USD
1
Доллар США
58,694 -0,205
EUR
1
Евро
69,095 -0,335
CNY
10
Китайских юаней
88,719 -0,413
JPY
100
Японских иен
52,068 -0,456
Дата: 19.12.2017
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Под «удобным» флагом

 

291012-2

 Интервью начальника пограничного управления ФСБ РФ по восточному арктическому району Романа Толока

– Роман Евгеньевич, основная категория морских браконьеров – шхуны под иностранными («удобными») флагами. Наш суд, как правило, признает их капитанов виновными в незаконной добыче природных ресурсов, превышении полномочий. Нередко их вина остается недоказанной, и они избегают наказания. Почему им не предъявляют обвинение, которое лежит на поверхности, – нарушение госграницы? Ведь эти суда вошли в российские воды без разрешения.

– В отношении обвинений за нарушение законодательства о государственной границе Российской Федерации необходимо отметить, что государственная граница проходит в 12 морских милях от берега, а суда под «удобными» флагами в большинстве случаев задерживаются в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

В тех случаях, когда браконьерское судно все же задерживается в пределах 12-мильной зоны, капитан и юридическое лицо привлекаются к административной ответственности. Привлечение членов экипажа задержанных судов к уголовной ответственности за указанное нарушение осуществляется лишь в случае, когда они являются гражданами другого государства, так как в соответствии со ст. 27 Конституции Российской Федерации гражданам Российской Федерации предоставлено право беспрепятственно возвращаться в Россию.

Утверждение о том, что вина нарушителей в незаконной добыче природных ресурсов остается недоказанной, является неверным, так как за последние годы судами не было вынесено ни одного оправдательного приговора. Даже в случае задержания судна-нарушителя без водных биоресурсов на борту капитан и юридическое лицо привлекаются к административной ответственности.

– После задержания «подфлажника» нам сообщают, что у него на борту нет технических средств контроля. Значит ли это, что вы не можете зафиксировать заход судна-нарушителя в экономзону России? Если да – то в наши воды также бесконтрольно могут зайти суда с диверсантами и террористами, с оружием и наркотиками на борту?

– Да, так называемые «подфлажники» при входе в исключительную экономическую зону и территориальное море Российской Федерации не имеют на борту технические средства контроля. Более того, при выходе за пределы исключительной экономической зоны государств, где они, как правило, базируются (Южная Корея, КНР, КНДР), данные суда отключают еще и систему обеспечения безопасности в море – АИС, использование которой обязательно на территории большинства иностранных государств. За нарушение правил ее использования там предусмотрены значительные денежные штрафы.

Данная система, к сожалению, не является обязательной для использования в исключительной экономической зоне и в территориальном море Российской Федерации. Несомненно, что оснащение подобного типа судов в обязательном порядке техническими средствами контроля значительно бы повысило эффективность применения сил и средств пограничного управления для пресечения данного вида противоправной деятельности.

В силу объективных причин мы не можем раскрывать формы и методы работы пограничного управления по противодействию «подфлажным» судам, но на примере итогов нашей работы вы можете сами сделать вывод о том, что мы справляемся с этой проблемой и без обязательной установки на эти суда технических средств контроля.

В целом мы видим определенный потенциал в обязательном оснащении иностранных судов, ведущих деятельность в исключительной экономической зоне и территориальном море Российской Федерации, техническими средствами контроля. Однако данный вопрос затрагивает целый ряд аспектов как международного, так и российского законодательства. Полагаем целесообразным обсудить его с рыбацким сообществом ДФО и выработать предложения для направления их в соответствующие органы.

Гипотетически на «подфлажных» судах могут перемещаться через границу запрещенные к обороту на территории Российской Федерации предметы и вещества, но надо отдать должное, что нами пока таких фактов не зафиксировано. При этом данная угроза постоянно нами рассматривается в ходе организации деятельности управления.

Пока что эти суда представляют ярко выраженную угрозу безопасности судоходству, как подтверждение – катастрофа «подфлажного» судна «Адекс», на котором в феврале 2016 года погибли 16 наших соотечественников.

– Не секрет, что реальными хозяевами «подфлажников» являются российские граждане. Арест отдельных судов не подрывает их бизнеса. Неужели нет никакой возможности доказать причастность этих людей к незаконному промыслу? Ведь пока организаторы остаются без наказания, ваша работа по задержанию исполнителей не изменит ситуацию кардинально.

– Да, в большинстве случаев преступный бизнес сформирован и управляется гражданами Российской Федерации, большая часть из которых нам известна. Также нам известно, что инвестирование в организацию незаконного промысла в наших водах (от сотен тысяч до нескольких миллионов долларов США в год) осуществляют заинтересованные иностранные преступные организации. В интересах деятельности управления мы считаем нецелесообразными огласку их имен на данном этапе. Особенности российского и международного законодательства требуют проведения колоссальной работы по сбору доказательной базы об их участии в преступном процессе и самого главного – тесной международной координации правоохранительных органов. В настоящий момент мы активизируем работу по данной проблематике и активно подключаем к ней наших зарубежных коллег.

Дополнительно хотим отметить, что будем искренне благодарны за любую помощь, оказанную неравнодушными гражданами в вопросе сбора доказательной базы об организованном характере данной преступной деятельности по проблематике ННН-промысла. Сведения могут быть предоставлены как в открытой, так и в конфиденциальной форме. Для этого достаточно позвонить нам по телефону 8 (415-2) 43-94-30 или написать по адресу электронной почты пограничного управления Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript .

– По вашим оценкам, сколько преступных групп на Дальнем Востоке занимается организацией незаконного промысла краба? Сколько «подфлажников» заходит в зону ответственности вашего управления ежегодно?

– По нашим данным, в настоящее время в зоне ответственности управления действуют 4 устойчивые трансграничные преступные группы, ими в разное время года используется до 10 «подфлажных» судов. Организаторы преступной деятельности тесно координируют ее между собой (как правило, на участке находится одновременно не более 2 «подфлажников»).

– В 2015 году ваше управление применило вертолетную технику для задержания браконьерских шхун в Охотском море, что оказалось более эффективным, чем использование патрульных судов. После чего нелегальные добытчики стали перемещаться в Берингово море, в районы, менее доступные для вертолетов. По вашим данным, какое количество браконьерского флота перешло из Охотского моря в Берингово? Какие ответные меры последуют со стороны вашего управления?

– Да, мы фиксируем смещение основного района обнаружения «подфлажных» судов в акваторию западной части Берингова моря. Полагаем, что руководители преступных групп наивно думают, что здесь у них будут шансы вольготно нарушать природоохранное законодательство. Спешим уведомить их, что подобная тактика действий не останется безнаказанной. Мы уже активизировали работу с 17 районом БОХР США, результатом чего стало обнаружение в январе этого года «подфлажного» судна Virile с крабом на борту.

В результате работы, проделанной пограничным управлением, 22 июня 2017 года Петропавловск-Камчатским городским судом Камчатского края в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, возбужденного по ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ в отношении собственника судна M/V «Virile», иностранной компании North-cargo-servise-SA (адрес регистрации: Belize City, Belize, P. O. Box 1777, Withfield Tower, third floor, 4792 Coney Drive), судовладелец признан виновным в правонарушении, предусматривающем ответственность по ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ. Ему назначено наказание в виде административного штрафа в двукратном размере стоимости водных биоресурсов 27 377 145,6 рубля с конфискацией промыслового судна M/V «Virile» в доход государства как орудия совершения административного правонарушения.

Как нам известно, лидер организованного преступного сообщества, которому было подконтрольно указанное судно, понес значительные финансовые и репутационные потери.

Пользуясь случаем, выражаем на страницах вашего издания благодарность руководству и личному составу 17 района БОХР США за оказанную поддержку. Без вашей помощи, коллеги, нам бы пришлось значительно труднее. Рассчитываем на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

Еще одно «подфлажное» судно «Генезис» в мае 2017 года также было выявлено в акватории Берингова моря вблизи нашей исключительной экономической зоны, однако незаконный груз на его борту отсутствовал. В этот раз оно продолжило свой «мирный» путь, но мы рассчитываем на скорую повторную встречу.

Одним из последних задержанных «подфлажных» судов в Беринговом море стала РШ «SP-101», на которой обнаружено и выпущено в естественную среду обитания более 7 тонн живого краба.

Как вы видите, несмотря на перемещение нелегальных добытчиков водных биологических ресурсов в районы, труднодоступные для вертолетной техники, задержание «подфлажников» происходит регулярно.

– В этом году ваше управление заключило соглашение с Союзом рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки, согласно которому рыбацкое сообщество обязалось сообщать вам о «подфлажниках», если таковые появятся в районах промысла. Выполняется ли это обязательство? Существуют ли аналогичные соглашения в других регионах Дальнего Востока?

– Такое соглашение между ПУ ФСБ России по восточному арктическому району и Союзом рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки было заключено, и на сегодняшний день оно действует. Вместе с тем в период действия соглашения информация от рыбопромышленников об обнаружении «подфлажных» судов в зоне ответственности нашего пограничного управления не поступала. О наличии таких соглашений в других регионах Дальнего Востока нам не известно.

– Вашему управлению не раз приходилось задерживать браконьерские суда, которые ранее уже попадали под арест, конфискацию, а затем посредством торгов или договоров аренды возвращались на промысел. Считаете ли вы целесообразным продавать или отдавать в аренду суда (прежде всего «подфлажники»), которые были задержаны и изъяты за браконьерскую деятельность?

– То обстоятельство, что задержанные суда после конфискации возвращаются на промысел, свидетельствует о неэффективности системы торгов. При таких обстоятельствах продажа, а тем более передача в аренду таких судов нецелесообразна.

В ряде стран существует практика безусловной утилизации конфискованных судов. Она является, возможно, более эффективной для борьбы с браконьерством.

– Еще во время вашей службы в Мурманске началась «миграция» краболовного флота с Камчатки в Баренцево море в зону НЕАФК. По вашим оценкам, сколько таких судов пришло работать в Баренцево море? На ваш взгляд, какие условия привлекли их в эти районы? Обмениваетесь ли вы с мурманскими коллегами информацией об этих судах?

– Такая ситуация действительно существовала и была связана с отсутствием каких-либо ограничений по ведению рыболовства в открытой части Баренцева моря. Для работы туда перешли 12 краболовных судов. Разумеется, в целях совершенствования своей работы по охране водных биологических ресурсов мы обмениваемся информацией с мурманскими коллегами.

– В 2016 году ситуация в зоне НЕАФК изменилась. Ее шельф признан российским. А Норвегия перестала признавать квоты на вылов краба, полученные в странах Балтии. Есть ли риск, что это заставит суда типа «Камчатского лосося», «Волка Арктики», «Карлы Фей» вернуться в Охотское море и заняться прежней, не совсем легальной деятельностью?

– Да, ваши предположения верны. Схема воровства краба в акватории Баренцева моря уже не приносит значительного дохода, и ее организаторы решили вернуться в Дальневосточный рыбохозяйственный бассейн Российской Федерации. Нам известно о перемещении ряда этих судов в порты КНР и Южной Кореи. Часть из них вновь ушла под иностранные флаги. Мы прогнозируем высокую вероятность попыток повторно приступить к расхищению российских природных богатств данными судами и готовы к пресечению таких попыток.

– 1 января 2017 года минсельхоз утвердил новый список технических средств контроля (ТСК), разрешенных к установке на рыболовном флоте. Судя по тому, что погранслужба требует дополнительной пломбировки ТСК во избежание несанкционированного доступа со стороны экипажа, вы не доверяете технике из данного списка и считаете возможным ее взлом. Это верное предположение?

– Вами верно отмечено, что список технических средств контроля, применяемый на судах рыбопромыслового флота, утвержден Министерством сельского хозяйства Российской Федерации. Этим же ведомством определяется и порядок оснащения судов техническими средствами контроля (приказ от 13 июля 2016 г. № 294).

Частью «б» статьи 5 указанного порядка определено, что судовладелец при оснащении судна ТСК обеспечивает защиту от несанкционированного доступа путем опломбирования корпусов блоков ТСК с гарантированным препятствованием вскрытию или подключению дополнительных устройств без нарушения пломб с целью исключения возможности искажения передаваемых данных, указанных в рапорте о позиции судна, изменения идентификаторов и режимов работы ТСК.

Таким образом, необходимость опломбирования ТСК является требованием Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, а пограничные органы лишь контролируют соблюдение указанного требования пользователями водных биологических ресурсов как одного из условий осуществления рыболовства.

– В прошлом году ваше управление задержало у берегов Камчатки семь судов, которые вели запрещенный дрифтерный лов лосося. Однако квоты на добычу лосося в море никто не отменял. Известно ли вам, вернутся ли на промысел упомянутые суда, какие орудия лова они будут применять?

– Полагаем, что данные суда указанным типом противоправной деятельности больше заниматься не будут. Кроме того, четыре из пяти пока по-прежнему находятся под арестом на период проведения следственных действий. Однако мы располагаем информацией о проработке вопроса возможности ведения дрифтерного промысла с использованием ряда других судов. При этом опять предполагается использовать ситуацию с отсутствием конкретики в описании разрешенных орудий лова в правилах рыболовства. Мы держим этот вопрос под пристальным вниманием.

– В феврале этого года председатель совета директоров компании «Витязь-авто» Игорь Редькин в интервью сайту «Рыба Камчатского края» заявил, что рыболовецкие компании нашего региона, осуществляющие промысел лосося, сдают в субаренду свои рыбопромысловые участки браконьерам, которые таким образом легализуют свой незаконный промысел. По словам Игоря Редькина, «практически весь крупный браконьерский промысел легализовался». Можно ли это расценивать как сообщение о преступлении? Располагаете ли вы информацией о подобной «легализации» браконьерства?

– Нам о такой схеме браконьерства ничего не известно. С юридической точки зрения слова Игоря Редькина невозможно расценивать как сообщение о преступлении, так как в данном высказывании отсутствуют процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Если же господин Редькин располагает фактами совершения правонарушений или преступной деятельности, то его прямая обязанность как законопослушного гражданина – сообщить о таких фактах в правоохранительные органы.

– Браконьерством мы обычно считаем промысел, который ведется без разрешения, без квот. Допустим, некая компания лоббирует квоту на тот или иной ресурс, которая превышает его возможности и грозит ему истреблением. Допустим также, что отраслевая наука, которая не всегда объективна в своих решениях, согласовывает такую квоту, после чего флот на законных основаниях выходит на промысел. Можно ли это считать браконьерством?

– С точки зрения действующего законодательства Российской Федерации описанную вами ситуацию нельзя считать браконьерством. Очевидно, что в ней содержатся признаки, позволяющие отнести ее к преступлениям коррупционной направленности, однако оценка правомерности выводов отраслевой науки не входит в круг обязанностей пограничных органов.

Вопросы задавал Кирилл МАРЕНИН

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика