USD
1
Доллар США
66,331 -0,751
EUR
1
Евро
75,584 -1,366
CNY
10
Китайских юаней
97,973 -1,356
JPY
100
Японских иен
60,607 -1,138
Дата: 19.01.2019
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Ядерные тайны Дальнего Востока

 

2612-18-5

Секретные объекты региона, построенные в годы «застоя», защищали и защищают суверенитет СССР и РФ.

Где хранилась «Кузькина мать»?

Сразу скажу- ныне действующие объекты   ядерной военной инфраструктуры России надежно защищены от утечек информации и   глаз разных разведок. А вот уже заброшенные объекты интенсивно «осваиваются» представителями особой субкультуры- «диггерами» «сталкерами» и прочими любителями «заброшек» и «дестроя». Они тщательно шифруются, избегают общения с прессой, через свои сайты - только односторонняя связь. Главное для них- найти заброшенный «дестрой», облазить его, снять на фото и видео, избежать «общения» с охраной (если она есть), и выложить все это на своем сайте.

Причем локацию таких объектов они тщательно берегут, сообщая только своим, доверенным товарищам, как рыбаки не сообщают кому попало места лучшего клева. Причины такой закрытости, в стиле особых отделов КГБ, ведших оперативное прикрытие ядерных объектов СССР, три. Первая- защита своих «находок» от конкурентов- других групп диггеров. Вторая- защита от любопытного народа, который может повалить валом в интересный объект, особенно если он на доступном для автомобилизированного населения расстоянии от жилых мест. И третье- чтобы власти не заварили   входы в такие объекты, не повесили датчики и камеры видеонаблюдения, то есть не «спалили» объект.

Один из таких заброшенных ядерных объектов, где раньше хранилась   знаменитая по Хрущевскому высказыванию «Кузькина мать», мне показал на условиях строжайшей анонимности знакомый диггер. Мне повезло, что я раньше занимался спелеологией, и у меня остались в этом сообществе старые связи.

…Не очень далеко от города, если ехать по главной автотрассе,   есть совсем незаметный съезд на явно заброшенную, узкую – шириной в одну машину-,   без дорожных знаков и указателей, - но   асфальтированную дорогу. Проехав по ней несколько километров, оставляем машину и идем несколько километров по заброшенному осеннему лесу. Ближе к объекту начинают попадаться остатки сооружений- полусгнившие столбы периметра с колючей проволокой, холмики дзотов, остатки осевших траншей. И вот мы выходим «с тыла» к   заброшенной ремонтно-технической базе – РТБ 12 Главного управления Минобороны (об этой системе я расскажу далее).

В СССР было два типовых проекта РТБ- один для равнинной, и второй- для горной местности. На равнинной местности объект закапывался на несколько этажей в землю, а там где были горы или сопки- «врезался» в их «подошву» и уходил вглубь. Снаружи   вход в наш горный спецобъект выглядит не очень презентабельно- похож на двухэтажный колхозный птичник - сверху закрытый рамами с разбитыми стеклами балкон, а на уровне земли- ворота для грузовой автомашины, Это - «масксооружение» (маскировочное сооружение, а не обьект Илона Маска),   в его ворота задним ходом въезжала грузовая автомашина с кунгом. А что она там делала- со спутников вероятного противника не было видно…

…Пройдя через разбитые входные двери, попадаем на место разгрузки специзделий – помещение, похожее на склад овощебазы. Местные жители уже попилили весь металл, который смогли вывезти, и даже срезали некоторые огромные многотонные выгнутые наружу «гермы» (герметические двери), способные выдержать атомный взрыв и радиоактивное заражение. Обычно таких «герм» от трех до пяти. Света нет- но у диггеров с собой мощные фонари. Над головой - направляющая рельсового    электрического тельфера, с помощью которого специзделия снимались с грузовика и опускались в люк на полу- на этаж ниже. К этому месту подходили рельсы узкоколейки, ведущие в хранилища – так называемые «пеналы». Сейчас рельсы и поворотные круги   утащены «металлистами», остались лишь колеи в бетонном полу.

Проходим по рельсовой колее через еще одни массивные противоатомные  ворота полуметровой толщины весом около 30 тонн на поперечных рельсовых колесах, с раскуроченными электроприводами. Металлисты не срезали их потому, что у них только оболочка металлическая, а внутрь заливался бетон- для веса и крепости. А далее-   центральное помещение, куда выходят четверо противоатомных ворот – за ними и находятся «пеналы» От главного рельсового пути через четыре поворотных круга тележки (электрокары, сейчас напрочь украденные) со специзделиями могли повернуть в эти «пеналы». Рельсы проходят посередине «пенала», а сверху, под потолком, по направляющим ездил тельфер, который поднимал груз и выкладывал его на приподнятый пол -   налево и направо. Высота слегка захламленного «пенала»- метров десять, ширина- метров пятнадцать, а длина- метров 40. На стенах – остатки покраски,   осветительной электропроводки, а под потолком- полуметровая труба климатической установки. Для хранения специзделий требовался особый режим- температура, влажность. Дозиметр (диггеры без него не ходят) показывает вполне нормальный фон- 20 микрорентген в час. Здесь и хранились специзделия- ядерные боеприпасы различных видов.

Дальше мы смотрим напрочь «раздестроенные» помещения РТБ- дизельную, где на бетонных фундаментах раньше стояли два дизель-генератора, баки с топливом, маслом и водой, электрощитовую, фильтровентиляционные установки для очистки воздуха в случае ядерного и химического заражения, склады ЗИП, комнаты (чуть не сказал офисы) для специалистов, офицеров и солдат. Впечатляют   остатки огромной климатической установки, поддерживавшей нужный   температурный и влажностный режим. Ну и конечно- куда же без него- санузел с остатками солдатских унитазов, артезианская скважина.

Особое помещение- «святая святых»- зал регламентных работ. Ведь ЯБП- сложнейшее устройство, включающее расщепляющийся ядерный  материал, обычную взрывчатку, электродетонаторы, электронный блок управления, источники электропитания и многое другое. В зале регламентных работ специально обученные люди боеприпасы согласно графику разбирали, заменяли детали с истекшим гарантийным сроком хранения, проверяли, тестировали, снова собирали. Здесь был   так называемый «тройной контроль»: один специалист читал инструкцию, второй выполнял работу на «специзделии», третий его контролировал. А когда поступал (или поступит) приказ- готовое к боевому применению специзделие вывозилось туда, куда надо: на ракетную позицию, к аэродрому дальней авиации, пирсам для подводных лодок…

…Кое-где на уровне пола в бетонных стенах виднеются квадратные дыры с остатками срезанных бронированных крышек размером примерно метр на метр. Это- аварийные люки, по ним в случае нужды можно было (на карачках) по лазам-тоннелям обойти внезапно заклинившие входные гермодвери и выйти в масксооружение. Обязательно еще и наличие второго, запасного выхода- он аналогичен основному входу, и аварийного выхода. В одном из помещений ничем не примечательная якобы бетонная стена была очень тонкая, и ударом кувалды или лома ее можно было сломать, и выйти по скоб-трапу через вентиляционную шахту наверх, на склон сопки.

 

Что скрывается за зеленым забором?

 

Каждый человек, родившийся в СССР, знает, как выглядели воинские части: зеленый забор (иногда с дырками для «самоволок», ворота с красной звездой, КПП с вывеской «Контрольно-пропускной пункт МО СССР», часовой на входе, вышки. Из-за забора виднелись здания казарм, столовой, штаба, гарнизонного дома офицеров, флаг над плацем, жилые «хрущевки» для семей офицеров и прапорщиков, школа, детсад, магазин военторга. А дальше- техзона.

Местное население обычно в общем знало о характере воинской службы в/ч - ведь без местной органов власти, партийных и комсомольских комитетов и прочих организаций, без гражданского персонала- кочегаров, рабочих, поварих- существовать воинским частям было невозможно. Правда, посторонним гражданским людям аборигены воинскую тайну выдавали только после хорошего застолья.

Но были среди таких воинских частей особенные- с заборами без дырок, с тройным периметром колючей проволоки под высоким электрическим напряжением (в боевом режиме 3000 вольт поражало с расстояния в метр), с молчаливыми офицерами- их еще в воинской среде называли «глухонемыми» - то есть не шедшими на вербальный контакт в духе «какое училище закончил, где раньше служил». Над ними витала незримая тень особых отделов КГБ, дисбатов, военных прокуратур и трибуналов.  Практиковали и «легенды прикрытия»- так, в Свободном на территории воинской части стоял памятник с настоящим (правда, списанным) истребителем МИГ-17, что должно было показывать, что здесь базируются военные летчики. А на самом деле – это элементы ядерного щита, прикрывавшего СССР в годы «холодной войны».

В СССР было около 45 000 спецбоеприпасов (СБП), на 1989 год на территории РСФСР их насчитывалось 12320. На момент распада СССР на центральных базах хранения сберегались ядерные боеприпасы (ЯБП) шести видов. Это ЯБП ВВС - авиационные бомбы и боевые части крылатых ракет авиационного базирования; ЯБП РВиА СВ - боевые части тактических (ТР) и оперативно-тактических ракет (ОТР), специальные артиллерийские выстрелы (САВ) - артиллерийские снаряды и минометные мины; ЯБП РВСН — боевые части и боевые блоки ракет; ЯБП ВМФ - боевые части и боевые блоки ракет морского базирования и береговых ракетных комплексов, боевые части противокорабельных и противолодочных ракет, боевые зарядные отделения и боевые части торпед и ракет-торпед, якорные и донные мины, артиллерийские снаряды береговой артиллерии, глубинные бомбы и «ныряющие» авиационные бомбы; ЯБП ПВО - боевые части ракет ПВО и ПРО; ЯБП инженерных войск — стационарные и переносные инженерные мины.

Все ядерные боеприпасы, независимо от характера их применения- для ракет, торпед, авиабомб свободного падения   и прочие- принадлежали   12 Главному управлению Министерства Обороны СССР, сейчас-     12 ГУМО РФ, то есть у них был и есть один хозяин. Это к вопросу о том, что сейчас иные потерявшиеся во времени «экологи» в период осеннего обострения начинают писать, что они знают, якобы,   где валяются «бесхозные» атомные бомбы, «ужос-ужос!».

С тех пор было подписано много международных договоров по ограничению и сокращению, и сколько сейчас ядерных боеприпасов (ЯБП) хоть в РФ, хоть в США- – каждый может найти в свободном доступе. В лихие 90-е годы по России открыто бродили толпы американских шпионов, в интернете бывшие сослуживцы сейчас выкладывают книги, где вспоминают минувшие дни, а на интернет-форумах   бывшие солдаты и офицеры делятся воспоминаниями. Многие воинские части стали ненужными и брошены, на радость местным «металлистам» и «сталкерам».

После 1958г. эксплуатацией ЯБП занимались Центральные базы хранения, принимавшие от промышленности и осуществлявшие их хранение и эксплуатацию в установленных степенях готовности. Велось также техническое руководство и контроль эксплуатации ЯБП на закрепленных войсковых базах видов ВС, хранившие и эксплуатировавшие войсковой запас ЯБП. Они выполняли работы по их подготовке к боевому применению, доставке и выдаче частям боевого применения. Были и подвижные базы (ПТРБ) видов ВС, занимающиеся подготовкой ЯБП (бомб, инженерных мин, артиллерийских снарядов и др.) к боевому применению в полевых условиях.

 

Объекты, которых не было на картах

 

На излете существования СССР было 20 Центральных баз хранения (ЦБХ), в 2005 году их оставалось 14.

               На Дальнем Востоке такая ЦБХ именовалась «Свободный-21» рядом с 27-й ракетной дивизией РВСН (сейчас заброшены и база, и дивизия).

               Много таких объектов осталось и на территории нашего региона- и брошенных, и еще действующих. На действующих режим секретности продолжает поддерживаться.

               РТБ, то есть ремонтно- техническая база - такое название было дано спецобъектам еще в 50-е годы прошлого века. И действительно, огороженное забором место- база, много техники (а где ее нет?) – значит, техническая, и, само собой, там что-то ремонтировали. Шпионы отдыхают В СССР таких войсковых РТБ для хранения было 200 штук, и еще несколько десятков- за рубежом. Кстати, например, из прекрасно сохранившейся советской РТБ в Чехии сейчас сделали музей.

Как сообщается в интернете, Арсенал в/ч 34088 (Объект «С») РВСН 12 ГУ МО РФ - г. Хабаровск-47 ст. Корфовская, зарегистрирована как юридическое лицо 30 декабря 1953 (существовала 65 лет), в настоящее время, по неподтвержденным данным, ликвидирована. В/ч 52015 - объект «Арсенал», Хабаровский край, Комсомольский район, адрес город Комсомольск-на-Амуре-31, иначе -  поселок Селихино, - сейчас ликвидирован. Существовали также РТБ в Амурском районе Хабаровского края   у аэродрома Менгон (для авиации флота), в поселке Заветы Ильича (ПВО), в Приморском крае и в пос. Вилючинск (Камчатка) – для атомных подводных лодок, в   поселке Анадырь (Гудым) - Чукотский АО - 12 ГУ МО (в/ч 62902) 83 ракетный полк, нацеленный на США, а также в поселке Серышево Амурской области- для стратегической авиации, и др.

В Комсомольске в закрытом поселке «Парин», он был основан в 1961 году,  располагался 1201-й объект 12-го Главного управления Министерства обороны (в/ч 52015), по некоторым данным, сейчас ликвидирован. Там имелись действующие ракетные установки «Тополь-М», несколько установок РЭБ и командный пункт, на котором ракетчики посменно несли боевое дежурство. Тренинг, моделирующий поведение солдата в боевой ситуации на тренажере (полностью воспроизведенная обстановка пункта запуска ракет) проводится еженедельно для личного и офицерского состава.

Боевое дежурство в таком подразделении, как воинская часть 52015, длилось шесть часов. На протяжении этого времени командиры или главное управление сообщает наводчикам координаты для отслеживания оружия воздушного нападения. Также солдаты налаживали параметры пуска ракет.

В целом, подводя итоги службы многих поколений персонала ядерных спецобьектов, можно сказать следующее. Нет ни одного известного в СССР или РФ  случая взрыва, ядерной аварии, пожара на ЦБХ и РТБ (если бы были- как их утаишь?), ни разу никакие шпионы или террористы не смогли украсть оттуда  спецбоеприпас.

…Знаете, какой вид деятельности был обозначен в уставе Корфовского «Обьекта С»? Ведь воинская часть 34088 - это юрлицо, и в соответствии с действующим законодательством его надо было   зарегистрировать в налоговых органах Хабаровского района, с указанием ОГРН, ОКПО и прочей абракадаброй.

Так вот, в графе «вид деятельности» командир части по-простому написал: «Обеспечение военной безопасности страны».

 

«Гудым»- пистолет у виска Америки

Конец 1950-х годов. Для обеспечения аэродрома подскока стратегической авиации и местных стартовых комплексов РВСН, под защитой толщи одной из близлежащих гор, было построено фортсооружение с поселком обслуживающего персонала Гудым Объект "С" №955 (Магадан-11). Суровые климатические и географические особенности Чукотки, требовали автономных от *большой земли* решений. Сооружение относится к самому крупному типу, из всех возможных для работ с ЯО. Содержит в своем составе: отдельные хранилища для боеприпасов разного типа и их средств доставки.

Есть сборочный зал для стыковки ЯБЧ к ракетам и работы с изделиями. Хранилище ВВ для пиротехнических средств необходимых при окончательном монтаже изделия, узел связи, административные помещения (штаб), поверочно-метрологические лаборатории, лабораторно-технический блок для проверки и обслуживания элементов изделий, специальный погрузочные аппарели, для перегрузки изделий на автомашины, с последующей доставкой их на аэродром и в часть РВСН.

Сооружение полностью автономное, герметизируемое. Есть дизельная электростанция и фильтровентиляционная установка.. Предполагаемый персонал сооружения - не более 100 человек в усиленном, и не более 50 человек в мирном режиме. Снаружи, вне защиты, есть склады запчастей к изделиям, миницех по производству кислорода, и макет для тренировки личного состава по погрузке/выгрузке контейнеров с изделиями на борт транспортного самолета. (Сделан из фюзеляжа настоящего самолета). Схема использования объекта предполагалась следующей.

В повышенных степенях боеготовности, стратегические бомбардировщики начинали использовать аэродром в Угольном для выполнения дежурных полетов. РВСН приводила ракеты в боевую готовность и размещала их на стартовых столах во Втором Поселке. Штаб внутри фортсооружения брал на себя функции регионального КП. Связь с Москвой и ГШ велась по тропосферной линии, станция которой размещена возле Анадыря. Гудым включался в цепочку проверки и обслуживания ЯО со смен дежурящих в воздухе стратегических ракетоносцев. Организовывалась ротация: один из порталов работал только на приемку изделий с самолетов, второй на их выдачу.

Для дозаправки и пополнения вооружения в десятке км от ЦБХ был оборудован аэродром подскока "Угольный", на базе старого аэродрома. Сам аэродром также используется по сей день гражданскими авиалиниями, а также как запасной военный аэродром. До Аляски рукой подать и эта точка на карте была очень удобной, чтобы держать потенциального противника в напряжении.

Но в 1962 г. ЦБХ пришлось расширить свои обязанности т.к. в нескольких км от развернулось строительство второго городка (Объект-691) с четырьмя пусковыми стартовыми площадками для баллистических ядерных ракет средней дальности Р-14 наземного базирования. Это была та самая "Кузькина мать, которой грозил Н. С. Хрущёв США с трибуны 15-й ассамблеи ООН".

В ходе строительства в условиях Крайнего Севера и вечной мерзлоты строители испытывали большие трудности и было решено строить позицию по упрощённой схеме. Сооружения и укрытия для техники и грунтовых тележек с ракетами, строились без привычной обваловки землёй, а при стартовых позициях не было построено полноценной РТБ. В итоге 4 ракеты находилось на позиции, а ещё 4 специальных головных части было решено хранить и обслуживать в объекте "С", сформировав при нём 1914-ю РТБ. 

Так помимо бомб в хранилищах ЦБХ появилось 4 ракеты Р-14, которые хранились и обслуживались в ней до 1969 г. пока позиция ядерных ракет не была расформирована и передислоцирована в УССР.

 

«Барсучья нора» для подводных лодок

Высокозащищенная база обслуживания для  атомных субмарин Тихоокеанского флота на базе подводных лодок Павловск в Приморском крае строилась «Дальспецстроем». В ряду самых грандиозных недостроев подобные базы занимают одно из самых почетных мест. Умершие даже не в связи с распадом Советского Союза, а за банальной ненадобностью, в связи с сокращением армий, флотов и наступательных вооружений, подобные сооружения остались титаническими памятниками нереализованным проектам.

 Строительству баз был присвоен повышенный гриф секретности и установлен жесткий режим допуска к этим работам.

Конечно, укрытия были нужны флоту. Но строительство было организовано так, что вместо пользы принесло нашей стране только вред. А ведь это была одна из самых великих и крупных флотских строек за всю историю российского и советского Военно-морского флота.

Торжественное начало строительства объекта состоялось в 1977 году. Конструктивно объект представляет из себя два основных блока, построенных стандартными горными методами, и ряда дополнительных выработок, также построенных раскрытием опорных штолен.

Объект состоит из двух основных блоков. "Сооружение-1" - канал для швартовки и размещения АПЛ, оснащенный средствами осушения для капитальных ремонтов. "Сооружение-2" - основной трехэтажный блок для размещения основных жилых и рабочих помещений. Объект полностью автономен, оснащен собственной ДЭС, ФВУ, холодильным центром, помещениям для жизни экипажей. Защищенность комплекса от ядерного оружия низкая, особенно при ударах со стороны порталов Сооружения-1. Защищенность от обычного оружия высокая, если удары не со стороны порталов, где возможны обрушения конструкции.

 Строительство было прекращено по договорам  ограничения СНВ в конце 80-х годов. На момент прекращения строительства, были выполнены все основные горнопроходческие работы по сооружениям и вспомогательным блокам. Незаконченной оставалась доводка донной части сооружения-1, и обустройство внутреннего пространства комплекса. Судя по состоянию, все бетонные работы были завершены, оставалось сделать только интерьерную отделку и заполнить внутренние помещения.

Центральная часть убежища - 2 параллельных тоннеля, соединённых между собой проходами. Один тоннель представляет собой водный канал шириной 19 метров и длиной 450 метров (по спутниковым замерам длина 650 метров), высотой примерно 10-12 метров над уровнем воды. Основной зал другого тоннеля имеет длину 225 метров, ширину 8 метров, высоту примерно 10-12 метров.

На западном побережье имеется 3 входа, соединённые с основными тоннелями, имеющие проходы над ними. Длина самого протяжённого хода примерно 200 метров. Так же есть ещё один вход во внутренней части бухты, предположительно ещё один рядом в лесу и 2 вентиляционных выхода. Всего имеется 8 входов/выходов, 2 вентиляционных, и, предположительно, ещё один тыльный.

Убежище колоссальных размеров, но оценить его истинные размеры очень сложно, некоторые проходы затоплены, и куда они ведут - неизвестно. После заморозки работы была принята идея конверсии части блоков комплекса в склады, для чего были выполнены минимальные работы по переустройству. После наступления 91 года, конверсия так и осталась незавершенной. Сейчас на территории в\ч имеются источники радиации, радиационный фон повышен. 

 

«Обитель зла» на Транссибе

Самый засекреченный комплекс вооружений в СССР, однако, был не ядерно-ракетный, а связанный с биологическим оружием, это "Объект 506", расположенный у одной из станций восточного полигона Транссибирской магистрали. Арсенал был введён в эксплуатацию в начале 70-х годов и просуществовал до второй половины 80-х гг когда было решено "отказаться" от такого рода вооружений, после чего арсенал был перепрофилирован в армейский склад связи и продовольствия. Позже он вообще был передан военным топографам и до начала 2010-х охранялся вневедомственной охраной.
Тут хранились упакованные в боеголовки и авиабомбы в замороженном виде при минус 40 градусах споры сибирской язвы, штаммы боевых вирусов и прочие виды биологического оружия вместе со средствами их доставки. Начиная с 1985 года и по 1988 все опасные компоненты были вывезены и утилизированы на специальных полигонах.

Итак, к воротам когда-то тщательно огороженного подземного хранилища в лесу подходит железнодорожная ветка, здесь была оборудована (сейчас в плачевном состоянии) станция и перрон под маскировочным навесом, снабженные кран-балками для круглосуточных, всепогодных погрузочно-разгрузочных работ. Сверху объект почти не выделяется на фоне тайги- так, заросшая деревьями полянка размером с футбольное поле, да несколько соседних объектов. По углам сооружения - 4 мачты молниеотводов высотой 70 м с натянутой тросовой системой для отвода молний. 

Комплекс представлен 4 сооружениями: 
- комплекс хранилища и регламентных работ; 
- комплекс 2 ступени холодильных машин, фильтрация, подготовка воздуха, совмещен с блоком хранилищ(температура в хранилищах поддерживалась на уровне -40С; 
- комплекс 1 ступени холодильных машин, представлен отдельным сооружением, имеет обширные брызгательные бассейны ;
- неопознанный комплекс, предположительно дизельная.

В самом подземном помещении - обычный пейзаж:   пять выкатных и герметических массивных дверей, (сейчас срезанных), рельсы узкоколейки. И главное- прямоугольные   «пеналы», где хранились при низкой температуре боеприпасы с бактериологическим оружием. Все оборудование уже спилено «металлистами», остались голые бетонные стены. В целом "Объект 506» внешне представляет из себя слегка модернизированную Центральную базу хранения (ЦБХ) ядерного оружия.

 

Курок «мертвой руки»

В ракетно-ядерном щите нашей страны есть одна структура – под названием « Периметр» - о которой известно очень немного, и главное- никогда в истории ни один действующий политик или офицер о ней ничего не говорил. Подчеркиваю- именно ДЕЙСТВУЮЩИЙ, потому что вся информация о «Периметре» получена или от сбежавших в начале 90-х годов за рубеж ее разработчиков, или от генералов-отставников, которые за свои слова не отвечают. Поэтому нельзя утверждать об этой системе, что она реально действует. Возможно, это такой отвлекающий, обманный маневр властей- что вполне допустимо в ядерной гонке сверхдержав- хотя сама идея просто блестящая.

В общем, согласно открытым источникам, в 1988 году на боевое дежурство в СССР была поставлена на вооружение система «Периметр», американцы ее назвали «Мертвая рука», недвусмысленно намекая, что она и из гроба всех достанет и отправит в ад, как говорил наш Президент. Представим: враги упреждающим ракетно-ядерным ударом уничтожили военно военно-политическое руководство нашей страны, и некому отдать приказ на нанесение ответного ядерного удара по супостату.

А в это время где-то в секретном защищенном бункере работает компьютер, который в реальном времени получает информацию о радиоактивном заражении, о сейсмических толчках, об электромагнитных всплесках излучения, которыми сопровождаются атомные взрывы, о химическом и бактериологическом заражении, о том, есть ли на этажах защищенных подземных командных бункеров живые биологические объекты (то есть люди), о том, как идет радиообмен на военных частотах… Все эти и другие данные анализируются в реальном времени согласно алгоритму. И если компьютерная программа решит, что все данные указывают на состоявшееся ядерное нападение на РФ, а все командиры погибли и некому отдать приказ на ответ, тогда компьютер - сам-   запускает боевой алгоритм.

И тогда на секретной ракетной шахте взрывом   откидывается оголовок весом несколько сот тонн, и  автоматически стартует   командная ракета УР-100, у которой вместо ядерной боеголовки- мощный радиопередатчик с направленными антеннами. Скорее всего, ракета   стартует из европейской части страны, и на высоте около 4000 километров движется на восток. А по дороге, пролетая над позиционными районами РВСН, она передает им специальные зашифрованные радиосигналы. И повинуясь этим сигналам, в сторону противника по заранее намеченным целям стартуют сотни ракет из подземных шахт и наземных   мобильных комплексов, с самолетов и с подводных лодок. Теперь понимаете, как был прав наш Президент, который сказал: зачем нам мир, если не будет России? Апокалипсис по сравнению с «Машиной судного дня»- просто пикник на лужайке.

А теперь вопрос- откуда система «Периметр» берет сигналы о возможном ракетно-ядерном нападении? Для этого существует ССК- Служба специального контроля, которой в 2018 году исполнилось 60 лет.

В середине 70-х годов на Восточном участке БАМа, неподалеку от поселка Новый Ургал, была построена зональная лаборатория – площадка № 4. Сегодня здесь заброшенная воинская часть, казармы и штаб, полузаваленные 40-метроые шахты с оборудованием. Для фиксирования ядерных взрывов в основном использовали 4 типа оборудования: станция засечки ядерных взрывов К-612-0, выпускавшаяся Томским ОАО "РЕАТОН"; комплекс К-802-ГЕО; спектрометрическая аппаратура НПЦ "Аспект"
и автосистема сейсмоконтроля АССК "Материк", выпускавшаяся Московским НИИ Импульсной Техники. В стволе шахты была подвешена металлическая капсула с лестницей вниз по контуру, а в середине проходили трубы и кабеля. Внизу висел блок обвешанный аппаратурой, фиксирующей эти изменения в колебаниях  земной коры.

На пути создания и развития в 1960-х годах инфраструктуры сейсмического метода контроля ядерных взрывов был выполнен колоссальный объем работ. Это и поиск мест для наиболее эффективной регистрации, и строительство новых приборных шахт, и совершенствование сейсмоприемных трактов, улучшение оперативно-технической работы, оснащение системы контроля новой высокочувствительной аппаратурой обнаружения и средствами автоматизированной обработки данных и т.д.

Благодаря принятым мерам возможности службы в регистрации подземных ядерных испытаний существенно повысились. Если в 1962 году было зарегистрировано лишь 12 процентов от общего числа проведенных на полигоне Невада взрывов, то в 1970 году этот показатель возрос до 77 процентов.

Данные отправлялись на площадку №5, где на окраине города располагалась в 4-этажном   кирпичном белом здании (ныне тоже заброшенном)  Хабаровская лаборатория ССК в/ч 29475, где проводились основные методы разведки и куда стекалась информация с площадки №4. Где были площадки №№ 1,2, и 3- тайна, покрытая мраком.

В 2012 году старую зональную лабораторию переместили, попутно хорошенько модернизировав и компактифицировав. Сейчас зональная лаборатория ССК находится под Уссурийском, неподалеку от поселка Галенки. Это один из постов зональных лабораторий, собирающих информацию с площадок нескольких типов, засекающих ядерные взрывы на всей планете. Отсюда полученная информация направляется в Центр ССК в Москве.

Помимо принадлежности к МО РФ, 12 ГУ МО с 1996 года участвует в международной системе мониторинга, предусмотренной Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДЗЯИ). С тех пор лаборатории входят в эту Всемирную систему и уже не такие секретные.

Штаб зональной лаборатории – это хорошее современное одноэтажное здание, огороженное забором  с видеокамерами, на крыше- спутниковые антенны. А  в лесу раскидано полтора десятка площадок. На них глубоко под землёй находится очень чувствительное оборудование-поэтому здесь запрещена охота и лучше вообще лишний раз там не лазить –  вооруженная охрана  на  сработку сигнализации и на данные видеокамер  приезжает очень быстро и создает  много проблем.  У каждой площадки есть антенные мачты,  через которые данные поступают  в зональную лабораторию.  

 Как засекают взрывы? Стоит с виду не охраняемая площадочка с домиком контейнерного типа  посреди поля или леса. Под этой невзрачной будочкой находится ствол глубиной около 40 метров, обшитый металлоизолом. В нём подвешена капсула с лестницей для обслуживания, на дне которой расположен фундамент с сейсмическими датчиками.

 Радионуклидный метод основан на регистрации радиоактивных веществ, образующихся в результате ядерного взрыва и распространяющихся воздушными массами на большие расстояния. Радиотехнический метод основан на регистрации электромагнитного импульса, возникающего при ядерном взрыве в атмосфере. Кстати именно этот пост засёк ядерные испытания в Северной Корее, после чего были взяты пробы воздуха с помощью воздушного транспорта.

Есть другая площадка-инфразвуковая, таких  площадок  несколько в округе. Инфразвуковой метод основан на регистрации колебаний атмосферного давления, возникающих в результате воздействия ударной волны.

Помимо торчащих на земле "ромашек"  под землёй зарыто 4 неглубоких широких бетонных круга в центре каждого из которых находится глубокая скважина диаметров около полуметра.  В магнитном павильоне приборы  реагируют на изменения магнитного поля. Есть и другие приборы.

С момента, когда в 1996 году был открыт для подписания Договор о ВЗЯИ, и по настоящее время службой зарегистрированы все испытательные ядерные взрывы, произведенные иностранными государствами (Индией и Пакистаном - в 1998 году, КНДР - в 2006, 2009 и 2013 годах).

 Таким образом, в течение последних  лет ССК обеспечивала достоверный, инструментально подтвержденный контроль за появлением новых государств - обладателей ядерных оружейных технологий. Служба специального контроля Министерства обороны РФ находится в состоянии постоянного технического совершенствования. К примеру, в настоящее время  завершается переход на цифровую широкополосную регистрацию информации, автоматизируется процесс сбора и передачи данных.

 

Ракетный полигон «Кура»

 

У подножия вулкана Заречного бьют прозрачные холодные ключи. Из-за них первые русские строения в этих местах так и нарекли. Ключи - один из старейших населенных пунктов долины Камчатки. Ранее поселок именовался Нижне-Камчатском. От аэропорта «Елизово» до полигона на север- 700 километров.  Он был первым русским казачьим острогом на полуострове. Постановлением Совета Министров СССР для отработки и совершенствования ракетного оружия еще только зарождавшегося рода войск было принято решение о создании полигона в глухой, необжитой тайге. В скором времени ему присвоили условное наименование - объект Кура. Фактически с него начали строить и Тюра-Тамский полигон.
     Почему именно Камчатка? Причин несколько. Во-первых, ракеты, запущенные в европейской части СССР, достигали полуострова, пролетая все время над территорией нашей страны. Во-вторых, изделия принимались районом испытаний, который был отчужден от населенных пунктов. Это обеспечивало режим секретности. В-третьих, пассивный участок траектории падения ракет проходил вдали от развитых авиалиний. Кроме того, чем дальше расстояние до цели, тем лучше видно, на что годятся наши ракеты, с какой точностью могут поражать «мишень».
     Как известно, в июне 1955 г. с подмосковной станции Болшево уходили на Дальний Восток первые эшелоны. Из Находки  добирались пароходами, выгружались  на необорудованный берег  с помощью барж. Как вспоминают ветераны, наиболее острой для них оказалась проблема со строительным лесом. На северных пунктах не было ничего, кроме корявой кряжистой камчатской березы и чахлого кедрача. Строить приходилось быстро и в то же время надежно, чтобы наспех возведенные домики не обрушились от мощных снежных завалов и оползней. Сроки, которые тогда отвели военнослужащим на оборудование района испытаний, иначе как жесткими не назовешь: к апрелю 1957 г. полигон нужно было подготовить к работе.  Оттого-то и технику на измерительные пункты перегоняли во что бы то ни стало по непроходимым дорогам.

За полвека на поля полигона было сброшено более 5.000 головных частей межконтинентальных баллистических и крылатых ракет. Разумеется, ядерный заряд в них отсутствовал: учебно-боевыми блоки называют не случайно. Вместо него в «болванки» закладывают почти пуд тротила. Он-то и создает взрыв такой силы, который позволяет измерить сейсмические волны и определить координаты падения блока. Станция обеспечивает измерения пусков РВСН, ВМФ, Космических войск и крылатых ракет стратегической авиации. Здесь принимаются головные части «межконтиненталок»,  запущенных с космодрома Плесецк, Северного и Тихоокеанского флотов, а также получают телеметрическую информацию о пусках, производимых с Охотского моря.

Хотя Кура не позволяет испытывать изделия на максимальную дальность (для этого расстояние от стреляющего полигона до полуострова должно быть не менее 10.000 километров), но таких протяженных трасс, как у нас, нет больше ни в какой другой стране. Например, самый северный в мире космодром Плесецк и боевое поле Кура разделяют 6.726 километров. Оно и понятно, что у американцев такого полигона быть не может, поэтому свое оружие они вынуждены испытывать над океанскими просторами. Кстати, для наблюдения за полигоном на одном из Алеутских островов, на территории бывшей авиабазы Shemya США создали специальную станцию Eareckson Air Station. Она оснащена радарами и самолетами, фиксирующими прибытие на Камчатку учебно-боевых блоков.

«Вулкан» - так называется специальная сейсмо-акустическая система (САС). Она предварительно определяет координаты точек падения учебно-боевых блоков. Кроме того, она работает по любой цели.  Если для станций приемо-регистрирующей аппаратуры или специального контроля на блоки необходимо устанавливать передатчик, то система «Вулкан» обнаружит любую железную болванку. На  боевом поле находятся сейсмические, акустические и баллистические датчики. Когда объект прибывает на полигон, они принимают этот сигнал и в автоматическом режиме передают его на измерительный пункт.

Мы познакомились с самыми главными военными тайнами Дальнего Востока. Есть еще и другие секретные объекты - например, две ракетные дивизии - южнее Читы и в Свободном, штаб ракетной армии в Чите, пусковые установки тактических ядерных ракет… Но все это ушло в историю еще до кончины СССР, штабы распущены, шахты давно взорваны… Теперь новые войсковые части охраняют новые секреты.

В общем, можно только представить служивших когда-то офицеров и солдат, специалистов бригад, проводивших годы жизни под слоем железобетона, и каждый день выполнявших работу по обеспечению безопасности своей Родины… И сколько бетона, металла, народных денег истрачено на строительство и эксплуатацию этих объектов…

Но свою задачу «атомные солдаты» прошлого века выполнили.

Геннадий Ведерников.

 

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика