USD
1
Доллар США
58,694 -0,205
EUR
1
Евро
69,095 -0,335
CNY
10
Китайских юаней
88,719 -0,413
JPY
100
Японских иен
52,068 -0,456
Дата: 19.12.2017
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Качну серебряным тебе крылом

 

2510-17-1

 Первый хабаровский аэровокзал: ломать - не строить?

В уходящем году исполнилось десять лет, как появилось на свет распоряжение федерального правительства, в котором  расписаны этапы реконструкции воздушной гавани краевой столицы или, если дословно следовать документу, аэропортового комплекса «Новый» (Хабаровск).

 Пожалуй, самый близкий к завершению этап - работы, связанные с воздушным движением. Выполнено устройство искусственных покрытий взлетно-посадочной полосы№1, на очереди реконструкция рулежных дорожек, установка светосигнального оборудования, но не это мы будем обсуждать сегодня.

Другой этап предполагает расширение площадей для обслуживания пассажиров. В его рамках стартовало строительство терминала внутренних авиалиний. Верней, произведен снос терминала, выведенного из эксплуатации более четверти века назад. Пассажиров отправляет и принимает терминал,  заложенный в СССР,  заработавший в новой России, но мы не станем делать упор на нем, как и на будущем терминале, благодаря которому пассажиропоток на внутренних маршрутах увеличится в полтора раза.

Администрация аэропорта устами пресс-секретаря заявила о сносе первого хабаровского аэровокзала. Того самого, с колоннами, округлыми окнами,  башенкой на крыше. Сообщение ввергло в шок не только авиаработников разных поколений, для которых здание начала  50-х годов как родительский дом. Неравнодушные хабаровчане просят нас выяснить, почему руководство аэропорта  решило не сохранять памятное строение,  каким образом оно мешает реконструкции. Наконец,  с чего бы то при обилии общественных советов,  прочих демократических институтов берет верх голое администрирование.

                             Не разрушение, а сохранение

Если верить бумагах, направляемым ОАО «Хабаровский аэропорт» в инстанции, запланированную на 2010-2020 годы реконструкцию затормозил кризис. Произошло удорожание заемного финансирования,  снизился объем перевозок  на внутренних и  зарубежных линиях. Решено не гоняться за двумя зайцами  и  взяться за терминал внутренних авиалиний. Площадка определена. Это территория упомянутого двухэтажного терминала-«стекляшки»  с рекламными щитами, выходившими на остановку троллейбусов и автобусов.  Между прочим,  возражений по поводу его сноса не звучало. Всем понятно, что здание свое отслужило и с позиций архитектурной ценности ничего собой не представляет.

Но зачем избавляться от первого аэровокзала, примыкающего к  международному терминалу? Тем более что расширение  этого терминала из-за кризиса перенесено на 2021-2026 годы. А само расширение представляет собой  строительство пристройки к действующему терминалу.

Взглянем на хабаровский аэропорт не с позиций функциональности зданий и сооружений, а с точки зрения архитектурной достопримечательности.  Вывод напрашивается сам: международный терминал - это, грубо говоря, сарай. К нему предлагается пристроить сарайку, которая увеличит площадь помещения на 38,7 процента. Ради этого решено в ускоренном порядке разрушить первый аэровокзал - пожалуй, единственное здание в аэропорту, где более-менее выразительна архитектура. Даже прямоугольник «Дальаэронавигации», если не брать во внимание модерновые панели на фасаде,  - это общага с однотипными оконными проемами. 

Пресс-служба аэропорта сообщила, что на месте снесенного аэровокзала будет разбита рекреационная зона с сохранением сосен,   высаженных у аэровокзала в великие для гражданской авиации 50-е годы, когда в небо поднялись реактивные лайнеры.  Видимо,  для  цинизма нет предела, ибо нам предлагается подышать воздухом и размять ноги по сути на останках выдающегося прошлого.

Руководителя архитектурно-проектной мастерской «Акант» дважды лауреата премии правительства РФ Александра Мамешина я разыскал по телефону в Москве.

- Скрывать не стану, вылетал не без грусти, вглядываясь в аэровокзал, который стал неотъемлемой частью Хабаровска,  его архитектуры советского периода.  Не могу представить: я возвращаюсь домой - и на месте аэровокзала пустое место. Уверен, это  огорчит  многих,  - услышал я от известного хабаровского архитектора.

Напомню, что он был автором проекта реконструкции главной площади краевого центра, которая предстала в обновленном облике. При обилии современных материалов и форм площадь сохранила свой исторический облик, к которому в свое время приложил руку Ефим Мамешин, как нетрудно догадаться, отец Александра Мамешина.

- Подлинная архитектура - это не разрушение, а сохранение, - напомнил Александр Ефимович.

Пожалуй, решающий довод ОАО «Хабаровский аэропорт», объясняющий его бульдозерный настрой,  -  отсутствие аэровокзала в перечне памятников истории и культуры края. Это правда, но не вся правда.

                             Кривое зеркало краевого совета

Передо мной фолиант, под крепкими обложками которого собрана информация о памятниках истории и культуры. Это издание правительства края, причем, второе, переработанное и дополненное. Но избавилось ли оно от перекоса, который очевиден даже для неспециалиста?

Большинство хабаровских строений, признанных памятниками,   возведено до 1917 года.  Впечатление такое, что в краевом совете перестроечного призыва,  который активно наделял статусом объекта культурного наследия здания и сооружения,   преклонялись перед дореволюционным и ненавидели  советское. К примеру, памятниками были признаны, вероятно,   все сохранившиеся  производства хабаровского купечества,  невыразительные «деревяшки»  на пятачке у «Интуриста»,  гауптвахта, в которой атаман Калмыков устроил пыточную.  Но среди памятников я не обнаружил высотку «Хабаровсккрайстроя»,  если не ошибаюсь, первое 16-этажное здание в городе,  не уступавшее министерским билдингам Нового Арбата.
Краевого совета нет без малого четверть века, но перекос никуда не делся. Как полагают в управлении государственной охраны культурного наследия правительства края, созданном год назад взамен аналогичной структуры в составе регионального минкульта, не проявляют инициативы муниципальные  власти, общественные организации.

-  Мы готовы подключаться, привлекать специалистов для государственной  историко-культурной экспертизы, - услышал я в отделе учета объектов культурного наследия.

Правда, инициатива профсоюза летного состава поддержки не получила. И по части отнесения аэровокзала к памятникам  истории и культуры  регионального значения, и по части присвоения аэропорту имени Бориса Езерского, совершившего более двухсот боевых вылетов в Великую Отечественную и отмеченного девятью орденами,  возглавлявшего Дальневосточное управление гражданской авиации.

- Это он пробил строительство аэровокзала, - объяснил мне заместитель председателя Дальневосточного профсоюза летного состава Игорь Свердлов.

- Мы не ожидали, что за отказами последует снос, - продолжил заслуженный работник транспорта РФ Владилен Юдин, который первый раз увидел аэровокзал в 1962 году, будучи курсантом летной школы. - Это варварство!  Не верится, что здание невозможно сохранить и использовать.

С Виталием Грегулем, в прошлом командиром корабля, за плечами которого три с лишним десятка летной работы, мы размышляли,  как   типовой аэровокзал составил основу целого квартала на прилегающей к нему площади. Там выросла гостиница, открылся ресторан «Аквариум», ставший на хабаровской земле символом оттепели -  исторического отрезка в 50-60-е годы, когда торжествовали мысль, талант, оригинальность. Подтверждением этого был сам «Аквариум» с его округлой формой и стеклянным фасадом. А еще ансамблем Вячеслава Захарова,  исполнявшим в «Аквариуме»  джаз.

В постсоветское время Захаров стал народным артистом России, но «Аквариум» снесли. Похоже, детище оттепели не вписалось в планы реконструкции.  Как мы видим, это была первая жертва  пренебрежения прошлым, что демонстрирует сегодня  ОАО «Хабаровский аэропорт». 

Примечательный факт: железнодорожное ведомство при реконструкции вокзала в Хабаровске, развернувшейся два десятка лет назад,  постаралось вернуть ему исторический облик. ОАО «Хабаровский аэропорт» поступает ровным счетом наоборот. И ссылка на то, что аэровокзал не относится к памятникам истории и культуры,  - не более чем повод.

                                Манкурты нового века

В середине 70-х годов союзный минздрав выделил средства на строительство общежития для Хабаровского мединститута. Средства немалые, ведь это было первое в системе минздрава общежитие не коридорного, а секционного типа, причем, каждая секция располагала санузлом, что считалось коренным улучшением студенческого житья-бытья. К тому же  высотка облицовывалась плитами из белого цемента,  и этот способ отделки фасада в Хабаровске еще не применялся. В зоне строительства оказался дореволюционный особняк, в котором размещался «Малышок» - известный горожанам дом регистрации новорожденных. «Малышок» тогда, как аэровокзал сегодня, не имел статуса памятника истории и культуры. Его планировалось снести.

Спас «Малышок»  председатель горисполкома Павел Морозов - тот самый, который обосновал необходимость второй магистрали в Индустриальном районе, и теперь она, выводящая из центра к «Амуркабелю», носит его имя.

- Был изменен проект.  Общежитие  по месту посадки чуть развернули, - вспоминает ветеран треста «Жилстрой», а в ту пору мастер Александр Бланков.

«Малышок» уцелел. В 1991 году, он, верней, жилой дом офицера В.В. Дмитриева постройки 1907 года, получил статус объекта культурного наследия. Как мы убедились, сохранение без оглядки на статусность реально. Почему таким путем не пошло ОАО «Хабаровский аэропорт»?  Разве созидание и позитив невозможны без разрушения и поношения?

Вот сообщается, что аэровокзал 1954 года постройки признан ветхим и непригодным для обслуживания пассажиров. Похоже,  это  тот самый случай, когда унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Ведь  существующее с 2005 года ОАО «Хабаровский аэропорт» могло бы принять меры для того, чтобы состояние аэровокзала не было столь прискорбным. За примером далеко ходить не надо: в краевой столице предостаточно школ довоенной и послевоенной постройки, и выглядят они как яичко ко Христову дню. Неужели то, что по силам муниципалитету, неподъемно для коммерческой структуры межрегионального характера?

Пассаж о зале официальных делегаций или, как его еще называли,  депутатском зале подталкивает  читающую и смотрящую публику к мысли, что аэровокзалом пользовалась партийно-советская номенклатура. А раз так - нехай он идет под снос, как памятник создателю ЧК, что был низложен в считанные минуты. Разве это не подспудный призыв к ненависти? Я назову тех, кто в 50-60-е годы  пользовался депутатским залом аэровокзала. Это сталевар завода «Амурсталь» Комсомольска-на-Амуре депутат Верховного Совета РСФСР Алексей Войтович, это доярка колхоза «Заветы Ильича» Биробиджанского района депутат Верховного Совета СССР Мария Покатыло. Выдающиеся труженики, неутомимые общественники. Но поставлена на поток медиапродукция,  в которой если не прямо, то косвенно их унижают.

О памяти и беспамятстве я говорил со Светланой Гребенкиной, ветераном госслужбы. В 1962 году она,  тогда дошкольница, на битком набитой народом площади аэровокзала вручила цветы прилетевшему в Хабаровск Юрию Гагарину. Эти фото- и кинокадры теперь хранят хабаровские музеи. Сама Светлана Васильевна в недоумении: как можно сносить то, что буквально дышит историей?

Манкуртами называл писатель Чингиз Айтматов людей, лишенных памяти помимо их воли. В ХХI веке мы пытаемся противостоять манкуртам, которые сами предпочли забыть о героическом прошлом ушедшего столетия, которые считают себя собственниками, менеджерами, медиаперсонами. Советская история в их восприятии - это черная дыра, от которой нужно быстрей избавиться. Согласимся ли мы с такой трактовкой истории отечества?

                                                          Михаил Карпач

 

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика