USD
1
Доллар США
65,993 -0,623
EUR
1
Евро
74,902 -0,634
CNY
10
Китайских юаней
94,987 -1,060
JPY
100
Японских иен
58,270 -0,446
Дата: 17.11.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Не вези меня, Каурка, на распыл

 

2510-18-1

Судьба семьи из приамурского села

У Анатолия Васильевича Бояркина, живущего в Хабаровске на Пятой площадке, предпоследний день октября неизменен. Он отправляется к часовне на городском кладбище, рядом с которой установлены пилоны с фамилиями жертв советской эпохи. Известно, что в 30-е годы на этом месте были  рвы, куда сбрасывали  тела расстрелянных во внутренней тюрьме краевого управления НКВД. 

Комок подступает к горлу, когда он видит родные фамилии. Бояркин Ф.И. - это его дед Фадей Иович, 1879 года рождения, расстрелянный весной 1930 года в Хабаровске. Скорей всего, его тело было вывезено сюда,  брошено вместе с другими телами расстрелянных 29 марта,  после чего бульдозер засыпал их землей. От внутренней тюрьмы краевого управления наркомата внутренних дел на улице Волочаевской ночами отъезжали грузовики,  сворачивая на улицу Карла Маркса, и жителям примыкавшего к кладбищу  жилмассива не давала уснуть работающая техника.

Бояркин А.Ф. - это его дядька Апполос Фадеевич, 1908 года рождения, расстрелянный 29 октября 1938 года в Николаевске-на-Амуре на следующий день после вынесения приговора особой тройкой НКВД.

Фадей Иович и Аполос Фадеевич реабилитированы в первую, хрущевскую, волну реабилитации. Артемий Фадеевич, другой его дядька, 1900 года рождения, получивший пять лет лагерей, - во вторую, горбачевскую. Справедливость восторжествовала, но разве это заменит боль на радость?

 Что еще может сделать человек, не видевший родных, знающий их только по рассказам? Анатолий Васильевич постарался как больше собрать материала о жизни деда и обоих дядек. Он обращался в архив,  заказывал ксерокопии газетных и книжных публикаций, искал и находил старые фото.

                                      Дом из листвяка

Село Квашнино Михайло-Семеновского станичного округа - место рождение Фадея Иовича и его детей (в советское время Михайло-Семеновское переименовано в Блюхерово, потом в Ленинское). Отец Иовы Бояркина  прибыл на Средний Амур в пору знаменитых  сплавов, инициированных в середине XIX века генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым. Из-за наводнений Квашнино, стоящее на берегу Амура, трижды переносили. Свой дом Иов Бояркин поставил из листвяка на песчаной почве, в любое ненастье в нем было тепло и сухо.

Василий был младшим в большой семье Фадея Иовича. Родившийся в 1912 году, он  помнил, как жили до советской власти, которая утвердилась на восточной окраине бывшей Российской империи в 1922 году. 

- У каждого из сыновей была своя лошадь, - пересказывает воспоминания родителя Анатолий Васильевич. - У отца была лошадь по прозвищу Каурка. Он воспитывал ее с рождения. На Каурке отец ездил в школу-трехлетку, которая была в соседнем селе Дежнёво.

«В 1926 году, после образования Дальневосточного края, наиболее развитыми сельскохозяйственными территориями являлись некоторые районы Амурской, Приморской и Читинской областей (Михайло-Семеновское и другие среднеамурские села до образования ЕАО входили в Амурскую область - прим. авт.). Крестьянство, осваивавшее эти территории с середины XIX столетия и имевшее определенные льготы при самодержавии, с первых лет «родной» рабоче-крестьянской власти почувствовало весь гнет этой системы. Непосильные налоги, обложения, самообложения, принудительные крестьянские заёмы стали обязательными факторами, сопутствующими началу процесса коллективизации, - сказано в книге-мартирологе «Хотелось бы всех поименно назвать…»,  страницы  которой ксерокопировал Бояркин. - Такая политика, проводимая против сельского труженика не могла не вызвать недовольства крестьян, которое проявлялось лишь в разговорах, высказываниях на сельских сходах и собраниях, впоследствии выливалось в убийства членов сельского актива, являющегося проводником этой политики, в уничтожении колхозного обобществленного имущества».

- Начались восстания, - уточняет Анатолий Васильевич, не одну книгу об этом прочитавший. - Вместо устранения собственных просчетов и перегибов власть предпочла карательные меры. Выселяли с родных мест, отправляли в лагеря, расстреливали.

                                         Вася, это ты?

  - Отец  покинул Квашнино  и ареста избежал, - продолжает Анатолий Васильевич. - В Хабаровске с такими же, как он сам,  беглецами,  взялся сопровождать санный обоз с продовольствием, который по замерзшему Амуру был направлен в строящийся Комсомольск-на-Амуре. Добрые люди предупредили: всех арестуют после прибытия. Доставив обоз по назначению, отец и его сотоварищи без промедления подались кто куда…

Обосновался Василий на прииске у Николаевска-на-Амуре. Приученный к труду, он не ударился в прогулы и пьянки. Выполнил пятилетку в четыре года, за что был удостоен почетной грамоты райкома ВКП(б). Но душа рвалась ближе к дому, и Василий перебрался в Иванковцы - поселок лесозаготовителей Кур-Урмийского района (ныне левобережье Хабаровского района). 

- Отец брал у знакомого нанайца оморочку и спускался по Тунгуске до Николаевки. Там жила Анна Мартыненко. Они расписались в ЗАГСе в 1936 году. Через год родился мой старший брат, еще через два года - я, - улыбается Анатолий Васильевич.

С начала войны отец служил в дивизии, расквартированной в селе Бабстово, можно сказать, почти в родных местах. Что знал он о братьях и сестрах? После расстрела отца на Нижний Амур были высланы мать и сестра Анна. Жизнь Зинаиды, другой сестры, сложилась спокойней: она замуж за члена коммуны, которую преобразовали в колхоз.

- Когда в августе 1945 года Красная Армия перешла Амур и разгромила оккупировавших Маньчжурию японцев, у отца в Харбине произошла  неожиданная встреча, - рассказывает Анатолий Васильевич.  - С сослуживцами он зашел в харчевню и вдруг услышал от незнакомого китайца: «Вася, это ты?..»

Оказалось, что в те года, когда граница на Амуре была открытой, этот китаец в амбаре у Фадея Иовича Бояркина в Квашнино оставлял свой товар. Василий рос на его глазах. А почтение к сыну Фадея Иовича объясняется тем, что товар всегда оставался в целости-сохранности.

- В общем, в харчевне отцу не пришлось расплачиваться, - смеется Анатолий Васильевич.

Прожил фронтовик до девяноста лет. На мемориале участникам Великой Отечественной в селе Хурба Комсомольского района, где Василий Фадеевич жил в последние годы, можно видеть его фамилию.

Но хэппи энд не складывается. Крепкую работящую семью, вместившую три поколения, советская власть порушила, как миллионы таких же семей от Кубани до Уссури. Записка арестованного Фадея Иовича,   умолявшего  сыновей и дочерей отречься от него и тем самым спасти себе жизнь,  расколола семью. Двое действительно отказались, как делало множество  соотечественников, чьи близкие попали под топор репрессий. Остальные пятеро - не отказались, но вряд ли кто из них потом ставил это себе в заслугу.

                              Не боясь за себя и детей

- Помню дом в Николаевке, праздничный стол,  нарядные отец и мать, - говорит Анатолий Васильевич. - Мужики выпили,  осмелели, и давай о том,  откуда были высланы, где отбывали срок, как сложилась судьба родных.  Женщины с испуганными лицами зашикали: «Тише!..».

Они, выдержав лагерь и ссылку, одолевшие врага на западе и востоке, давали план на лесоповале, гнали лес от верховьев до сплавной конторы в Николаевке! Потребовалось еще без малого  полвека,  чтобы о пережитом можно было говорить, не оглядываясь и не боясь за себя, за детей и внуков.

В предстоящем году Анатолию Васильевичу Бояркину стукнет восемьдесят. Дают о себе знать годы и болезни. Но в предпоследний день октября он там, где зажигают свечи и возлагают цветы.  Пока жива память о трагическом прошлом, оно не повторится на путях-перепутьях нового времени.

                                                                  Михаил Карпач

На снимке: Фадей Иович Бояркин (расстрелян в 1930 году); его сыновья Василий, Апполос (расстрелян в 1938 году), Николай, Артемий (в 1932 году приговорен к пяти годам лагерей), Андрей (сводный брат Фадея), Алексей.

Фото 1925 года.

 

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика