USD
1
Доллар США
61,666 0,257
EUR
1
Евро
72,118 0,110
CNY
10
Китайских юаней
96,513 0,327
JPY
100
Японских иен
56,339 0,352
Дата: 26.05.2018
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Как летается на Суперджете?

 

1303-18-4

Второй пилот самолета Sukhoi Superjet-100 АСК МЧС России Виктория Грачева рассказала о том, как пришла и осталась в профессии, о которой лишь мечтают многие мужчины.

В декабре 2017 года глава МЧС России Владимир Пучков наградил ведомственными медалями «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации» и «За усердие» 10 лучших сотрудников Авиационно-спасательной компании (АСК) МЧС России за тушение пожаров и санитарно-медицинские эвакуации пострадавших. Среди награжденных была и второй пилот самолёта Sukhoi Superjet-100 АСК МЧС России — Виктория Грачева (http://www.mchsmedia.ru/focus/item/6558960).

— Виктория, в какой момент своей жизни вы решили стать летчиком?

— В сознательном возрасте решила, что это станет моей профессией. Сама приняла такое решение, оно было нелегкое.

— Как восприняли это решение ваши близкие?

— Семья у меня не летная, но родители отреагировали спокойно. Я пришла домой, и поставили их перед фактом: «Мам, пап, я завтра собираю вещи и еду поступать». В 2012 году поступила красноярский филиал Санкт-Петербургского института гражданской авиации. Отучилась, а в 2015 году пришла работать в МЧС.

— Насколько сложно было пройти конкурс?

— В качестве вступительных испытаний были русский язык, математика и физкультура. Я училась в школе с физико-математическим уклоном, поэтому проблем с математикой у меня не было. Уровень физической подготовки тоже был хороший. Ещё в школе я занималась бальными танцами.

— Тяжело было учиться на пилота?

— Конечно, учиться было сложно. Специальность техническая, много было специфических предметов, которые нигде в жизни обычному человеку не встречаются — аэродинамика, навигация, строение самолетов и двигателей. Главное, было бы желание, а достичь можно всего что угодно.

— Вы были единственной девушкой в группе. Парни помогали?

— А какой у них был выбор? Было по-разному, и помогали, и соперничать пытались. Это та цель, которую я себе поставила, и как видите, достигла. В жизни нет ничего невозможного. Главное — правильно ставить цели. В Хабаровске, откуда я родом, погода не радовала, а порой бывало и очень сурова. Возможно, это и закалило меня.

— Помните свой первый полет? Где и когда он проходил?

— Первым самолетом, на котором я училась — это был американский штурвальный самолёт «Cessna-172» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Cessna_172). В училище первый полет всегда ознакомительный. Инструктор летит всегда с опытным второкурсником, а новичка сажают на заднее сидение. Инструктор наблюдает за тем, как человек реагирует, как поведет себя его вестибулярный аппарат при различных кренах, перегрузках. А дальше дают взлетать, потом делать какие-то упражнения и всё под контролем опытного инструктора. Обучение проходит по пути усложнения выполнения маневров. Первые два года обучения мы летали на «Cessna-172», а трети год, уже выпускной летали на австрийском двухмоторном самолёте «Diamond DA42»). Так получилось, что после выпуска ручка управления элеронами сохранилась. Когда я пересела в большой самолёт «Sukhoi Superjet-100» ручка (сайдстик)) управления самолетом оказалась установлена сбоку.

— Как вы оказались в «АСК МЧС России»?

— Санкт-Петербургский институт гражданской авиации я закончила летом 2015 года, а осенью пришла в МЧС. Это был конец октября — начало ноября. Как раз только поступили самолеты Sukhoi Superjet-100 прямо с конвейера. Как раз таки набирали людей на них. Меня приняли. Всё было очень доброжелательно. Командиры и поддерживали и подсказывали. Сперва шло переучивание, теоретическая подготовка, обучение на тренажерах, квалификационная проверка, аэродромная тренировка, а потом и рейсовые условия.

— О чём думает пилот во время работы?

— Все посторонние мысли должны быть отключены. Мы пришли на очень ответственную работу, за нашей спиной сидят люди, и мы обязаны их доставить в пункт назначения целыми и невредимыми. Все мысли должны быть о работе и о том, что мы делаем, какой пункт за каким выполняем, отвлекаться нам здесь некогда.

— Что собой представляет география ваших полетов?

— География очень широка и ничем не ограничена, только что в Америку не летаем, — смеется Виктория Грачева, — далековато. Были итальянские Пиза и Милан, несколько раз летала в турецкую Анталию, в Париж, дважды в Грецию. По России летаем от Дальнего Востока до Калининграда. В нашем самолете обычные кресла могут сниматься, а вместо них устанавливаются специальные клинические модули. Мы перевозили и взрослых в тяжелом состоянии, и детей. Были пассажиры девяти дней от роду, по различным обстоятельствам мы везли их в Москву на реабилитацию. С нами в таких случаях летает медицинская группа отряда Центроспас.

— Сколько человек обычно в экипаже?

— Командир воздушного судна (КВС), второй пилот и три бортпроводника. В силу того, что у нас не рейсовые условия, мы не знаем, куда полетим завтра, в аэропорту прибытия у нас нет обслуживающих служб. Естественно, там нет техников, которые бы обслужили нам самолет. Поэтому двух техников мы возим с собой.

— Что главное в команде экипажа, помимо слаженности?

— Безусловно, на первом месте это слаженность. Экипаж должен функционировать как единое целое, как один организм. Все за одного — это обязательное требование. Люди должны понимать команды друг друга, тем более работа очень ответственная. Конечно, если мы оказываемся где-то с ночевкой и есть свободное время, мы можем позволить себе отдохнуть, в город выбраться, погулять вместе с экипажем. Вот мы были в Калининграде недавно, ходили на органный концерт. Я слушала орган первый раз в жизни — это было потрясающе! Там один из самых крупных органов в Европе. В 1944 году полностью сожгли кафедральный собор, остались только стены, все что было внутри выгорело дотла, в том числе орган. И в начале 90-х годов его по чертежам восстановили. Мы побывали и услышали этот звук, и получили большое удовольствие, это очень здорово! Прям захватывает дух!

— Какие процедуры и проверки вы проходите перед полетом?

— У нас есть технология работы, по которой мы работаем. Кто, когда и в каком порядке что осматривает. Начинается всё с того, что мы собираемся все в аэропорту, идем на стартовый контроль, это медицинский контроль, и только после этого мы идем к самолету. Мы пришли на самолет и должны быть уверены в том, что он подготовлен. Для этого делается его осмотр, проверяются различные системы в определенном порядке, - это всё естественно прописано в технологии работы. И после того как мы сели в кресла пилотов отбрасываем все мысли, нам некогда предаваться каким-то фантазиям или эйфории. Потому что нам нужно делать очень много дел и следить за очень многими параметрами. То есть мы выполняем свою работу, выполняем определенные процедуры, читаем check list. Чек-лист — это список важных дел, ни одно из которых нельзя забыть. Мы работаем по технологии.

— Пилот - это мужская работа? Как вообще люди реагируют, когда узнают, что вы пилот?

— В Европе 30 % пилотов — это женщины. И в России сейчас нас уже очень много. Если послушать радиообмен, то можно услышать немало бортов с женскими голосами. В «Аэрофлоте» летает много девочек, в Royal Flight, в Nordwind Airlines, в частных авиакомпаниях. У меня подруги все летающие.

— Вы прыгали с парашютом?

— К сожалению нет. Это мечта всей жизни. Хочу прыгнуть с парашюта (http://www.mchsmedia.ru/focus/item/6534070/) и как-то всё руки не доходят. Хотя у меня много прыгающих друзей, которые работают инструкторами, практически на протяжении всей жизни. Да и к этому надо прийти, надо хотеть этого. Потому что у любого человека есть инстинкт самосохранения и не так-то просто вступить за борт, в пустоту. Даже если знаешь что, кто-то привязан рядом, и дернет и парашют откроется. Всё равно к этому надо морально быть готовым, — смеется Виктория. — Это как вся жизнь перед глазами (http://www.mchsmedia.ru/recommend/item/6550312/).

— Как проводите свободное время?

— Зимой люблю кататься на коньках. Недавно у меня появилось новое увлечение, — сноуборд (http://www.mchsmedia.ru/focus/item/6525911/). Безумно, очень нравиться! Опасно, правда, но это захватывает дух, — это новое дыхание в моей жизни! А летом предпочитаю роликовые коньки либо велосипед. Покататься по Москве — это одно удовольствие, город красивый!

— У вас есть мечта?

— Возможно, сесть в командирское кресло. Не могу сказать, что прямо мечтаю об этом, но это рост. Ведь командиром становятся не потому, что так этого хотят, а набравшись достаточного опыта. Я уверенно чувствую себя в самолете, но надо быть готовой к абсолютно любой ситуации, в том числе нестандартной. Поэтому моя цель — достичь определенного опыта и квалификации. Всему своё время.

— Что было самое сложное для вас в этой профессии?

— Конечно, изначально было сложно привыкнуть, втянуться в неё. Изучала документы, технологии. Как говориться, повторение — мать заикания. Но невозможно, сидя за стулом дома, стать профессионалом своего дела. Всё приходит с опытом.

— Есть ли у вас какие-то профессиональные приметы или суеверия среди пилотов?

— Я родилась 13-ого числа в пятницу. Какие могут быть суеверия? Но я поддерживаю людей, у которых они есть, если в экипаже кто-то суеверный, я никогда не иду наперекор. Но сама я в это не верю. А вообще среди пилотов существуют приметы: они не любят фотографироваться перед полетом, либо на фоне самолета, либо полным составом экипаж, а также в полете. Обычно все говорят: любые фотографии после рейса. Не говорят последний, говорят крайний.

— Что бы вы пожелали всем девушкам?

— Девушкам пилотам равно, как и всем пилотам желаю чистого неба и мягких посадок. Чтобы всё в их карьере складывалось успешно, чтобы пассажиры не огорчали. А просто девушкам желаю радоваться жизни, быть любимыми и счастливыми!

Степан Змачинский

Фото автора

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика