогать, проверить, как работает, провести измерения всех параметров качества оборудования, а самое главное научится самому и научить потом других работе на этом оборудовании. Всё основное оборудование поставляла фирма “BEAG” г. Будапешт, Венгрия.

Цех радиовещания на улице Запарина располагался в не приспособленном помещении, было всего пять студий две вещательных и три студии для записи, но они были маленькими и не соответствовали современным требованиям. Но зато новый дом Радио на площади Славы был спроектирован и построен именно для работы со звуком. Дом Радио – это уникальное здание таких, в СССР было построено всего три. На трех этажах располагается радиовещательный комплекс – это 16 речевых студий каждая со своей аппаратной; Малая концертная студия; Большая концертная студия и Литературно-драматический блок, состоящий из концертной студии, речевой студии, двух аппаратных и специальной заглушенной комнаты, в которой ни чего не слышно кроме собственного пульса в висках и стука сердца. Все стены и потолки в студиях обработаны специальными акустическими материалами для создания определенных акустических характеристик, а изюминкой является то что, все студии установлены на своем отдельном, плавающем фундаменте – такая своеобразная “коробка в коробке”. И все это для качественного звучания. Плюс новое оборудование: микрофоны, пульты, магнитофоны, пленку при монтаже передач уже не резали, а делали монтаж с помощью системы электронного монтажа фонограмм - СЭМФ на базе двух магнитофонов Российского производства – так называемый бескровный монтаж, в общем, на тот период все было просто современно и классно. Помимо студий в доме Радио большие комнаты для корреспондентов, редакторов разные технические помещения и большое специальное помещение для хранения фондовых звуковых материалов – фонотека. Фонотека это отдельная тема для разговора - около 100 000 единиц хранения всего. Единица хранения - это коробка, в которой находится запись, как правило, одного произведения на магнитном носителе – пленке. В том числе около 10 000 единиц хранения Хабаровского фонда состоящего из оригинальных информационных, литературных, музыкальных произведений Дальневосточных и Московских исполнителей. Записи начиная с 1948 г.; на пример есть запись выступления первого космонавта Юрия Гагарина при посещении г. Хабаровска в 1962 г.

И вот после завершения строительства 19 декабря 1990 г. мы начали вещание из нового Дома Радио. Три радиопрограммы, на которых выходили наши региональные врезки плюс иновещание на четыре страны: США, Японию, Китай и Южную Корею. Радиостанция “Голос России” тоже переехала в дом Радио.

Появились в эфире новые передачи, интересные и разнообразные. Увеличился штат работников, появилось много молодых, перспективных журналистов звукорежиссеров. Произошло объединение технических служб к нам в ГТРК “Дальневосточная” влился коллектив инженеров Радиостанции “Голос России”. Некоторые аппаратные передали под новую радиостанцию “Восток России”, ее организовал известный журналист Феликс Куперман. В литературно-драматическом блоке разместилась студия записи “Ньюмикс”.

С 1994 г. в технологии радиовещания мы стали применять новые цифровые технологии – компьютеры. Много технических новинок приходилось внедрять в технологию, рационализировать процессы записи и вещания, поддерживать работоспособность имеющегося оборудования и всем этим занималась группа инженеров: Сергей Кользун; Сергей Буров; Олег Кудашев; Евгений Романов; Геннадий Трофимов; Григорий Греков.

Начальник цеха Анатолий Иванович Лях, сделавший много для организации радиовещания, ушел на пенсию, его место занял Григорий Греков. А уже с 1999 г. начальником аппаратно-студийного комплекса радиовещания назначили меня.

Время шло, магнитная лента стала отмирать, а студийные магнитофоны стали заменять компьютерами. Начиная с 2000 г. мы стали переводить (оцифровывать) фонды радио c магнитной ленты на цифровые носители – компакт диски. Одними из начинателей и организаторов оцифровки Хабаровского фонда были главный редактор радио Леонид Стройков и начальник отдела подготовки программ Сергей Кользун. Сергей к своей технической профессии подходил творчески, хорошо разбирался в музыке, сам записывал передачи, при его непосредственном участии были внедрены новые методы звукозаписи, в том числе и цифровая запись.

В 2001 г. произвели модернизацию двух студий, заменили оборудование и с 1 апреля запустили из этих студий свою музыкальную радиостанцию “Радио 101,8 FM”. Работали на радиостанции уже по новому – в прямом эфире за микшерным пультом сидел и общался с радиослушателями ведущий программы – диджей, он же и выполнял работу звукорежиссера, включал и микшировал музыку, песни. До 2005 года дежурная смена центральной аппаратной работала круглосуточно, и когда работали на Запарина,80, и когда переехали в новый дом Радио на площадь Славы, потому что программа “Радио России” заканчивалась в два часа ночи, а утром в 5:56 надо было открывать вещание, автоматики, еще ни какой не было.

В стране происходили перемены, объемы вещания стали сокращаться, прекратилось вещание “Второй Краевой”, стерео программы “Амур”, прекратилось вещание на зарубежные страны. Работников стали сокращать, минимизировать затраты на производство. Столько студий уже было не нужно, сейчас некоторые из них занимают разные радиостанции, вот “Восток России” отпочковался от нас в отдельную структуру, появились - FM радиостанции “Радио дача”, “Дорожное радио” и другие. Уникальные студии и аппаратные стали использоваться не по назначению, из эфира ушли длинные волны, потом средние, понятно, это большие денежные затраты, особенно на длинноволновое вещание, осталось вещание только в УКВ диапазоне, а ведь наши большие территории может покрыть только длинноволновое и средневолновое вещание. Жалко, но считаю, что в конечном итоге интернет или телевидение не вытеснит радио, оно в нашей стране всегда будет занимать свою устойчивую нишу.

В 2014 г. ВГТРК, произвела модернизацию оборудования в некоторых региональных телерадиокомпаниях, в том числе и у нас. Мы демонтировали устаревшее морально, но еще работающее оборудование, которое отработало 24 года, а вместо него установили новое цифровое, удобное в эксплуатации, позволяющее автоматизировать процессы формирования и выдачи радиопрограмм. Вспоминая замену одного оборудования другим, подумал о его весовых качествах - в 1990 году я вносил и устанавливал новое оборудование в дом Радио, а в 2014 году его демонтировал и выносил, а один студийный магнитофон весит 75 кг. в каждой аппаратной их стояло по 4 штуки плюс пульты и разное другое оборудование…

Сейчас оборудование уже не столь громоздкое как раньше и занимает не много места, да и для работы сейчас мы используем всего три студии с аппаратными плюс центральная аппаратная, для нынешнего объема вещания этого достаточно. Дежурный инженер работает с 5.30 утра, включает, проверяет необходимое оборудование. Начинаем вещание сейчас, как и раньше в 5:56 с Гимна России и открытия радиостанции, диктор Анатолий Жаров начинает вещание: - “Доброе утро в эфире Государственная телерадиовещательная компания Дальневосточная”, конечно, в записи. А в 6:00 - программа “Радио России”. Региональных выпусков “Вести Хабаровск” сейчас конечно меньше, два прямых включения по 50 минут в день по будням и одно включение 50 минут по субботам. Еще Московская программа “Вести FM” вещание круглосуточное, в автоматическом режиме, кроме шести 15-минутных Хабаровских врезок в день, которые проводят в прямом эфире звукорежиссер и ведущий с гостями в студии. Все это вещание обеспечивают звукорежиссеры - Александр Дорошенко и Ирина Курчина; инженеры - Сергей Буров, Наталья Герасимова, Вера Гладких и Ваш покорный слуга ведущий инженер Евгений Туманов – нравится мне, когда всё оборудование исправно и работает.

Кто-то умный сказал: - “Любить то, чем занимаешься и заниматься тем, что любишь”. А всю свою сознательную жизнь я занимаюсь радио. Прикипел к этому делу и люблю и не мыслю себя без этой работы. Говорят формула счастья – это когда работа и хобби совпадают, у меня совпадают - значит, я счастливый человек.

Евгений Туманов.

Фото автора



В эфире- Хабаровск

 

2308-17-7 2

…Это один из самых засекреченных объектов столицы Дальневосточного федерального округа. При создании в 1931 году ему присвоили имя - «Объект 125»…

 

 История вопроса

 

Широковещательное радиовещание в Дальневосточном крае (ДВК) началось в Хабаровске 19 сентября 1927 года с радиостанции имени М.В.Фрунзе. Сам передатчик располагался в здании на улице Павловича,7а, а радиоприемников было зарегистрировано лишь около 20. Офис   ДВ филиала Российской телерадиосети (РТРС) расположен в том же старинном кирпичном здании и сейчас, и о начале радиовещания напоминает   мемориальная табличка на стене.

В 1931 году, в соответствии с Постановлением Совета народных комиссаров СССР о развитии Дальневосточного края, нарком связи страны А.И.Рыков издал приказ о начале строительства полноценного радиоцентра. Местом для его создания определили лесную площадку в 4 километрах от окраины Хабаровска по Комсомольскому шоссе. Теперь риэлтеры определяют это место как центр города!

Предприятие «Дальсвязьстрой» начало работы, ими руководил начальник строительства «Объект 125» В.Н.Гольцов. Построенный в основном к 1933 году радиоцентр включал в себя техническое здание с пристроенной дизельной. В здании размещался передатчик длинноволнового диапазона ВЭСО-10 (РВ-54) производства Ленинградского завода им. Козицкого мощностью 10 квт, и пять связных коротковолновых передатчиков «Казахстан».

Здесь же установили и перевезенную с улицы Павловича радиостанцию им. М.В.Фрунзе. Отсюда была организована связь с Москвой, Владивостоком, Петропавловском- Камчатским, Охой, Александровском, Магаданом, Якутском. На антенном поле установили две 50-метровые деревянные мачты и 11 деревянных мачт высотой по 35 метров для коротковолновых антенн.

Был построен приемный Радиоцентр№ 2 в селе Малиновка, что в 15 км от Хабаровска по Комсомольской трассе. Этот приемный центр работает и по сей день.

При строительстве второй очереди «Объекта 125» была создана радиовещательная станция на базе передатчика «Коминтерн» 1930 года выпуска мощностью 100 квт, возвели новые технические пристройки   к существующему зданию, увеличили количество направления радиосвязей, установлены новые передатчики и антенны. Построили три деревянные мачты высотой по 150 метров, ЛЭП от города, проложили кабель до Центрального телеграфа, водопровод, возвели жилые дома для персонала, овощехранилище и детский сад, отсыпаны дороги, пробурена артезианская скважина для охлаждения аппаратуры.

С Москвой уже работали на трех частотах, а для Северных связей построили 4 антенны. В 1936 году установили связной передатчик   американского производства «Вестингауз» (РКЛ) мощностью 30 квт. Свои «умельцы» собрали по типовым схемам и сдали в эксплуатацию связной передатчик РВЦ мощностью 2 квт – заводского отечественного оборудования в то непростое время не хватало. Да что там оборудование- пока не построили жилые дома, инженеры , техники и рабочие жили прямо в техническом помещении, где и монтировали радиопередатчики!

Но в итоге на «Объекте 125» было установлено 12 передатчиков и 22 антенны, и 10 июля 1937 года он был принят в постоянную эксплуатацию. Чтобы сбить с толку врагов, ему присвоили новое (засекреченное) наименование- «Передающий Радиоцентр № 1» города Хабаровска. Совсем недавно коллектив отметил 80-летие предприятия.

Дальнейшая история работы предприятия (его нынешнее наименование- «Филиал ФГУП РТРС «Дальневосточный РЦ» Радиоцентр г. Хабаровска») – это постоянная модернизация оборудования, повышение мощности передатчиков, дальности их действия, экономичности, надежности, расширение технических зданий, возведение новых антенн. Работники предприятия принимали активное участие и в выполнении правительственных заданий по обеспечению радиосвязью дальних беспосадочных перелетов самолетов АНТ-25 «Сталинский маршрут» в июне 1937 года (экипаж Чкалов, Байдуков, Беляков), АНТ-37 «Родина» (экипаж   Осипенко, Гризодубова, Раскова), и др.

Специалисты Радиоцентра № 1 помогали и науке- так, в 1937 году был проведен первый в СССР сеанс радиосвязи Хабаровск- Москва на удаление 9000 км. на одной боковой полосе с подавлением несущей частоты. Эксперимент подтвердил теоретические расчеты ученых - такая связь позволила получить выигрыш в мощности в 16 раз!

И о начале Великой Отечественной войны Дальневосточники узнали, слушая передачи этого радиоцентра. А затем   трудные 4 года слушали сводки Совинформбюро, приказы Верховного Главнокомандующего… И о Великой Победе в 1945 году   дальневосточникам сообщил Юрий Левитан.

                Когда деревья стали большими…

С начальником Радиоцентра Александром Васильевым мы прогуливаемся по важнейшему участку любого секретного объекта СССР - лесному массиву с деревьями в обхват толщиной на улице Антенной. Стоят на аллее и красивые современные скамейки с навесами…По его словам, те породы деревьев и кустарников, что были в 1931 году, сохраняются и поныне как в дендрарии – кто ж их срубит, за забором с охраной? Для птиц стоят кормушки, а многочисленные белки кормятся сами, (собаки их не трогают, они на привязи, для охраны…). Вот кошек здесь не держат- однажды два хвостатых зимой залезли погреться в помещение с высоким напряжением- так сотрудники потом после короткого замыкания отскребали их остатки от оборудования…

 

2308-17-5

За деревьями на полянах я вижу огороды с растущей картошкой и помидорами.

 

-«Огороды сотрудники центра садят по привычке, смеется Александр Викторович,- но в нелегкие 30-40 годы 20 века это было большое подспорье. Овощи выращивались всем коллективом, хранились в специальном овощехранилище. И выдавались для питания сотрудников Радиоцентра и воспитанников своего детского сада.

А вот на антенном поле борьба с растительностью доставляет сотрудникам немало хлопот, - говорит Александр Викторович.

-«От главного технического здания к антеннам проведены десятки линий высокочастотных фидеров и волноводов. После зимы то столбики выдавливает из земли, то растущие трава, кустарники и деревья касаются проводов под огромным высокочастотным напряжением   и требуют «прополки». А территория центра огромная- 118 гектаров. Но боремся, ставим на место столбы, косим траву, подрезаем деревья и кустарники».

Среди зарослей деревьев на поляне мы видим одну из двух мачт-антенн, - ее номер 16. Подходим, смотрим. Трехгранная в сечении, высотой 164 метра, она опирается на мощный бетонный фундамент, у подножья расположились   помещения контейнерного типа.

Мачты-антенны построили в 1949 году взамен деревянных. Привезли их из Кенисберга, ныне Калининграда в разобранном виде, там они стояли в одном из радиоцентров фашистской Германии. Вообще-то антенн привезли три, но одну, высотой 210 метров, передали связистам в Южно-Сахалинск. А две наших антенны мы «подкоротили» до 164 метров по требованию авиаторов- чтобы не мешали самолетам. Металл хороший, мы их постоянно красим.

Пятнадцать лет назад поменяли металлические оттяжки, они начали ржаветь, - и теперь обе мачты-антенны простоят еще лет сто. На них мы установили антенны государственных и коммерческих радиостанций УКВ и FM- диапазонов. В конце нынешнего года установим еще одну антенну- для православной радиостанции «Вера». Мощности передатчиков FM диапазона невелики- в пределах 1-2 киловатт, при этом зона охвата   вещанием достигает 50 километров в радиусе от города. Так что   радио слушают и горожане, и рыбаки, и дачники».

По словам Александра Васильева, закончено строительство волоконно-оптической линии, с помощью которой установлены новые каналы связи с Домом Радио, где находятся многие радиостудии, Цехом оперативного управления и коммутации (ЦОУК), Радиоцентром № 1 и Центром спутниковой связи в селе Скворцово. Эти линии и новое оборудование обеспечивают высококачественную передачу моно- и стерео- программ, что повысило качество вещания.

Сегодня в Радиоцентре работают 16 радиовещательных передатчиков, более десятка связных передатчиков, большое количество антенн, цифровая радиорелейная линия, и обслуживают все это хозяйство 30 человек персонала.

             Есть ли будущее у «Мощного вещания»?

Особо надо сказать о самом главном техническом здании Радиоцентра, обшитом красивым сайдингом.   На его первом этаже вспомогательные службы, кабинеты специалистов. А вот второй этаж- технический. И поскольку здание постоянно строилось и расширялось 80 лет, то архитектура его своеобразная. Это бесконечная анфилада десятков помещений размером со спортзал хорошей школы.

Осмотрев с начальником Радиоцентра Александром Васильевым шкафы и стойки с радиопередатчиками в одном помещении, открываем   другую дверь- и попадаем в очередное помещение огромных размеров, где также гудят и мигают лампочками другие передатчики. Снова открыв следующую дверь- попадаем в новый аппаратный зал, где работают передатчики уже другого диапазона. …И - никого. В общем, здесь можно снимать сцены для компьютерных игр- где будет одна лишь техника, без людей. Кстати, на всем втором техническом этаже нет батарей отопления: зимой хватает тепла от греющегося оборудования.

В главном техническом здании Радиоцентра оперативное обслуживание радиовещания осуществляет инженер смены Татьяна Логвинова. На рабочем столе- несколько компьютерных экранов, рабочий журнал, у стены напротив-- стойки с контрольной аппаратурой. Светятся экраны мониторов, на отдельном столике- несколько разнотипных малогабаритных радиоприемников для контроля качества вещания.

-«Работаю я здесь ровно 40 лет, с 1977 года, освоила все виды нашей техники. На экране компьютеров у меня отражается работа всех передатчиков. В любой момент я вижу мощность на выходе передатчика, точную частоту, исправность, работу антенн и всего оборудования. Все управление- дистанционное, - говорит Татьяна Джабраиловна, - Если где-то параметры выходят за пределы нормы, я подключаю другие передатчики, меняю антенны, провожу настройку, задействую резервные мощности. На крайний случай рядом с моим диспетчерским столом стоит и ручной пульт частотного переключения- он напоминает пульт, который мы видели в кино в Смольном. На похожем работали барышни-телефонистки. Я могу   с его помощью и вручную скоммутировать, то есть соединить, любой передатчик с любой антенной. А вот на отдельном экране у меня выводятся картинки с камер наблюдения за всем множеством аппаратных залов, за обстановкой на охраняемом периметре нашего предприятия».

-Не страшно работать в этом гигантском техническом лабиринте?

-Главное- хорошо знать технику. А за десятилетия работы у нас вся техника продублирована и протроирована, то есть создана двойная и тройная надежность, предусмотрены все мыслимые варианты событий- ничего чрезвычайного произойти не может. Мы ведь выдаем в эфир не просто частоту вещания, а обеспечиваем хорошее настроение людей. Они слушают музыку, местные и федеральные новости, политические и культурные передачи, полезные советы

 

2308-17-7 1«Наличие мощного государственного вещания означает наличие суверенного национального государства»,- считает начальник радиоцентра Александр Васильев, -   ведь кнопка выключения интернета находится отнюдь не в России. Мы прекратили в свое время глушение «голосов», прекратили передачи иновещания на зарубежные страны, разъясняющие политику нашего государства. А ведь США, Япония. Китай, КНДР и множество других государств продолжают наращивать объем   своих передач на русском языке и     языках народов России…

 

В «лихие 90-е» мы думали, что все в мире у России друзья- лишь санкции несколько отрезвили это прекраснодушие. В идущей информационной войне против России мощное вещание- наше мощное оружие. А кроме того, в особый период связь- основа стратегической инфраструктуры суверенного государства.

А насчет того, что радио утрачивает свои позиции - дело обстоит с точностью до наоборот. В СССР было три программы- Всесоюзное радио, краевое радио в Хабаровском крае и УКВ-ЧМ. Сейчас только в Хабаровске больше полутора десятков радиопрограмм, а в городах-миллионниках их число доходит до сотни. Каждая категория слушателей в России имеет возможность выбрать радиопрограмму по душе».

И насчет распространенности радио у населения… Я недавно предложил нескольким своим знакомым вспомнить, сколько у них дома имеется радиоприемников. И каждый из моих собеседников с удивлением для себя насчитал не менее пяти штук, а еще есть радио в автомобиле, в телевизионном мультиплексе, и на даче…

Радиовещание на фоне интернета…

-«Наш Дальневосточный филиал РТРС охватывает Хабаровский и Камчатский края и Чукотку»- говорит главный инженер Андрей Сергеев, - Охват вещанием населения сейчас достигает более 96 процентов».

          Мы беседуем с Андреем Анатольевичем в его кабинете в том самом старинном здании красного кирпича на улице Павловича, где 90 лет назад установили первую   на Дальнем Востоке широковещательную радиостанцию имени М.В.Фрунзе. К 90- летию начала радиовещания, которое будет отмечаться 19 сентября, здесь готовятся активно- помимо ремонта организован музей в здании у подножья хабаровской телевышки,   недавно установили и памятную мемориальную табличку.

-«В Хабаровском крае помимо радиоцентра № 1 есть мощный радиоцентр в Комсомольске-на-Амуре, а также действует несколько радиосетей – это прежде всего государственного радиовещания - «Радио России», таких объектов на территории Хабаровского края у нас 29.Это совмещенные объекты телевизионного и радиовещания. Кроме Николаевского объектов на остальных ведется вещание в диапазоне УКВ-ЧМ. В конце нынешнего года будет установлено новое оборудование и эту сеть переведем в диапазон FM, это перспективный диапазон. И вся сеть «Радио России» вступит в эксплуатацию во втором квартале 2018 года. Это достаточно ощутимый фактор- помимо повышения качества вещания будет расширена и аудитория- ведь сейчас во всех автомобилях есть радио диапазона FM.

           Кроме того, во всех населенных пунктах края наше предприятие занимается   эксплуатацией краевой радиосети «Восток России», она гибридного типа – 12 объектов вещает в диапазоне AM – так называемые стратегические нижние частотные диапазоны 756 килогерц. В зону охвата их входит подавляющее число районных центров и крупных городов. Топология построения этой радиосети была выстроена в начале 2000 годов таким образом, что в зону обслуживания входят все автодороги края - «Уссури» до Бикина, трасса на Комсомольск-на-Амуре, на Николаевск-на-Амуре, Солнечный, и радиостанция в Чегдомыне.

2308-17-8

И с прошлого года мы начали реализацию перспективного плана модернизации. Гибридная схема вещания «Востока России» согласно плана, утвержденного губернатором края Вячеславом Шпортом, будет дополнена радиостанциями FM диапазона. В прошлом году мы организовали работу двух таких новых станций- в Комсомольске-на-Амуре и Аяне; в нынешнем году у нас на очереди Амурск, Советская Гавань и Ванино. По завершению этого пятилетнего плана модернизации планируется довести количество населенных пунктов с вещанием «Востока России» в FM диапазоне до 7-8, и дополнительно - в Чумикане и Охотске.

 

И большая задача, которая решается нами совместно с Министерством информатизации Хабаровского края – перевести весь средневолновый диапазон вещания « Востока России» в цифровой формат. Это позволит увеличить зону охвата населения на 10-15 процентов, и резко повысит качество вещания. После «оцифровки» процент охвата вещанием населения планируется довести до 98 процентов.

Помимо распространения государственных программ мы занимаемся и распространением других централизованных программ- «Маяк», «Комсомольская правда», «Радио дача» и других. Их охват населения Хабаровского края составляет до 75 процентов.

В Хабаровске готовится к вещанию и новые каналы – «Радио книга» и «Радио Вера» - их направленность и формат ясны из   названий. В Комсомольске-на-Амуре- городе Президентского внимания- мы планируем к открытию еще 3-4 новых радиостанции.

Я хотел бы отметить и тот факт, что именно из нашего коллектива радистов в 50-60 годы «отпочковалось» еще одно направление- телевидение. И сейчас в Хабаровске работает 46 телепрограмм. В ходе реализации 5-летней Федеральной целевой программы по развитию радио и телевещания в ДФО построено 94 новых телевизионных объекта.

Сейчас в крае ТВ- объекты работают на первом мультиплексе, то есть в открытом доступе есть 10 программ, а в конце 2018 года мы планируем запустить цифровые мультиплексы в полном объеме, - прибавятся еще 10 программ высокого цифрового качества. И в 2018 году 97 процентов населения Хабаровского края будут смотреть телепередачи в цифровом формате»

Геннадий Ведерников.

Фото автора.

 

 

 

 

Г. И. Завода: «Радио- это целая жизнь!»

 

2208-17-4

Родом я из села Шелехово Комсомольского района Хабаровского края. Отец мой из Рязанской губернии, служил на яхте императора Николая 2 «Штандарт».Когда мне было лет пять, мама мне показывала фотографию- вся царская семья сидит на этой яхте. И конусообразно - вся обслуга. Она показывала мне- вот запомни - это твой отец Иван Долгов в числе экипажа этой яхты. Увы, она опасная была эта фотографию она ее сожгла. Много лет спустя я списалась с музеем флота, и получила подтверждение - что мой отец был в чине унтер-офицера машинистом первого класса в составе экипажа яхты. А яхта- это целый крейсер, и поскольку в Рязанской губернии он был из села Шехмино, то, наверное, по созвучию на Дальнем Востоке они выбрали село Шелехово.

Моя старшая сестра поехала учиться в Хабаровск, и следом за ней отправили меня учиться. Примерно в четвертом классе 34 школы я как-то включаю радио, и слышу- детский хор на Хабаровском радио звучит, и запомнила фамилию руководителя- Безенсон. Я пришла в этот хор. В третьей студии строго здания радио я не столько занималась пением, сколько разглядывала аппаратуру, студии, все вокруг- настолько меня захватила атмосфера радиокомитета. Это было в 1934-1935 годах.

Я только начала заниматься, но тут этот Безенсон исчез, и   детский хор прекратил работу. Но потом. Когда я уже училась в 35 школе, у нас в классе были два ученика- Вова Алентьев и Влад Беднарский.   Они были в составе струнного оркестра народных инструментов радиокомитета, руководил которым Адриан Исидорович Агафонов. Они прошли войну, вернулись с победой, Алентьев стал художником, а Беднарский – врачом в детской туберкулезной больнице.

Но вплотную с радиокомитетом я столкнулась, когда закончила в 1947 году Ленинградский государственный театральный институт. На научно-исследовательском полигоне, где испытывались новые виды ракетного вооружения, в том числе и новые «Катюши» жила моя сестра, у которой только что родилась дочь, а муж – военный - погиб во время испытаний в Германии. Сдав последний экзамен, я получила справку об окончании, потому что дипломы еще не были готовы, и поехала вывозить семью сестры в Хабаровске. Я поняла, что мне уже не вернуться в Ленинград за дипломом- ни денег, ни одежонки не было. В Москве в Министерстве культуры мне дали направление в Хабаровский театр драмы. В направлении было указано - 1 августа 1947 года я должна была явиться в театр. А 30 июля мы поездом добрались до Хабаровска. Диплом мне выслали уже в Хабаровск.

Лида Горицкая, помощник режиссера на радио, пригласила меня на какую-то передачу, постановку – причем это было буквально на второй день по приезде. На радио тогда была театрально-драматическая группа, которой руководил Николай Константинович Мологин. Эта такая поразительная личность. И Протасову, и Мологина - я слушала их в прямом эфире, тогда записи магнитофонной у нас еще не было. Какие прекрасные это были голоса! Эти передачи буквально «напитывали» слушателей всем лучшим, что должно быть в человеке.

Я не знаю почему, но Николай Константинович стал меня привлекать во все свои передачи. И однажды, когда он заболел, то репетиции мы проводили у него дома, а жил в то время он в гостинице «Дальний Восток». И на стене его номера висел у него портрет Маяковского с дарственной надписью. Николай Константинович великолепно читал стихи Маяковского, был знаком с ним, побывал во Франции – но все это мы, молодые, узнавали отрывками. Но вот однажды мы приходим на репетицию - а Мологина нет. Он уехал, и в поезде по дороге скончался. А перед эти его вызывали «на ковер» к начальству. Оказывается, был написан на него донос, его «проработали», и так Николая Константиновича не стало, а не его место художественным руководителем назначили М.А.Протасову. Я работала в театре драмы, а в 1955 году я перешла  диктором на радио. Тогда я застала работавших там великолепных дикторов Тебнева, Игнатенко, Сугробкина, – это были личности потрясающие. Вот Сугробкин- талантище огромный, не только дикторский, но и чтецкий. Сам внешне большой, красивый, с целым шлейфом легенд. Вот чего он не любил- так это читать прогноз погоды, говоря: «Мне все верят,   а синоптики врут».

Потом пришла в дикторскую группу Чернова, затем Малова, Турышев, Юрий Михайлов, Белла Попович, Валерий Еремин, Анатолий Жаров - красивейшие голоса. Виктор Иванович Балашов- с ним постоянно происходили разные истории. Когда умер Вышинский, я еще работала в театре, но должна была прийти и что-то читать в студии. А в секторе выпуска выпускающей тогда была Анна Ивановна Никитина, удивительнейший человек, «осколок» того старого воспитания. Это  и мудрость, и эрудиция, и тончайшая интеллектуальная организация, и музыкальное образование.

Так вот, я ждала своего выхода в эфир за «Последними Известиями», а в эфире диктор Виктор Иванович Балашов, ничтоже сумняшеся, прочитал как на телетайпной ленте   - А.Я Вышинский, и расшифровал – Яковлевич. А - он Януарьевич! И тут же такой шквал телефонных звонков обрушился на сектор выпуска! Мы по телефону оправдываемся как можем, Никитину вызвали к начальству - и я уже одна отбивалась. А тут двое в штатском заходят, Балашова под белые рученьки- и уводят. Но как-то все обошлось, только на месяц его отстранили от микрофона. Потом Балашов стал диктором на Всесоюзном радио.

Уже работала диктором, и, подменяла заболевших режиссеров, записывала передачи «Пионерская зорька». Эти «Пионерские зорьки» очень любил Владимир Иванович Диордиенко. Председатель радиокомитета, какой крепкий, кряжистый партийный мужичок. Он мастерски умел подбирать самых ценных сотрудников. Как-то он умудрялся чувствовать их ценность для радио. Помню, на летучке он отчитал Турышева за то, что в его передаче Николай Петрович Мослаченко (уникальный по голосовому тембру актер) как-то не совсем в полную меру своего таланта звучал.

Время шло, умер Сугробкин, М.А. Протасова ушла на пенсию, и вот меня вызывают к начальству, и предлагают режиссуру. Я отказалась: мы тогда жили на Красной Речке, добираться в 5 часов утра к началу вещания было трудно, как и возвращаться после 12 часов ночи, закрыв вещание. Диордиенко говорил всякие хорошие слова о моей работе, а я реву – не хочу в режиссеры. Но поняв, что мне не отвертеться, я поставила условие- на месяц отправить меня на стажировку в Москву, и дать мне передачи только художественного вещания. Согласились!

Так я приехала в Москву, на Всесоюзное радио, и вызывает меня на разговор некто Богомолов, куратор местных комитетов. Поговорили за жизнь, и потом он спрашивает меня: а кто такая Мария Андреевна Протасова? Я говорю - это заслуженная артистка России, много лет работала на нашем радио. Тогда он говорит а кто такой Макарий Петрович Зайкин? Я отвечаю, что это режиссер общественно-политического вещания, удивительный человек, энтузиаст своего дела. Тогда он говорит, что пришла из Хабаровска бумага- представление на присвоение первой режиссерской категории Зайкину и мне. Мы задерживаем присвоение. Тогда я так образовалась- ведь я смогу с полным основанием отказаться от режиссерства!

Но через минут сорок меня снова вызывает Богомолов и говорит, что вы напрасно радовались. Мы созвали худсовет и решили- присвоить первую категорию вам, а Зайкину задерживаем на какое-то время. Выяснилось, что от парторганизации радио пришла телега – Зайкин без специального образования, и вообще не имеет к режиссуре никакого отношения. Вот такая была роль партии в истории. Но потом, позже, и Зайкину присудили первую категорию. А ведь потом Макарий Петрович Зайкин стал первым руководителем Хабаровской студии телевидения, когда она была еще между городской телевышкой и центром.

Вот так я стала режиссером художественного вещания. Но в основе этого вещания- литература. Я тесно стала связана с литературной редакцией радио, а там – такие поэты и писатели, как Игорь Золотусский, Ткаченко, Голышев, Гончарук, Ботвинник – это просто потрясающая редакция! Помню, одна авторша из краеведческого музея дала текст о путешествии Лисянского и Крузенштерна на шлюпе «Диана», вести ее я дала Мирославу Матвеевичу Кацелю, народному артисту России, с прекрасным голосом. И когда я получаю текст, там написано вместо «шлюп Диана» - «Шмон Диана». Я удивилась, но думаю, когда дадут мне микрофонный материал, там должно быть все правильно. В если есть название лодки «тузик», то может быть и «шмон». Но в тексте передачи правок не было. Мирослав Матвеевич читает своим прекрасным бархатным голосом везде- «шмон Диана». Передача прошла в эфир, звонит автор, плачет, говорит- что теперь будет? В страхе все- режиссеры, редактор, исполнители, операторы…

Ждем час, неделю, месяц… И никто не обратил внимание, не нажаловалась начальству. Потом стали потихоньку в своем кругу острить насчет «шмона», это стало говоря сегодняшним языком «мемом», н запомнила этот случай на всю свою жизнь. Если не знаешь какого-то слова - перепроверь десять раз.

Потом председателем телерадиокомитета стал Юрий Генрихович Кассович, фронтовик, человек большого такта, сдержанный, умница, не бросавший слов на ветер. Собирают на совещание со всего края из корпунктов сотрудников - из районов Полины Осипенко, Нанайского и других. Мне предложили разобрать на этой учебе две передачи, и рассказываю я на примере «шмона» - не употребляйте неизвестных слов. Все хохочут, но вдруг открывается в 3 студи дверь, и входит Юрий Генрихович. Посмотрел, как все ухохатываются, и говорит- не замечал в вас, Галина Ивановна, наклонности к юмору. Я говорю, дело прошлое- и рассказала про «Шмон Диана». Он выслушал, скупо улыбнулся, и ушел из студии.

Конечно, условия в старом здании были стесненные. И в середине 30-х годов, и когда я уже пришла работать   в 50-х годах радиокомитет помещался в том же здании- на Запарина, 80, там еще на верхних этажах помещался Стройбанк. А уж оттуда радио переехало в 90-х годах в новый дом на Площадь Славы, где находится и поныне.

Юрий Генрихович Кассович принимал дела, входил в курс проблем. А я писала передачу, и сильно мешал стук, строительный шум- несмотря на звукоизоляцию. Влетела я к нему в кабинет, и с места начала эмоционально требовать- «сделайте хоть что-нибудь»! А он никак не мог понять, что я от него требовала, и долго ко мне относился с опаской, как к излишне эмоциональной особе. Но когда я сделала передачу к годовщине 9 мая, тогда я заставила Елену Паевскую, заслуженную артистку, - вести передачу совершенно по-новому. И этой победой я перешла своеобразный рубикон, а материал мне прислала чтица Ленинградской филармонии Ирина Васильева. Ирина- поразительно талантливый человек, и по рассказам Михаила Анчарова она прислала мне композицию, я по ней сделала передачу. Только она вышла в эфир, и меня зовут к телефону – это Юрий Генрихович. И он не речистыми фразами, а емкими, но простыми словами, душевно поблагодарил меня и коллектив за хорошую передачу. Это так звучало, что мне как будто орденом наградили.

И еще один штрих - когда я, бросив все, повезла мужа на срочную операцию в Москву, оставив какую-то записку- типа «решайте сами, как со мной поступить». А мне уже было 55 лет, и мне полагалась пенсия. И мне потом говорят, что на летучке Юрий Генрихович сказал, что   Галина Ивановна Долгова остается режиссером, – это дорогого стоит! Такой это был человек, фронтовик, снайпер на фронте, справедливый и мудрый.

А еще была у нас диктор Игнатенко, с красивым, бархатным глубоким голосом,             она на общественных начала была в месткоме казначеем и все время считала взносы. И утром в прямом эфире как-то говорит: «Хабаровское время 6 часов 25 копеек» Это тоже стало у нас поговоркой. И вот эти эпизоды при вей их трагикомичности показывают трепетное отношение дикторов, режиссеров, актеров, редакторов к слову, к правильному его звучанию. Ведь в те времена радио являлось своеобразным камертоном, по которому радиослушатели всей страны учились правильному произношению, ударению, склонениям и спряжениям.

Муж мой - капитан первого ранга - служил в Амурской флотилии. Я ему испортила адмиральскую карьеру, ему предлагали должность на Камчатке и адмиральское звание, а я так сроднилась с редакцией и   работой, и я в слезах ему говорю – нет- нет-нет! Потом он стал руководить учебным отрядом матросов- это пять тысяч головорезов. Девичья фамилия у меня была Долгова, а по мужу – Завода. И когда были гонения на космополитов, то к микрофону эту фамилию не взяли, платили мне зарплату на фамилию Завода, а гонорар - на Долгову. Приехавший ревизор ничего не мог понять- две фамилии на одном адресе. При подготовке передач литературно-драматического вещания мне довелось общаться со многими творческими личностями- писателями, поэтами, актерами. Приходил в студию Василий Шукшин, он все время записи сидел мрачный. А наш Хабаровский писатель Александровский - так трепетно относился процессу создания передачи, бесконечно спрашивал- как будет правильно, все ударения проговаривал по многу раз. Часто приходили в студию писатели Николай Рогаль, Василий Михайлович Ефименко – он после записи выходил из студии красный, и говорил: лучше вагон разгрузить, чем сидеть у микрофона. Прекрасный, открытый был писатель Анатолий Вахов, это была просто изумительная личность, с живым внутренним порывом. Другие писатели были сдержанные, а это распахнутый человек.

Золотусский сидел в редакции мрачный. Иван Ботвинник -   к нему так снисходительно относились - да   это просто Ваня Ботвинник. А   потом у него вышла книга- «Парни ехали на войну», и готовили мы передачу, читала   я текст дома поздно вечером – и вдруг понимаю - ведь это писатель! Да какой! Побежала к телефону-автомату на улицу, дозвонилась, высказала свое восхищение- и потом стала иначе смотреть на Ботвинника. А писатель Всеволод Никанорович Иванов!!! Он любил приходить в редакцию, там у нас было большое кресло, и он, грузный, величавый, садился в это кресло, рассказывал, и все открывали рты и уши. Как – то я выбегаю из студии, где писала передачу, что-то спрашиваю, он отвечает притчей. Я не поняла, махнув рукой, убегаю, и только на следующий день до меня доходит мудрость его притчи – настолько величавый потрясающий талант.

Я очень любила постановочные передачи делать, и как-то мне в руки попал материал об Айседоре Дункан. Я к редактору Сергею Чумакову обратилась- а он прохладно отнесся к этой идее, дескать. кому это нужно. Но я все-таки нашла студийное время, привлекла актеров, и сделала передачу. И вот приходу однажды на работу- а в холле висит огромный плакат- «Поздравляем Галину Ивановну с победой на Всесоюзном конкурсе!».

Оказывается, был объявлен в Гостелерадио конкурс, и в числе других передач послали и мою – о Дункан. И когда сегодня вдруг из фондов радио дают старые записи постановок радиоспектаклей. – это такое чудо! А то, что сейчас пытаются делать на радио- моноспектакли это называют– нет школы чтецкой, нет режиссуры – меня просто оторопь берет: что же вы делаете! За музыкальными форцацками забывают и о смысле, и о слушателях.

Я с большой благодарностью вспоминаю своих помощников - операторов звукозаписи Галю Щербакову, Людмилу Мельник, Ларису Долгополову, Галину Табакаеву, Тамару Сосновскую. Без них невозможно было создать передачи. Потрясающий инженер был Сережа Кользун – вот, помню, в 5 студии не идет звук, и все. Я умоляю - Сережа, посмотри, сделай что-нибудь. Он говорит, Галина Ивановна, по измерительной ленте выставили звук- но не идет запись. Переходим в другую студию, И вдруг заходит Сережа и говорит, Галина Ивановна, вы правы, там в 5 студии пол отошел на 5 сантиметров, и в этом была проблема   плохого звука. Вот такой он был ответственный человек.

Но надо отметить, что все эти наши передачи- постановки, радиоспектакли, композиции – мы делали для жителей нашего края, и всегда помнили о этом. И очень радовались, когда приходили письма, или раздавались звонки, и нас благодарили.

Помню, я читала в эфире отрывок из книги писателя Русскова, и после этого заболела, попала в больницу. И слышу одна молодая особа передает в палате этот рассказ, и при этом упускает одно звено. Я поправляю ее- но она отмахивается, и продолжает рассказ, затем вспоминает это звено. И обращается ко мне- вы ведь правы были! И ведь она с одного раза, послушав передачу, запомнила все детали! Но мне хочется подчеркнуть, что все наши передачи, которые мы делали всем творческим коллективом - и я как режиссер, и писатели, поэты, композиторы, актеры, музыканты, техники, - делали для жителей нашего края. чтобы приобщить их к высокому. Может быть, нам это немного удалось.

Геннадий Ведерников

Фото из архива Г.И.Заводы

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика