USD
1
Доллар США
63,761 -0,194
EUR
1
Евро
71,170 0,040
CNY
10
Китайских юаней
90,204 -0,090
JPY
100
Японских иен
58,687 -0,176
Дата: 22.10.2019
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Ноктюрн»: последний «Аккорд» империи

 

2709-19-6История одной песни

 

 Ночью в узких улочках Риги
Слышу поступь гулких столетий.
Слышу века, но ты от меня далека,
Так далека, тебя я не слышу.

Ночью умолкают все птицы.
Ночью фонари лишь искрятся.
Как же мне быть? Зарей фонари погасить?
Будут светить далекие звезды.

Ночью мое сердце крылато,
Верю, не забудешь меня ты.
Время придет — по улочкам Риги вдвоем
Вновь мы пройдем навстречу рассвету.

Ночью в узких улочках Риги
Жду я, жду я, вновь тебя жду я…

История вопроса.

Хронометраж этой незатейливой, но запоминающейся песни на русском языке-   всего 3 минуты 25 секунд, а на латышском- 03.45. И сегодня, когда по радио звучит эта мелодия, начинающаяся с аккордов, напоминающих бессмертные фуги Баха, у нас, слушателей, успевает промелькнуть образ Риги с ее узкими средневековыми улочками, готическими домами, столетиями истории, культурным населением,   высоким уровнем жизни, что и обеспечивала империя свой «парадной витрине» социализма.

Нет уж теперь былого высокого уровня жизни Прибалтики -   промышленность и село развалены, население бежит на заработки в страны ЕС, шпроты и бальзам никому в России и даром не нужны. Нет и старательно культивируемого ранее союзными властями образа независимости: в каждой из трех Прибалтийских республик ведь были свои киностудии, Академии наук, Союзы композиторов, писателей, журналистов, республиканские издательства, республиканские газеты и телерадиокомитеты, не говоря уже о республиканских ЦК. Даже фестивали в Юрмале остались в прошлом.

Ничего этого не было в РСФСР, а теперь выяснилось, что на душу   прибалтийского населения из союзного бюджета приходилось в несколько раз больше денег, чем на душу населения в РСФСР. Так вот «оккупанты» завоевывали маленькие, но гордые республики.

Не будет больше Россия вкладывать свои ресурсы в развитие экономики Прибалтики – другие страны- денежки врозь. И только книги, кинофильмы, картины, скульптуры, музыка и песни, созданные в Риге, Таллине, Вильнюсе продолжают связывать народы бывшей империи. Одна из таких «скреп»- песня вокально-инструментального квартета «Аккорд» под названием «Ноктюрн».

Давайте посмотрим, что стоит за этими 3 минутами 25 секундами песни, как она создавалась, как исполнялась, какова история всех причастных к ее рождению.

Композитор из Риги

         Почему эта песня именуется «Ноктю́рн»? В переводе с французского  nocturne — «ночной» — распространившееся с начала XIX века название пьес (обычно инструментальных, реже — вокальных) лирического, мечтательного характера. Жанр ноктюрна возник ещё в Средневековье, тогда ноктюрном называли часть религиозной католической службы, исполнявшуюся между полночью и рассветом (как православная заутреня).

В основе ноктюрна лежит обычно широко развитая певучая мелодия, благодаря чему ноктюрн представляет собой своеобразную инструментальную песню. Ноктюрн стал настоящей визитной карточкой романтизма. В классической концепции ночь была олицетворением зла, классические произведения заканчивались триумфальной победой света над тьмой. Романтики же, напротив, предпочитали ночь — время, в которое душа открывает свои истинные черты, когда можно мечтать и думать обо всём, созерцая тихую природу, не отягощённую суетой дня.

Мелодию «Ноктюрна» создал композитор Александр Кублинский. Как рассказал в последние годы жизни   сам автор местному   музыковеду Виктору Подлубному, началась эта история, естественно, с женщины. Ее звали Рита, она была очень красивая, на 7 лет старше Кублинского. А он только-только снял сапоги, вернувшись из армии, и устроился пианистом в «РЭО» (Рижский эстрадный оркестр). И тут в Филармонии давали Новогодний бал. Александр, естественно, пригласил на него замужнюю Риту. После чего она забеременела...Развелась, он на ней женился, у них родилась дочь - всё как у приличных людей. Но быт всё испортил: она не умела готовить, а он не сумел поладить с ее родственниками. Они его не понимали и не принимали. Он снял для них на лето дачу в Лиелупе - так они его туда однажды просто не пустили – поздно пришел…

Тогда Кублинский пошел в магазин спорттоваров (он еще работал, значит, не так уж поздно пришел), купил там палатку и надувной матрас ( хорошо жили музыканты), поставил палатку рядом с дачным забором, надул матрас и лёг спать. И тут на авансцену влетели мухи! Они набились в палатку композитора, и спасу от них не было.

Тогда композитор палатку смотал, и пошел по улице Викингу к станции Лиелупе – на электричку.

Он шёл, стуча по асфальту модными тогда туфлями на сточенном каблуке, как у Юла Бриннера в «Великолепной семёрке», перекидывая палатку с плеча на плечо… Но он же композитор! А потому в стуке собственных каблуков вдруг уловил некий интересный ритм и даже мелодию. Поднял голову к ночному небу – а там звезды в кронах сосен играют в прятки. И композитор услыхал в их игре фугу Баха...

Но в Латвии песню не приняли. Пренебрежительно сказали: «Slavu melodija…». (Что вовсе не означает «славная», это означает «славянская»…)

Кублинский позвонил другу и однокласснику Марису Лиепе в Москву, где тот был в большом фаворе, выступал на сцене Большого театра. Друг Марис тут же сказал: «Приезжай!» И наутро они с Лиепой были на Всесоюзном радио.

Там спросили, кого композитор видит в качестве исполнителей? Композитор ответил, что видит и слышит вокальный квартет, и он готов написать для него аранжировку.
– Хорошо, у нас теперь есть такой, называется «Аккорд». Но, простите, а слова?..

– Вот они! – и Кублинский протянул листок. «Гимном Риги» мелодию сделал поэт Юрис Брежгис (1935–2002). Они впервые встретились в каминном зале Филармонии, где композитор, присев к роялю, наиграл поэту мелодию… Юрис ушел, пошел он, естественно, улочками старой Риги, и вскоре принёс стихи – на тему своей прогулки. Юрис еще в советское время уехал в Израиль. А очень хороший перевод на русский язык сделал рижский поэт Григорий Горский (1911-1987).

О своей встрече с ним рассказала Татьяна Соловьева: «Студенческая пора на журфаке МГУ — счастливое время! И была у нас производственная практика, я в 1973 году целый месяц провела в сказочной Риге, в издательстве «Лиесма». И был там один замечательный редактор и поэт — с моей тогдашней позиции очень пожилой и заслуженный — Григорий Горский. Он перевёл с латышского на русский поэму Эйжена Вевериса «Сажайте розы в проклятую землю» — о страшном детском концлагере Саласпилс. Он очень тщательно анализировал все мои материалы, очень тонко подсказывал, что ещё можно улучшить…А в конце практики подарил альбом «Рига»…

…В это же время в Москве проходила международная выставка товаров народного потребления, на которой были представлены и музыкальные инструменты. В частности, была и техническая диковинка – японские и немецкие электроорганы. На одном из них Кублинский наиграл фрагменты вступления и финала песни, так похожие на фугу Баха...

Вот так в 1966 году и родилась музыка «Ноктюрна», музыка одиночества. Родилась вовсе не в узких улочках Риги, а на пустынной улице Викингу в Юрмале.

Он впервые сел за рояль в 4 года. И стало ясно – без музыки никуда. Затем годы учебы в музыкальной школе Эмиля Дарзиня, где он сидел за одной партой с Марисом Лиепой. С великим танцором дружили 40 лет. Там же он познакомился и с Раймондом Паулсом - вместе делали первые шаги в сторону эстрады.

«Мы начали там, в музыкальной школе. Слушали американский джаз, учились от них. А нам запрещено было – как только они услышали, что мы играем джаз – "Мы вас отчислим!". Ну мы так тихонько начали на танцах играть»,- вспоминал маэстро.

Первая песня была написана, когда Александру был 21 год. Вернувшись из армии он становится пианистом Рижского камерного оркестра. А через год – его назначают художественным руководителем. Список солистов, которым он аккомпанировал, впечатляет. Георг Оттс, Муслим Магомаев, Карел Готт и нескончаемое количество латвийских исполнителей. Всего им написано 200 песен, в том числе и «Земляничные поляны», названные участниками группы Битлз самой мелодичной песней всех времен и народов. Последний концерт Алексндра Кублинского состоялся в 1987 году, с тех пор на сцене он не появлялся…

О Кублинском вспомнили в 2004 году, когда композитор получил премию в номинации «За жизненный вклад». На его 80-летие местная телестудия сняла двухминутный новостной сюжет о том, как он, сухощавый и элегантный, с неизменной сигаретой, живет в многоэтажке на восьмом этаже «композиторского дома», пишет, сидя за черным роялем, новые песни, и смотрит на свой прибалтийский город Пардаугаву, на улицу Агенскална с балкона, как с капитанского мостика.

«Я не медитирую, я просто думаю, о том, правильно ли я жил. И пришел к выводу, что правильно»,- сказал Александр Кублинский в своем последнем интервью тележурналисту. Маэстро умер 24 января 2018 года, ему был 81 год.

 

«Аккорд» и «Эолика»

Первым, и пожалуй, главным исполнитель «Ноктюрна» стал вокально-инструментальный квартет «Аккорд». Вот его состав.

Зоя Марковна Харабадзе (01.05.1932 — 16.01.2018) — вокал (сопрано), художественный руководитель. Получила образование на дирижёрско-хоровом отделении Музыкального училища при Московской консерватории (1949—1953).

Шота Георгиевич Харабадзе (15.07.1934 — 17.07.2002) — вокал (тенор), административная работа. В последние годы жизни тяжело болел.

Инна Константиновна Мясникова (1934—2010) — вокал (меццо-сопрано). Окончила дирижёрско-хоровое отделение Музыкального училища при Московской консерватории (1953—1957). Была женой Георгия Гараняна, руководителя ансамбля «Мелодия». В 1988 году Инна Мясникова уехала к своей дочери в США, умерла она в Нью-Йорке в 2010 г. Отьезд И.Мясниковой совпал с приближением пенсионного возраста Зои и Шоты Харабадзе, и квартет прекратил своё существование.

Владислав (Вадим) Брониславович Лынковский (19.05.1938 — 19.09.2003) — вокал (баритон), окончил мореходное училище в Ленинграде, служил во флоте, мастер спорта по классической борьбе. Окончил московский институт им. Гнесиных (хоровое отделение). Пришёл в квартет по рекомендации композитора В. Г. Рубашевского. Отличался яркой индивидуальностью, придумывал оригинальные номера (мог выехать на сцену в коляске для близнецов и с соской во рту). В 1969 году вышел первый «гигант», в 1970 году — второй.

В 1974 году из-за проблем с алкоголем Владислав Лынковский был вынужден покинуть квартет «Аккорд». После этого он работал в Москонцерте, записывал песни для спектаклей, кино и телефильмов. С 1987 года состоял в браке с Ириной Александровной Галанцевой.

Юрий Александров — заменил в квартете Владислава Лынковского.

Отличительной чертой квартета стало максимальное использование возможностей голоса каждого участника, чистоты интонации, тембровой уравновешенности (гармоничного сочетания высоких и низких голосов). Так, по мнению участников квартета, полновесно, благозвучно даже в диссонансах и должен звучать аккорд. В каждой исполняемой песне квартет был узнаваем, хотя менял характер звучания, окраску голосов, сочетание тембров, щедро используя подвижные ритмические и динамические штрихи.

Уникальность «Аккорда» состояла и в том, что обычно вокальные квартеты полностью состоят или из мужских, или из женских голосов. Два мужских и два женских голоса не было больше нигде в мире.

История этого квартета началась в далеком 1955-м. На тот момент, кстати, он не имел никакого названия. В составе группы было четыре выпускницы одного из отделений музыкального училища при Московской консерватории (Инна Мясникова, Роза Романовская, Зоя Куликова и Элла Ольховская). Заслуженную славу коллективу принесло участие в кинокартине «Карнавальная ночь» с песней «Пять минут», которую они исполняли вместе с Людмилой Гурченко. На Московском фестивале молодежи и студентов в 1957 году, в финале конкурса встретились два вокальных квартета: женский коллектив из Москвы, состоящий из воспитанниц Московской консерватории дирижёров-хоровиков (Зоя Куликова, Инна Мясникова, Элла Ольховская и Роза Романовская), под руководством Зои Куликовой, и тбилисский мужской из Политехнического института во главе с инженером Шотой Харабадзе.

В 1960 году Зоя Куликова и Шота Харабадзе поженились, и Зоя Куликова стала Зоей Харабадзе. В том же году Зоя Харабадзе предложила остальным участницам квартета сделать смешанный коллектив, но не нашла поддержки и ушла из группы выступать вместе с мужем. Вскоре к ним присоединилась Инна Мясникова. Четвёртого участника, Вадима Лынковского, посоветовал композитор Владимир Рубашевский. Получившийся квартет получил название «Аккорд».

Первые гастроли прошли с оркестром Олега Лундстрема по лагерям Магадана. После квартет выступил на Всероссийском конкурсе артистов эстрады с джазовой программой, но жюри выступление никак не оценило. Однако вскоре на радио в передаче «С добрым утром!» выступал композитор Вано Мурадели, который обратил внимание радиослушателей на молодую группу. После этого ансамблем заинтересовались на радио. В том же 1960 году вышла первая пластинка.

Квартет становится участником праздничных эстрадных программ на ТВ — «Голубой огонек» и других программ, записывается на радио.

Осенью 1965 года два месяца коллектив вместе с Московским мюзик-холлом работает в Париже, выступает на сцене знаменитого концертного зала «Олимпия», где в это же время проходили концерты The Beatles, с которыми даже пообщались, но на их концерт не пошли, так как продолжали усердно репетировать.

Впоследствии в зарубежных гастролях ансамбль побывал в 46 странах Европы, Африки, Азии, Латинской Америки: Франция, Бельгия, Голландия, Финляндия, Алжир, Сомали, Йемен и других. На Дальнем Востоке квартет выступал и во флотских гарнизонах, и на БАМе.

Высшая награда ансамбля - «Золотая пластинка» на Международном фестивале грамзаписей в Канне (Франция) в 1969 г.

После распада ансамбля некоторое время оставшиеся участники давали концерты как трио. Также супруги Зоя и Шота Харабадзе выступали дуэтом, но уже без былой популярности.

Зоя и Шота Харабадзе похоронены на Аксиньинском кладбище[ Одинцовского района Московской области. Владислав Лынковский похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Есть и второй исполнитель «Ноктюрна», но уже на латышском языке - Eolika» («Эолика») — советский и латвийский вокально-инструментальный ансамбль, работавший в жанре поп-музыки.          Название ансамбля связано с одним из видов арфы - эолой, которая в музыкальном мире является символом красоты и гармонии. На протяжении многих лет группу возглавлял композитор Борис Резник. Основан в 1967 году выпускниками Рижской средней специальной школы им. Э. Дарзиня. Первоначально группа назывались «Varavīksne» («Радуга»). С 1967 года принимала участие в концертной программе Рижского эстрадного оркестра под управлением Раймонда Паулса.

В первый состав группы входили: Борис Резник (пианист и композитор), Зигисмунд Лорен (вокал, гитара), Юрис Гринёв (вокал, гитара), Юрий Кузминов (вокал, бас-гитара) и Эдуард Новиков (вокал, барабаны).

В 1968 году была записана первая пластинка, на которой три песни были написаны участниками группы и одна песня Р. Паулса, исполненная Норой Бумбиере. В 1970 году по ряду причин группа прервала свою деятельность. В начале 1970-х название «Эолика» использовала группа под управлением солиста Латвийской государственной филармонии Александра Сотикова.

В 1977 году концертная деятельность «Эолики» была продолжена. Появились новые участники — певицы Илона Балиня и Илона Степанова. После победы на VI Всесоюзном конкурсе артистов эстрады (1979) к «Эолике» пришла популярность. Наибольшую известность получила песня «Ноктюрн» В 1980 году в группу влились Виктор Бураков (Земгалс) и Дайнис Добелниекс, место И. Балини заняла певица Олга Раецка. Были записаны альбомы «Сны Риги» (1980) на русском и «Pasaule, pasaulīt» (1985) на латышском языках. На это время пришлись зарубежные гастроли, коллектив выступал на Кубе и в Афганистане.

Большинство музыкантов коллектива получили классическое музыкальное образование (в том числе и высшее), что обусловило высокопрофессиональный подбор репертуара и манеру исполнения. Помимо владения музыкальными инструментами, каждый участник ансамбля пел, со сцены нередко звучали гармоничные композиции "акапелла". Индивидуальное мастерство музыкантов позволяло коллективу исполнять произведения любой сложности, а красота инструментальной палитры создавала ощущение, что на сцене не шесть музыкантов, а целый биг-бенд. В последнее время группа принимала участие в небольших концертах на различных латвийских эстрадных площадках.

В общем, как говорится в одном советском кинофильме, «все они умерли». И только «Ноктюрн», исполняемый и на русском, и на латышском языках, продолжает радовать слушателей.   Потому что как писал А.Куприн в своем рассказе «Гамбриниус, «Искусство все перетерпит и все победит».

Геннадий Ведерников.

 

 

 

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика