USD
1
Доллар США
66,550 0,186
EUR
1
Евро
75,554 0,006
CNY
10
Китайских юаней
97,717 -0,019
JPY
100
Японских иен
60,835 0,309
Дата: 23.01.2019
Источник: ЦБ РФ

200px-Russia 16.svg

--2 2

Говорит Хабаровск!

19092012-1 

1917-0В сентябре 2017 года будет отмечаться начало   работы первого в Дальневосточном крае   широковещательного радиопередатчика мощностью 500 киловатт, построенного на окраине Хабаровска. Тогда в городе было зарегистрировано всего 20 радиоприемников. Они принимали новости страны и мира, музыку, а затем - и «Последние известия», интервью, репортажи, которые   готовились первыми радиожурналистами региона.

Сотни, тысячи   людей принимали участие в подготовке радиопередач, их техническом обеспечении. Освоение Дальнего Востока, трудовые и боевые подвиги наших земляков в годы Великой Отечественной войны, строительство новых городов и поселков, ЕАО, совхозов, заводов, жилых кварталов и социальных объектов, реконструкция транспортных магистралей и строительство БАМа – все это находило свое отражение в передачах радиожурналистов. Хабаровское радио было одним из крупнейших вещательных центров СССР, ежедневный объем вещания здесь доходил до 14 часов эфирного времени.

Были и секретные функции радио- например, здесь был построен Центр вещания на зарубежные страны – Китай, Японию, США и др. Коротковолновые передатчики иновещания «простреливали» полмира- от США до Австралии, сообщая   новости из СССР, а для моряков и рыбаков донося голоса родных и близких через радиостанцию «Тихий Океан». Велся перехват сообщений   зарубежных радиостанций. На базе Хабаровского радио в 60-х годах 20 века была создана студия телевидения, специалисты создавали передающие вещательные радиоцентры по всему Дальнему Востоку.

Радио как средство массовой информации и в 21 веке успешно развивается на основе новых технических решений. Теперь передатчики работают не только в коротковолновом, длинно- и средне- волновых, УКВ-диапазонах. Развиваются цифровые мультиплексы, ведется интернет- и FM-вещание. Но сохраняется главное преимущество радио -   мгновенное донесение живого «дыхания» с места события до радиослушателей в их домах, машинах, на дачах, в тайге и на рыбалке…

           Многие десятки корреспондентов, редакторов, режиссеров, техников, операторов, инженеров, другие специалисты, работавшие на Хабаровском краевом радио, продолжают трудиться. Опыт ветеранов, думается, будет востребован и молодыми радиожурналистами множества новых радиостанций. Живут они не только в краевом центре, но и в Биробиджане, Комсомольске, Москве, Санкт-Петербурге, а также в других странах мира.

Эта книга задумывается как дань памяти всем сотрудникам - корреспондентам, редакторам, режиссерам, звукооператорам, инженерам и техникам, приложившим свой труд и талант к развитию «Газеты без бумаги и расстояний». На мой призыв поделиться своими воспоминаниями откликнулись многие ветераны. Они предоставили свои воспоминания, фотографии, документы.

Возможности интернета позволяют еще до опубликования книги в бумажном варианте вынести на суд читателей материалы, и постепенно добавлять тексты и фотографии   по мере их поступления.

Будем благодарны за добавления, поправки, замечания, за новые материалы и документы.

Геннадий Ведерников, редактор-составитель.  

 

Алексей Цветков: «Жизнь начинается с радио, с Хабаровского радио».

 

    2017-1

  Каждое утро мы просыпаемся толи от звонка электронного будильника, толи от сигнала мобильного телефона, смартфона, телевизора… В далекое же время моей школьной поры повседневная жизнь начиналась с позывных радио. Хабаровского радио. В ту пору я воспитывался в Ольском детском доме Магаданской области. В 50-е годы прошлого столетия в состав Хабаровского края входили не только территории прилегающие к Амуру, но и Колыма, Чукотка, Камчатка и другие административные образования. На все это огромное пространство проводное и эфирное вещание осуществляло Хабаровское радио. Телевиденья же тогда еще здесь еще не существовало, а газеты были редкостью. Радио же вело свои передачи с раннего утра до позднего вечера. И мы, детдомовцы, имели возможность слушать его, как из репродукторов во всех комнатах, так и по радиоприемнику в красном уголке.

          Тогда я еще только входил в возраст юноши, обдумывающего дальнейшее житье и, тем более, не мог представить, что через каких-нибудь 10 лет судьба сведет меня с Хабаровским радио. Случилось это в Комсомольске-на-Амуре, когда я, начинающий журналист, стал работать в редакции информации местного телевидения. Краевое радио никак не могло обойтись без оперативных сообщений о жизни такого крупного индустриального центра Дальнего Востока, как город юности, поэтому каждый день несколько работников, в том числе и я, передавали по телефону разнообразную информацию и, главным образом, экономической направленности. Когда набрался некоторого профессионального опыта и стал учиться заочно на журналиста в Дальневосточном государственном университете, появилось желание испытать себя в новом качестве. Так я стал собственным корреспондентом Хабаровского краевого радио, входившего тогда в состав Краевого Комитета по радиовещанию и телевидению.

Тогда шефом радио была заместитель председателя комитета Эсфирь Горчакова (если не ошибаюсь) – авторитетная журналистка и опытный руководитель. Представляя меня коллективу и наставляя на предстоящую работу, она сказала буквально следующее: теперь ты, как посол, являешься полномочным представителем Хабаровского радио в Комсомольске со всеми вытекающими полномочиями. Облаченный такой ответственностью, с чувством собственной значимости я отбывал в свой город.

   Новое назначение требовало иного, более повышенного отношения к избранному делу, к организации своего труда, к решению технических и бытовых вопросов, которые предстояло решать на уровне городских властей. И надо отдать должное, выразить искреннюю благодарность тем, кто стоял тогда у штурвала промышленного центра, главной продукцией которого были морские, речные и воздушные суда. И, прежде, всего первому секретарю горкома партии Александру Романовичу Буряку, председателю горисполкома Михаилу Ивановичу Тищенко, заведующему промышленным отделом горкома КПСС Юрию Федоровичу Матвееву. Именно с ними, чаще,                                                      чем с другими ответственными лицами, приходилось встречаться в повседневной журналистской работе. Все они к тому времени являлись умелыми руководителями и опытными производственниками. Так А.Р.Буряк после окончания железнодорожного института пришел на Хабаровский завод «Энергомаш», где прошел путь от рядового конструктора до секретаря парткома, а затем директора предприятия. Затем возглавил Комсомольский завод «Амурлитмаш». За вклад в успешную работу этих производств Александр Романович был награжден орденом Трудового Красного Знамени, который стал весомой добавкой к орденам и медалям, полученным за мужество и геройство в годы Великой Отечественной войны.

            2017-2

В 70-ые годы город юности, по праву, носил статус ведущего индустриального центра Дальнего Востока. Впрочем, таковым он остается и сейчас. В те годы основу его промышленного потенциала составляли такие крупные даже в масштабах страны заводы оборонного комплекса, как судостроительный и авиационный заводы. Для этого ведомства свою продукцию поставляли еще два завода - сернокислотный и аккумуляторный. В Комсомольске выпускались так же сталь и прокат, машины для очистки стального и чугунного литья, козловые и мостовые подъемные краны, строительные материалы, швейные изделия. Вся эта продукция поставлялась более чем в 30 зарубежных стран. Кроме того, в городе была развита нефтепереработка, производство электроэнергии, продуктов питания, работали крупные сельхозпредприятия на промышленной основе. Город имел развитую инфраструктуру, являлся культурным центром с населением около 300 тысяч жителей.

          Именно в эти и последующие 80-е годы Комсомольск стремительно развивался и, по сути, получил свое второе рождение, что, по праву, связывается с именем А.Р.Буряка. Как дальновидный хозяйственник и талантливый организатор он много сделал, что бы увеличить мощь форпоста Дальнего Востока. С его активным участием росли мощности всех крупных и не только предприятий, был сдан в эксплуатацию железнодорожный мост через Амур вблизи города, построена ЛЭП-22О Хабаровск-Комсомольск, начал давать продукцию домостроительный комбинат на 80 тысяч квадратных метров жилья в год, был сооружен завод по ремонту железнодорожной техники для строительства БАМа. Кроме того, были построены крупные сельхозпредприятия – птицефабрика, свиноводческий комплекс, овощной совхоз, Дом бытовых услуг, речной вокзал, 7-этажная гостиница, Центральная городская библиотека, драматический театр, первый в крае широкоформатный кинотеатр «Факел», несколько дворцов и домов культуры, ежегодно сдавалось около 300 тысяч квадратных метров жилья, строились другие социальные объекты.    В этом стремительном и масштабном кипении буден собственному корреспонденту надо было везде поспеть и обеспечить эфир как несколькими                                            минутами радийного материала, так и отдельными тематическими передачами. Зачастую достигать этого было далеко не просто, поскольку самые крупные заводы – авиационный и судостроительный являлись режимными, а значит, доступ на них журналистам был разрешен лишь в исключительных случаях. Но для редакторов радио, заказывающих те или иные материалы, такие доводы не принимались. Так называемый профессиональным языком кадр надо было обеспечить любым путем. Значить искать другие возможности для встреч с интересующими собкора людьми. И они, конечно же, находились за воротами предприятий, то есть, в завкомах и профкомах, музеях трудовой славы, в общественных местах, в домах у моих героев и просто на улице.

          Другое дело первенец дальневосточной металлургии, как его тогда называли, завод «Амурсталь». В его мартеновский, электросталеплавильный, прокатные и другие цеха можно было без препятствий попасть в любое время дня и ночи. А это многие десятки живых репортажей и других радийных материалов, героями которых становились рекордсмены огненных плавок, новаторы производства, интересные своими увлечениями люди. Свежи в памяти многократные встречи со сталеваром, делегатом 23 съезда КПСС Владимиром Ощепковым, сталеваром, депутатом Верховного Совета СССР Александром Кружаевым, бригадиром прокатчиков, кавалером орденов и медалей Павлом Скибицким, инженером, спортсменом, неоднократным депутатом городской Думы Виктором Шиловским. С этими именитыми людьми, впрочем, как и с многими другими знатными и интересными участниками радийных материалов, я поддерживал контакты долгие годы. С некоторыми они продолжаются и сейчас.                                              

           Жизнедеятельность такой обширной территории, как Хабаровский край и, в частности, такого значимого в его экономике города, как Комсомольск-на-Амуре не могла обойтись без внимания всесоюзных средств массовой информации, в том числе и Всесоюзного радио. Поэтому однажды с подачи его собкора Степана Радионова началось сотрудничество с радиостанциями «Маяк», «Рабочая радиогазета» и «Турист», где и звучали радиорепортажи и сюжеты о наиболее значимых событиях в жизни города юности. Как и для каждого коллеги по краевому радио это стало для меня стимулом к профессиональному росту, к самоутверждению. В этой связи к месту сказать о той творческой атмосфере, которая царила тогда на Хабаровском радио. Внимание со стороны старших, более опытных и авторитетных радийщиков способствовали повышению профессиональных навыков, стимулировали желание «прыгнуть выше себя». Лично меня тогда зажигали репортажи, очерки и передачи Юрия Мелкова, Феликса Купермана, собкора по Еврейской Автономной области Наума Айзмана, собкора по Совгаванскому и Ванинскому районам Вячеслава Здорикова. Благодарен так же добрым советам и поддержке радиожурналистов Геннадия Москаленко, Нины Ковтун, Леонида Стройкова, Елены Соловей, Геннадия Ведерникова. Отдельное почтение Зинаиде Чиненовой, которая чуть ли не ежедневно выходила на связь с нами, собкорами для приема информации, согласования текущих вопросов, курирования нашей деятельности.

          Работа собственных корреспондентов постоянно подпитывалась и стимулировалась различными формами повышения квалификации. Как, например, практиковались почти ежемесячные командировки в Хабаровск с присутствием на профессиональных летучках, обсуждением творческих и ежемесячных планов и предстоящих задач. А так же недельные и, даже месячные, стажировки в редакциях радио. Еще одной возможностью для стимулирования журналистской роста, а так же поощрением за работу являлось обучение во Всесоюзном институте повышения квалификации работников телевидения и радиовещания в Москве а так же стажировки в столице. Там мне удалось побывать дважды.

          Неутомимая творческая мысль как руководителей радио, отдельных его отделов и рядовых журналистов постоянно рождала новые формы организации радиовещания. Так в те годы появились радиочасы, которые посвящались отдельным городам и районам Хабаровского края. Причем их подготовка осуществлялась как отдельно собкорами, так и с участием других радиожурналистов. Подобные передачи будоражили творческую фантазию, побуждали к поиску новых и разнообразных подходов к подаче радиоматериалов. Интересной практикой было и участие собкоров в проведении репортажей об особо значимых событиях в жизни края. Запомнились радиочасы подготовленные совместно с главным редактором промышленного отдела Юрием Мелковым и собкором по Амурску Вячеславом Сукачевым.                                                  

Кстати амурский коллега стал впоследствии известным писателем, главным редактором художественного журнала «Дальний восток ». А с Феликсом Куперманом я вел репортаж в открытый эфир о сдаче в эксплуатацию в 1975 году мостового перехода через Амур. Другим вещанием также в открытый эфир, что случалось крайне редко, стал радиорепортаж во время моего второго пришествия на Хабаровское радио о праздновании 75-ой годовщины Комсомольска-на-Амре в 2007 году. Его мы вели совместно с редактором краевого радио Екатериной Сериковой.

           Престижными в практике крайрадио были и творческие командировки в различные уголки края. Они расценивались как поощрение за работу, как возможность расширить профессиональный кругозор, да и просто взбодриться после повседневной собкоровской обыденности. Причем адрес такой командировки мог выбрать сам собкор. Так что новые ощущения и впечатления остались у меня после поездки на трассу Байкало-Амурской магистрали, низовьев Амура, шахтерского Ургала, житницы Хабаровского края - Еврейской Автономной области. Но такие поездки все же были исключением. В повседневной же собкоровской жизни львиная доля работы соотносилась с городом, с соседними с ним районами края. Более того, полномочный представитель краевого радио в любой момент должен быть готовым при необходимости выехать по заданию редакции за приделы своего привычного обитания. Такие маршруты за радийную бытность пролегли к судостроителям Николаевска-на-Амуре, геологам и лесозаготовителям Комсомольского района, строителям второй нитки нефтепровода с Сахалина, к кормозаготовителям ЕАО, портовикам Ванино.

          Благо специфика собкоровской работы сводилась не только к освещению экономической деятельности крупного промышленного агломерата. Его жизнь была наполнена культурными, спортивными и прочими событиями, которые так же требовали своего освещения в выпусках новостей Хабаровского радио. В городе юности устраивались краевые, республиканские и даже всесоюзные творческие фестивали, изобразительные выставки, спортивные состязания, последнии в том числе и международного масштаба. В такой связи как не вспомнить проведенные мной интервью с прославленной летчицей, командиром экипажа самолета «Родина», Героем Советского Союза Валентиной Гризодубовой, солистом Большого театра, Народным артистом Артуром Эйзеным, популярным певцом Валерием Ободзинским, такими любимыми в народе артистами, как Василий Лановой, Олег Янковский, Александр Збруев и другими знаменитостями.

            2017-4

Выше я сказал, что ведущие оборонные предприятия Комсомольска считались режимными, т.е. почти недоступными для журналистов. В таком же положении находился и в целом город. Въезд в него был закрыт для иностранцев, в некоторой степени ограничен для граждан СССР. А визиты первых лиц государства держались под секретом. Правда информация об их приезде все же просачивалась из разных устных источников. Так, например, случилось с посещением Комсомольска в 1978 году Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Леонида Ильича Брежнева. К освещению визита высокого гостя было допущено ограниченное число столичных журналистов, в число которых я, естественно, не вошел, посему в эфире не прозвучал, за что получил нагоняй от радийного начальства.

   Все сказочно изменилось в этом плане со знаком плюс с приходом в страну в конце 80-х перестройки, гласности и демократии. Положивший начало этим процессам новый глава СССР Михаил Сергеевич Горбачев в начале своего правления пожелал побывать в городе комсомольской славы 30-х годов. Его визит сразу же был предан гласности, стал доступным для освещения различными СМИ, поэтому широко освещался в печати. Тем самым было положено начало открытости Комсомольска, в том числе и для зарубежных журналистов. В последующие годы здесь побывали, причем не однажды, нынешние руководители государства в разных рангах Владимир Путин и Дмитрий Медведев, а так же другие премьеры, спикеры Государственной Думы, министры, руководители разных политических партий и иже с ними. Причем в таком количестве, что становилось очевидным: им необходимо было больше попиариться. чем помочь в решении каких- либо проблем. Они были вполне доступными для интервью. Более того, сами могли их взять. Что и случилось со мной во время приезда правительственной делегации по вопросам энергетики в начале 90-х годов.                                                            

При посещении нефтеперерабатывающего завода ко мне, отделившись от общей группы столичных гостей, подошел министр энергетики Шафраник со словами:

   - Вы, я вижу, из местных?

   - Да, Вы не ошиблись.

   - О положении в городе я уже знаю из официальных оценок, а каково положению по вашему мнению?

   - Сложное. Вы уже видели, что тракт подачи угля на новой ТЭЦ-3 не достроен из-за отсутствия средств. Сложное положение и на промышленных предприятиях, как на судостроительном заводе. Там уже многие месяцы работники не получают заработную плату. Правда недавно часть государственного долга поступило, похоже, что-то меняется к лучшему.

   К нашему разговору внимательно прислушивался глава города Владимир Михалев и, позже подойдя ко мне, сказал с укором:

   - Я тут обстановку нагнетаю, а ты ее сглаживаешь.

            Признаться мне стало неловко за свое непопадание в тон нашему мэру. Благо, что вакханалия тех гиблых для страны, края и города лет позади, Многое в экономическом и социальном положении Комсомольска улучшилось. Удалось, хоть и не в прежнем качестве, сохранить большинство предприятий, социальную сферу. А по отдельным показателям даже добиться прибавления. Например, последние 20 лет город прожил без катаклизмов в обеспечении электроэнергией и теплом, построено несколько объектов здравоохранения, как региональный диагностический медицинский центр, успешно осуществляется программа жилищного строительства. Все эти годы городом умело руководил Владимир Михалев, за что ему большой поклон. Заслуживает признательности и деятельность бывшего губернатора Виктора Ишаева и нынешнего главы края Вячеслава Шпорта. В недавнем депутата Государственной Думы, с которым мне приходилось не единожды встречаться для подготовки материалов на радио.

Годы, пройденные с Хабаровским радио – это впечатления и воспоминания на всю оставшуюся жизнь. Чаще хорошие, порой не очень, но, с моей стороны, искренние. Прежде всего в том, что это была школа журналисткого становления и по мере своих возможностей я стремился быть прилежным учеником. Что из этого вышло – судить не мне. Греет душу, что я проработал рядом с профессионалами или знал их. Как Петра Пелехова, ведущего репортера радиостанции «Маяк». Впервые я о нем услышал в Чегдомыне, где находился в командировке от краевого радио. В местной газете мне рассказывали о его удивительной работоспособности и умении мастерски подать материал. Затем была успешная работа на краевом радио, а позже во Всесоюзном радиокомитете. Впервые же, я встретился с Петром на пуске в эксплуатацию железнодорожного моста через Амур, где с интересом наблюдал за работой маститого коллеги. Ни в Комсомольске, ни в Москве, где я второй раз встретился с Пелеховым будучи на учебе во Всесоюзном институте повышения квалификации работников радио и телевидения, я не заметил никакой звездности популярного тогда радиорепортера, который специализировался на репортажах из Байконура о полетах на орбитальные станции советских космонавтов.

           Наоборот, на Пятницкой, 25, где находились редакции союзного радио и, в том числе, радиостанция «Маяк», он знакомил меня со своей работой, с коллегами, а перед моим отъездом в Комсомольск подарил книгу о космических полетах, написанную совместно с журналистом В.Зубковым с дарственной надписью: «Алексею Цветкову с приязнью и надеждой на одаривание тем же». Такая возможность у меня появилась через полтора года. Тогда Комсомольск-на-Амуре готовился к своему 50-летию и совместно с первостроителем города, кандидатом исторических наук Ефимом Дородновым было подготовлено иллюстрированное издание «Мы из Комсомольска, вышедшее в издательстве «Молодая гвардия». Не без удовольствия я отправил книгу своему столичному коллеге.

   В завершение своего повествования захотелось сказать о то, что непосредственно не входило в радийные материалы, но имело непосредственное отношение к их подготовке, сопровождалось сложными, порой курьезными и, даже, анекдотическими случаями. Один из таких связан с открытием первого авиарейса по маршруту Комсомольск-на-Амуре – Москва. До того же все полеты в столицу осуществлялись только через Хабаровск. Случилось это 4 января 1977 года. Не помню почему, но в местной службе Аэрофлота предложили приобрести билет за счет командировочных, на что в радиокомитете ответили отказом. Пропустить такое историческое событие, я никак не мог, поэтому за несколько часов до отправки самолета 24 рейса поехал в аэропорт и целый час не выходил из кабинета начальника Беличенко, убеждая его отправить меня как своего работника. Но тот долго колебался, несколько раз безуспешно пытался дозвониться до горкома КПСС, что бы получить высочайшее дозволение, но когда была объявлена регистрация, наконец-то сдался, принял единоличное решение и выписал служебный билет с красной полосой на пролет до Москвы и обратно.

Но на этом мои злоключения не окончились. Когда ИЛ-18 прилетел в Новосибирск – пункт обязательной транзитной посадки – было объявлено, что вылет 24 рейса задерживается на 5-6 часов. Что бы скоротать время мы с попутчиком, инженером судостроительного завода Юрием Красновым, командированным в отраслевое министерство, решили посмотреть сибирский город, в котором я никогда не был. Каково же было наше удивление, когда мы вернулись в аэропорт и узнали, что комсомольские пассажиры улетели другим попутным рейсом. Вылет же нашего 24 был отложен до утра. Ничего не оставалось, как укладываться на сон на свободные в зале скамейки. Но тут, вдруг, была объявлена посадка на комсомольский рейс. Спать и очень просторно пришлось уже в самолете, где из ста с лишним пассажиров осталось около десятка. Так что начатый в пути радиорепортаж я уже дописывал на трапе при спуске в аэропорту Домодедово.

   Тут же отправился оформлять билет на обратный вылет. Кассирша удивилась, как это так не воспользоваться положением и не побывать в столице. Я соблазнился, но решил перестраховаться и позвонил главному редактору новостей Юрию Мелкову, на что он безапелляционно заявил: репортаж должен появиться в эфире в кратчайший срок. Неповиновение не в моем стиле, посему через несколько часов я уже 25 рейсом Москва-Комсомольск-на-Амуре вылетел обратно.

   Вспоминается и забавный в конце 80-х годов случай с репортерами радио Армении. В ту бытность были популярны анекдоты Армянского радио. Как-то днем в мой квартире-корпункте раздался телефонный звонок. Незнакомый голос произнес известное выражение: вас приветствует армянское радио. Ну и что я мог после этого подумать? Из предосторожности повел наводящий разговор. Только когда прозвучала ключевая фраза: обратиться к вам нам посоветовал Алим Абдрашитов – тогдашний заместитель председателя комитета по радио- все стало на свои места. Двум гостям из знойной республики понадобилась моя помощь, и я отправился в гостиницу «Восход», где они остановились. В республиканском телерадиокомитете было решено накануне пуска первой очереди Байкало-Амурской магистрали рассказать о соплеменниках, принимавших участие в строительстве города юности и возводящих БАМ, для сего и были командированы репортер и телеоператор.

   В незнакомом городе без посторонней помощи им сложно было обойтись. Для знакомства и дальнейшего общения были уже приготовлены удивительно прозрачное вяленое мясо и коньячный спирт. Хоть и не знаменитый коньяк, но пьется тоже приятно. В этот же день я нашел и созвонился с несколькими армянами-первостроителями и мы отправились к ним домой для записи материалов. Правда, в одолжении им на время моего репортерского магнитофона, пришлось отказать. Техника была не только в моем подотчете, без нее невозможно было работать. Да и уезжали армянские коллеги далеко по бамовской магистрали и не собирались возвращаться в Комсомольск. Как не иронично, но спустя два десятилетия это профессиональное оборудование уже не имело никакой ценности, разве музейной и в начале новой исторической эпохи, когда пришли на смену цифровые гаджеты, я подарил два списанных магнитофона знакомому радиотехнику. И, тем не менее, мы лелеяли, хоть и не очень любили, эту громоздкую технику. Берегли ее от зноя и холода, что бы беспрепятственно обеспечивать необходимое качество записи. В этом числе и в этом, помимо высоких основных материй, и заключалась суть нашей работы, которую мы выбрали и которой отдали большую часть своей жизни.

Алексей Цветков, проработал на Хабаровском радио почти  четверть века. Награжден почетными грамотами Государственного Комитета СССР по телевидению и радиовещанию и Всероссийской Государственной телевизионной и радиовещательной компанией. Почетный член Союза журналистов России.                                                

На снимках: 1. На строительстве второй нитки нефтепровода Оха-Комсомольск. Интервью у прораба Комсомольского участка Алексея Предуха. 1971 год. 2.Во время подготовки радиорепортажа с праздника выпускников «Алые паруса». Конец 70-х годов. 3.Интервью с председателем ЛДПР, вице-спикером ГД РФ Владимиром Жириновским. 2003 год.  

 

 

Ирина Степура, Краснодар

 

Мэтры

2017-3Каждый новичок ищет профессиональную опору. На хабаровском радио недостатка в истинных профессионалах никогда не было. В 1982-ом, в год моего прихода в радиокомитет мне много помогал маститый Наум Иосифович Айзман, прошедший школу собкорства в ЕАО.

Его голос и сейчас легко вспомнить: раскатистый, с бархатцой, то с мягкими ,то стальными интонациями. Но кроме голоса, Айзман обладал отличным журналистским острым взглядом и отменным чувством юмора. Он обычно шутил с непроницаемым лицом, что вызывало взрывной смех. Будучи коммунистом, заведующим отделом, он, как умный человек, не слишком увлекался пропагандистскими штампами, даже ненавидел их .А ведь работа в общественно-политическом вещании в те годы без них была немыслимой! Айзман умудрялся из любой занудной партийной темы выудить «про жизнь».. Будь то корреспонденция о подъеме зяби в Лермонтовке или радиодень из Охотского района.

Как-то я, начинающая радиожурналистка, после университета, вернулась из командировки по Еврейской области с километром записей. Среди них был и материал о колоритной сельской семье, в которой каждый из девяти детей –личность. Выросли они в крохотном доме с перегородкой, которую убирали, если приезжали гости и дом увеличивался, как конструктор. В доме много было всего интересного, мне запомнился и самодельный стол длиной два метра- щербатый, замусоленный детскими ладошками.

Подъезжаю к теме с одной стороны - не идет. Начинаю с другого конца - то же самое. Мешает океан фактов, я нем буквально тону. Куда рулить, как собрать кучу эпизодов в стройный рассказ?

Айзман - мастер радиоочерка. Он знает, с какой детали и интонации начать, где будет кульминация, но главное в его повествовании - образы. Без них рассказа не получится.

-Что ж ты мучаешься? – спрашивает он. - Вот же у тебя центр всего – стол. Это за ним собирается семья, там решаются главные дела.

«Есть в доме Межениных стол»- начинаю я. ПошлО! Ура! Как по-писаному!

Таким же умением находить нужное слово, образ, интонацию обладал Владимир Ильич Ваксман - на детском вещании он прочел массу рассказов и повестей, участвовал в радиоспектаклях как артист, был блестящим редактором и автором. Работая в хабаровском театре драмы, он частенько забегал к нам через улицу и с удовольствием жил редакционной атмосферой : общался с детской писательницей Тамарой Чинаревой, блестящей радиожурналисткой Яниной Кузиной, возился с моим сынишкой Димкой, который вырос в стенах радиокомитета. Проницательный, ироничный, добрый, он обожал детей и по-домашнему вел телепрограмму «Песенка за песенкой».

Революционное его имя было не раз поводом для шуток. Однажды я должна была пригласить его на запись и позвонила домой:

- Здрасьте, можно Владимира Ильича?

-Это не Смольный! – мгновенно рявкнул женский голос. Я ошиблась номером.

Ваксман, оказывается, уже был в пути. С каждый годом этот путь был для него все труднее: отказывало сердце. Так и помню, его, переходящего через площадь Славы, с остановками через каждую минуту – делал вид, будто разглядывает окрестности…На самом деле сердце уже не хотело работать. Его уход был для нас ударом. Владимира Ильича хоронили морозным декабрьским утром, народу собралось великое множество. Все были в тулупах и валенках, слезы примерзали к щекам. Такого человека у нас в коллективе больше не было.

Ода ситцевому лоскутку

Апрель 1986-го. Направляюсь на ХПШО «Восток»- швейную фабрику - делать праздничный репортаж с ленинского субботника для молодежной программы «Факел». Надо поспеть к 9 утра, чтобы к полудню был готов материал. На плече - пятикилограммовый «Репортер-6», настроение приподнятое, с порога предприятия   звучит «Марш коммунистических бригад», и мне радостно. ( радио прежде всего звук).

Отдел кадров уже меня ждет. Ведут в цех, где работницы в красных косынках сидят за машинками. Начинаю запись: женщины говорят о настроении, о том, какие планы …Вдруг я с ужасом замечаю, что индикатор звука стоит на месте. Записи нет!

Швеи продолжают что-то рассказывать, я же , кивая им, лихорадочно ищу причину, шарю незаметно по проводам и наконец добираюсь до штекера. О ужас! Контакт у самого основания разорван.

Извиняюсь, прошу у собеседниц какую-нибудь ниточку. Они приносят целую горсть ситцевых лоскутков и веревочек, которыми я пытаюсь «укрепить» провод, ведущий к микрофону - без всякой надежды. Прокручиваю в голове варианты: ехать ремонтироваться нет времени, менять оборудование - то же самое, час пик вот-вот начнется. И главное- как попросишь работниц повторить ту же искреннюю интонацию, как в первый раз? Они не актеры. При этом субботник через 40 минут закончится. Всё. И о чудо! Веревочки сделали свое дело, стрелка индикатора качнулась, звук пошел! Заканчиваю запись и мчусь в редакцию на расшифровку, где ждет кудесник радиоаппаратуры Парамонов – жутко ворчливый, но справедливый мужик. Он перехватывает мою раненную технику и без вопросов начинает работать. Кажется, самое ужасное позади.

Плетусь в редакцию, сажусь за стол. И тут на меня накатывает запоздалая реакция. Рыдаю. Представила, как бы я подвела, если бы «не сработало». Слушатель об этом конечно, не узнал….

Интервью с президентом или за что мы получили выговор

3 марта - день рождения Михаила Горбачева, президента СССР. Утренняя молодежная программа не могла остаться в стороне. Но как это сделать интересно? Лариса Томилина, моя коллега по редакции, предлагает: давай сделаем диалог с ним! Понятно, что настоящий радиомост с Хабаровском невозможен как технически, так и организационно: у президента хватает забот и без наших выдумок. А что, если представить, будто он ответил на наши вопросы?

Роюсь в свежих выступлениях Михаила Сергеевича- благо, выступает он много и по любому поводу, ищу любопытные мысли, а дальше дело техники - подгоняю под них свои вопросы. Получается интересно. Дальше: как услышать его голос? С нашей редакцией дружит пятикурсник института культуры, который отлично пародирует политиков. Он взялся « быть Горбачевым».

-Доброе утро, Михаил Сергеевич! Это Хабаровск. Извините, что так рано, но хотим первыми поздравить вас и задать несколько вопросов.

Дальше идет диалог «почти по-настоящему»- с реальными цитатами президента. Я свою очередь, стараюсь «волноваться»: как- никак президент! Рассказывают, что многие тогда вздрогнули, услышав начало материала: неужели Горбачев вышел на связь? Как они раздобыли телефон? Кто им разрешил?

В конце трехминутного разговора   говорим слушателям : надеюсь, вы нам простите эту небольшую мистификацию, ведь вопросы и ответы в ней абсолютно реальны. За этот розыгрыш нам ничего от начальства не было.
А вот за другую, вполне невинную историю я вместе с режиссером Еленой Гребенник получила выговор. Дело было так. Записывались «Романтики»- программа для старшеклассников. На дворе 1988 год, перестройка, хочется новизны, свежих песен, без пафоса, лже-патриотизма, обращенных внутрь души. Такая песня нашлась - Алла Пугачева поет «Свеча горела» на стихи Пастернака. Изумительная вещь, глубокая, старшеклассникам понятная- они уже изучают по литературе запрещенных ранее авторов. Вставляем ее в радиожурнал, под какой-то подходящий текст.

Наутро и редактора и режиссера вызывает зампредседателя радиокомитета Юрий Голубцов. Мрачен как туча. С трудом подбирая слова, интересуется, чья идея использовать эту песню.

-А в чем собственно дело?

- А в том, что вы разлагаете молодежь. «Жар соблазна», «скрещенье рук, сплетенье ног»- кто вам позволил?- и зло подчеркивает страницу.

-Юрий Иванович, это стихи Пастернака, не запрещенные.

- Послушайте, у нас в фонотеке тысячи радиозаписей - Кобзон, Богатиков, Лещенко, Зыкина…А вы притащили эту! В общем, я за самовольство буду ставить вопрос об увольнении.

Но дело обошлось выговором. Мы приняли его как герои. Это совсем не обидно - страдать за идею. Через полгода поток новых песен уже было не удержать. И новых передач.

У нас появилась музыкальная программа «38 оборотов» Алексея Елдашова, где ему позволялось больше вольностей, чем обычно. В эфир ворвались пришедший к нам «с улицы» гидрогеолог Гарри Резниковский, выпускник МГУ легкий и артистичный Михаил Шабашов - будто соревнуясь, они еженедельно выдавали в молодежный эфир материалы, которые вызывали то оторопь, то дискуссии, но без внимания не оставались. В 1991-ом молодежка вышла в прямой эфир. Это был расцвет вещания для юношества, когда наконец-то можно было искать ответы на любые вопросы. И мы наслаждением это делали.

Именно в эти годы вещание для молодежи ворвалось целым рядом интересных программ: «Острый угол», « Спросите Марину», «Наедине со всеми», «Мы и они»…Слушатель стал доступнее, отозвался на искренние интонации, обратная телефонная связь стала правилом. Мы ловили в прямых эфирах кайф, наслаждались тем, что не нужно врать и говорить «как велела партия». В 1988 я даже отказалась от вступления в партию и мне ничего за это не было. С радиофестивалей регулярно привозили награды за   призовые места. Началось наше время.

А однажды на очередную нашу программу позвонила женщина лет 50-ти и спросила: - Чему вы радуетесь? Не помните, чем закончилась первая оттепель?

Этого не могли помнить из-за возраста. Но обязаны были знать из рассказов старших и современных журналов: «Огонек», «Новый мир» публиковали Коротича и Солженицына, Войновича, Распутина и Улицкую.

Впрочем, каждому своя эпоха.

Наш друг Вася

Январь 1985. Впереди Крещение. В начале года мозг бурлит новыми идеями, хочется свежих ощущений, героев…. Командировка в село Новокуровку подарила их с лихвой.

Маленький Ан-2, застрекотав, устремляется ввысь над Хабаровском. В салоне человек восемь, все в унтах и тулупах. Я недоумеваю: зачем так укутаны? Лететь всего полчаса. Но спустя 10 минут понимаю: в тонких сапожках я просто отморожу ноги: салон не отапливается. Штурман, пожалев меня, кидает в салон меховую полость. Ноги в тепле, а вот магнитофон с батарейками придется согревать пару часов.

Новокуровка лежит внизу у самой речки Кур, окружая сопку. Маленькая деревня на триста дворов, в одном из которых живет мой герой: Василий Тимошенко. Это он нем ходит слух, будто он сам собрал самолет из подручных средств прямо на огороде и даже поднялся на нем в воздух. Он бывший матрос, электрик, местный Кулибин и очень занятная личность, которого почему-то зовут Шомпол. Чтобы дойти от аэродрома до деревни, бегу два километра по хрустящему насту.

Василий Васильевич отвечает на мой звонок приятным баритоном: конечно, приходите к четырем, будем ждать.

В четыре нас встретила компания гостей: оказывается, у дочки Василия день рождения и пришлось, отложив дела, сесть за стол. Ложками ели икру прямо из мисок, пели песни под деревенскую гармонь, и конечно слушали Васины байки.

Рожденный в Новокуровке, он стал ее частью. Обожает окрестные места и хорошо их знает. Сам построил дом и украсил его. Посадил сад. Сколько помнит себя, постоянно что-то мастерит- по всему огороду у него стоят какие-то детали и узлы, турундыки- самоходки . А в воздух он захотел подняться « из интереса». Сделал летательный аппарат на двигателе от Москвича и поднялся на нем, но местные спецслужбы его становили, мотор сняли от греха подальше. Но Вася продолжает мечтать. Следующее его творение- баня из стеклянных бутылок!

Жить просто, без затей, никого не обижать, любить людей - по таким нехитрым законам живет мой герой и этим привлекателен.

С Васей и его женой Ольгой, о которых я сделала лучший в своей жизни радиорепортаж( в нем были и скрип снега и детские голоса, и пение- мы не только познакомились, но и подружились надолго . После репортажа, прозвучавшего по радиостанции «Юность», ему пришли звонки со всей России- от сослуживцев, одноклассников. Очень тронула людей его история- история настоящего русского мужика, надежного и сметливого.

Дружба наша растянулась на 35 лет. Правда, Василия уже нет на этой земле. И нам с Ольгой его очень не хватает.

 

 

Галина Ивановна Завода: «Радио- это целая жизнь!»

2712-15-1Родом я из села Шелехово Комсомольского района Хабаровского края. Отец мой из Рязанской губернии, служил на яхте императора Николая 2 «Штандарт».Когда мне было лет пять, мама мне показывала фотографию- вся царская семья сидит на этой яхте. И конусообразно - вся обслуга. Она показывала мне- вот запомни - это твой отец Иван Долгов в числе экипажа этой яхты. Увы, она опасная была эта фотографию она ее сожгла. Много лет спустя я списалась с музеем флота, и получила подтверждение - что мой отец был в чине унтер-офицера машинистом первого класса в составе экипажа яхты. А яхта- это целый крейсер, и поскольку в Рязанской губернии он был из села Шехмино, то, наверное, по созвучию на Дальнем Востоке они выбрали село Шелехово.

Моя старшая сестра поехала учиться в Хабаровск, и следом за ней отправили меня учиться. Примерно в четвертом классе 34 школы я как-то включаю радио, и слышу- детский хор на Хабаровском радио звучит, и запомнила фамилию руководителя- Безенсон. Я пришла в этот хор. В третьей студии строго здания радио я не столько занималась пением, сколько разглядывала аппаратуру, студии, все вокруг- настолько меня захватила атмосфера радиокомитета. Это было в 1934-1935 годах.

Я только начала заниматься, но тут этот Безенсон исчез, и   детский хор прекратил работу. Но потом. Когда я уже училась в 35 школе, у нас в классе были два ученика- Вова Алентьев и Влад Беднарский.   Они были в составе струнного оркестра народных инструментов радиокомитета, руководил которым Адриан Исидорович Агафонов. Они прошли войну, вернулись с победой, Алентьев стал художником, а Беднарский – врачом в детской туберкулезной больнице.

Но вплотную с радиокомитетом я столкнулась, когда закончила в 1947 году Ленинградский государственный театральный институт. На научно-исследовательском полигоне, где испытывались новые виды ракетного вооружения, в том числе и новые «Катюши» жила моя сестра, у которой только что родилась дочь, а муж – военный - погиб во время испытаний в Германии. Сдав последний экзамен, я получила справку об окончании, потому что дипломы еще не были готовы, и поехала вывозить семью сестры в Хабаровске. Я поняла, что мне уже не вернуться в Ленинград за дипломом- ни денег, ни одежонки не было. В Москве в Министерстве культуры мне дали направление в Хабаровский театр драмы. В направлении было указано - 1 августа 1947 года я должна была явиться в театр. А 30 июля мы поездом добрались до Хабаровска. Диплом мне выслали уже в Хабаровск.

Лида Горицкая, помощник режиссера на радио, пригласила меня на какую-то передачу, постановку – причем это было буквально на второй день по приезде. На радио тогда была театрально-драматическая группа, которой руководил Николай Константинович Мологин. Эта такая поразительная личность. И Протасову, и Мологина - я слушала их в прямом эфире, тогда записи магнитофонной у нас еще не было. Какие прекрасные это были голоса! Эти передачи буквально «напитывали» слушателей всем лучшим, что должно быть в человеке.

Я не знаю почему, но Николай Константинович стал меня привлекать во все свои передачи. И однажды, когда он заболел, то репетиции мы проводили у него дома, а жил в то время он в гостинице «Дальний Восток». И на стене его номера висел у него портрет Маяковского с дарственной надписью. Николай Константинович великолепно читал стихи Маяковского, был знаком с ним, побывал во Франции – но все это мы, молодые, узнавали отрывками. Но вот однажды мы приходим на репетицию - а Мологина нет. Он уехал, и в поезде по дороге скончался. А перед эти его вызывали «на ковер» к начальству. Оказывается, был написан на него донос, его «проработали», и так Николая Константиновича не стало, а не его место художественным руководителем назначили М.А.Протасову. Я работала в театре драмы, а в 1955 году я перешла  диктором на радио. Тогда я застала работавших там великолепных дикторов Тебнева, Игнатенко, Сугробкина, – это были личности потрясающие. Вот Сугробкин- талантище огромный, не только дикторский, но и чтецкий. Сам внешне большой, красивый, с целым шлейфом легенд. Вот чего он не любил- так это читать прогноз погоды, говоря: «Мне все верят,   а синоптики врут».

Потом пришла в дикторскую группу Чернова, затем Малова, Турышев, Юрий Михайлов, Белла Попович, Валерий Еремин, Анатолий Жаров - красивейшие голоса. Виктор Иванович Балашов- с ним постоянно происходили разные истории. Когда умер Вышинский, я еще работала в театре, но должна была прийти и что-то читать в студии. А в секторе выпуска выпускающей тогда была Анна Ивановна Никитина, удивительнейший человек, «осколок» того старого воспитания. Это  и мудрость, и эрудиция, и тончайшая интеллектуальная организация, и музыкальное образование.

Так вот, я ждала своего выхода в эфир за «Последними Известиями», а в эфире диктор Виктор Иванович Балашов, ничтоже сумняшеся, прочитал как на телетайпной ленте   - А.Я Вышинский, и расшифровал – Яковлевич. А - он Януарьевич! И тут же такой шквал телефонных звонков обрушился на сектор выпуска! Мы по телефону оправдываемся как можем, Никитину вызвали к начальству - и я уже одна отбивалась. А тут двое в штатском заходят, Балашова под белые рученьки- и уводят. Но как-то все обошлось, только на месяц его отстранили от микрофона. Потом Балашов стал диктором на Всесоюзном радио.

Уже работала диктором, и, подменяла заболевших режиссеров, записывала передачи «Пионерская зорька». Эти «Пионерские зорьки» очень любил Владимир Иванович Диордиенко. Председатель радиокомитета, какой крепкий, кряжистый партийный мужичок. Он мастерски умел подбирать самых ценных сотрудников. Как-то он умудрялся чувствовать их ценность для радио. Помню, на летучке он отчитал Турышева за то, что в его передаче Николай Петрович Мослаченко (уникальный по голосовому тембру актер) как-то не совсем в полную меру своего таланта звучал.

Время шло, умер Сугробкин, М.А. Протасова ушла на пенсию, и вот меня вызывают к начальству, и предлагают режиссуру. Я отказалась: мы тогда жили на Красной Речке, добираться в 5 часов утра к началу вещания было трудно, как и возвращаться после 12 часов ночи, закрыв вещание. Диордиенко говорил всякие хорошие слова о моей работе, а я реву – не хочу в режиссеры. Но поняв, что мне не отвертеться, я поставила условие- на месяц отправить меня на стажировку в Москву, и дать мне передачи только художественного вещания. Согласились!

Так я приехала в Москву, на Всесоюзное радио, и вызывает меня на разговор некто Богомолов, куратор местных комитетов. Поговорили за жизнь, и потом он спрашивает меня: а кто такая Мария Андреевна Протасова? Я говорю - это заслуженная артистка России, много лет работала на нашем радио. Тогда он говорит а кто такой Макарий Петрович Зайкин? Я отвечаю, что это режиссер общественно-политического вещания, удивительный человек, энтузиаст своего дела. Тогда он говорит, что пришла из Хабаровска бумага- представление на присвоение первой режиссерской категории Зайкину и мне. Мы задерживаем присвоение. Тогда я так образовалась- ведь я смогу с полным основанием отказаться от режиссерства!

Но через минут сорок меня снова вызывает Богомолов и говорит, что вы напрасно радовались. Мы созвали худсовет и решили- присвоить первую категорию вам, а Зайкину задерживаем на какое-то время. Выяснилось, что от парторганизации радио пришла телега – Зайкин без специального образования, и вообще не имеет к режиссуре никакого отношения. Вот такая была роль партии в истории. Но потом, позже, и Зайкину присудили первую категорию. А ведь потом Макарий Петрович Зайкин стал первым руководителем Хабаровской студии телевидения, когда она была еще между городской телевышкой и центром.

Вот так я стала режиссером художественного вещания. Но в основе этого вещания- литература. Я тесно стала связана с литературной редакцией радио, а там – такие поэты и писатели, как Игорь Золотусский, Ткаченко, Голышев, Гончарук, Ботвинник – это просто потрясающая редакция! Помню, одна авторша из краеведческого музея дала текст о путешествии Лисянского и Крузенштерна на шлюпе «Диана», вести ее я дала Мирославу Матвеевичу Кацелю, народному артисту России, с прекрасным голосом. И когда я получаю текст, там написано вместо «шлюп Диана» - «Шмон Диана». Я удивилась, но думаю, когда дадут мне микрофонный материал, там должно быть все правильно. В если есть название лодки «тузик», то может быть и «шмон». Но в тексте передачи правок не было. Мирослав Матвеевич читает своим прекрасным бархатным голосом везде- «шмон Диана». Передача прошла в эфир, звонит автор, плачет, говорит- что теперь будет? В страхе все- режиссеры, редактор, исполнители, операторы…

Ждем час, неделю, месяц… И никто не обратил внимание, не нажаловалась начальству. Потом стали потихоньку в своем кругу острить насчет «шмона», это стало говоря сегодняшним языком «мемом», н запомнила этот случай на всю свою жизнь. Если не знаешь какого-то слова - перепроверь десять раз.

Потом председателем телерадиокомитета стал Юрий Генрихович Кассович, фронтовик, человек большого такта, сдержанный, умница, не бросавший слов на ветер. Собирают на совещание со всего края из корпунктов сотрудников - из районов Полины Осипенко, Нанайского и других. Мне предложили разобрать на этой учебе две передачи, и рассказываю я на примере «шмона» - не употребляйте неизвестных слов. Все хохочут, но вдруг открывается в 3 студи дверь, и входит Юрий Генрихович. Посмотрел, как все ухохатываются, и говорит- не замечал в вас, Галина Ивановна, наклонности к юмору. Я говорю, дело прошлое- и рассказала про «Шмон Диана». Он выслушал, скупо улыбнулся, и ушел из студии.

2712-15-2Конечно, условия в старом здании были стесненные. И в середине 30-х годов, и когда я уже пришла работать   в 50-х годах радиокомитет помещался в том же здании- на Запарина, 80, там еще на верхних этажах помещался Стройбанк. А уж оттуда радио переехало в 90-х годах в новый дом на Площадь Славы, где находится и поныне.

Юрий Генрихович Кассович принимал дела, входил в курс проблем. А я писала передачу, и сильно мешал стук, строительный шум- несмотря на звукоизоляцию. Влетела я к нему в кабинет, и с места начала эмоционально требовать- «сделайте хоть что-нибудь»! А он никак не мог понять, что я от него требовала, и долго ко мне относился с опаской, как к излишне эмоциональной особе. Но когда я сделала передачу к годовщине 9 мая, тогда я заставила Елену Паевскую, заслуженную артистку, - вести передачу совершенно по-новому. И этой победой я перешла своеобразный рубикон, а материал мне прислала чтица Ленинградской филармонии Ирина Васильева. Ирина- поразительно талантливый человек, и по рассказам Михаила Анчарова она прислала мне композицию, я по ней сделала передачу. Только она вышла в эфир, и меня зовут к телефону – это Юрий Генрихович. И он не речистыми фразами, а емкими, но простыми словами, душевно поблагодарил меня и коллектив за хорошую передачу. Это так звучало, что мне как будто орденом наградили.

И еще один штрих - когда я, бросив все, повезла мужа на срочную операцию в Москву, оставив какую-то записку- типа «решайте сами, как со мной поступить». А мне уже было 55 лет, и мне полагалась пенсия. И мне потом говорят, что на летучке Юрий Генрихович сказал, что   Галина Ивановна Долгова остается режиссером, – это дорогого стоит! Такой это был человек, фронтовик, снайпер на фронте, справедливый и мудрый.

А еще была у нас диктор Игнатенко, с красивым, бархатным глубоким голосом,             она на общественных начала была в месткоме казначеем и все время считала взносы. И утром в прямом эфире как-то говорит: «Хабаровское время 6 часов 25 копеек» Это тоже стало у нас поговоркой. И вот эти эпизоды при вей их трагикомичности показывают трепетное отношение дикторов, режиссеров, актеров, редакторов к слову, к правильному его звучанию. Ведь в те времена радио являлось своеобразным камертоном, по которому радиослушатели всей страны учились правильному произношению, ударению, склонениям и спряжениям.

Муж мой - капитан первого ранга - служил в Амурской флотилии. Я ему испортила адмиральскую карьеру, ему предлагали должность на Камчатке и адмиральское звание, а я так сроднилась с редакцией и   работой, и я в слезах ему говорю – нет- нет-нет! Потом он стал руководить учебным отрядом матросов- это пять тысяч головорезов. Девичья фамилия у меня была Долгова, а по мужу – Завода. И когда были гонения на космополитов, то к микрофону эту фамилию не взяли, платили мне зарплату на фамилию Завода, а гонорар - на Долгову. Приехавший ревизор ничего не мог понять- две фамилии на одном адресе. При подготовке передач литературно-драматического вещания мне довелось общаться со многими творческими личностями- писателями, поэтами, актерами. Приходил в студию Василий Шукшин, он все время записи сидел мрачный. А наш Хабаровский писатель Александровский - так трепетно относился процессу создания передачи, бесконечно спрашивал- как будет правильно, все ударения проговаривал по многу раз. Часто приходили в студию писатели Николай Рогаль, Василий Михайлович Ефименко – он после записи выходил из студии красный, и говорил: лучше вагон разгрузить, чем сидеть у микрофона. Прекрасный, открытый был писатель Анатолий Вахов, это была просто изумительная личность, с живым внутренним порывом. Другие писатели были сдержанные, а это распахнутый человек.

Золотусский сидел в редакции мрачный. Иван Ботвинник -   к нему так снисходительно относились - да   это просто Ваня Ботвинник. А   потом у него вышла книга- «Парни ехали на войну», и готовили мы передачу, читала   я текст дома поздно вечером – и вдруг понимаю - ведь это писатель! Да какой! Побежала к телефону-автомату на улицу, дозвонилась, высказала свое восхищение- и потом стала иначе смотреть на Ботвинника. А писатель Всеволод Никанорович Иванов!!! Он любил приходить в редакцию, там у нас было большое кресло, и он, грузный, величавый, садился в это кресло, рассказывал, и все открывали рты и уши. Как – то я выбегаю из студии, где писала передачу, что-то спрашиваю, он отвечает притчей. Я не поняла, махнув рукой, убегаю, и только на следующий день до меня доходит мудрость его притчи – настолько величавый потрясающий талант.

Я очень любила постановочные передачи делать, и как-то мне в руки попал материал об Айседоре Дункан. Я к редактору Сергею Чумакову обратилась- а он прохладно отнесся к этой идее, дескать. кому это нужно. Но я все-таки нашла студийное время, привлекла актеров, и сделала передачу. И вот приходу однажды на работу- а в холле висит огромный плакат- «Поздравляем Галину Ивановну с победой на Всесоюзном конкурсе!».

Оказывается, был объявлен в Гостелерадио конкурс, и в числе других передач послали и мою – о Дункан. И когда сегодня вдруг из фондов радио дают старые записи постановок радиоспектаклей. – это такое чудо! А то, что сейчас пытаются делать на радио- моноспектакли это называют– нет школы чтецкой, нет режиссуры – меня просто оторопь берет: что же вы делаете! За музыкальными форцацками забывают и о смысле, и о слушателях.

Я с большой благодарностью вспоминаю своих помощников - операторов звукозаписи Галю Щербакову, Людмилу Мельник, Ларису Долгополову, Галину Табакаеву, Тамару Сосновскую. Без них невозможно было создать передачи. Потрясающий инженер был Сережа Кользун – вот, помню, в 5 студии не идет звук, и все. Я умоляю - Сережа, посмотри, сделай что-нибудь. Он говорит, Галина Ивановна, по измерительной ленте выставили звук- но не идет запись. Переходим в другую студию, И вдруг заходит Сережа и говорит, Галина Ивановна, вы правы, там в 5 студии пол отошел на 5 сантиметров, и в этом была проблема   плохого звука. Вот такой он был ответственный человек.

Но надо отметить, что все эти наши передачи- постановки, радиоспектакли, композиции – мы делали для жителей нашего края, и всегда помнили о этом. И очень радовались, когда приходили письма, или раздавались звонки, и нас благодарили.

Помню, я читала в эфире отрывок из книги писателя Русскова, и после этого заболела, попала в больницу. И слышу одна молодая особа передает в палате этот рассказ, и при этом упускает одно звено. Я поправляю ее- но она отмахивается, и продолжает рассказ, затем вспоминает это звено. И обращается ко мне- вы ведь правы были! И ведь она с одного раза, послушав передачу, запомнила все детали! Но мне хочется подчеркнуть, что все наши передачи, которые мы делали всем творческим коллективом - и я как режиссер, и писатели, поэты, композиторы, актеры, музыканты, техники, - делали для жителей нашего края. чтобы приобщить их к высокому. Может быть, нам это немного удалось.

 

 

 

 

Евгений Туманов: “Радио - это техника плюс люди и их творчество”

 

 

 

 

 

 

0502-16-2По иронии судьбы, оказалось, что родился я в день радио - 7 мая и всю свою сознательную жизнь работаю на радио. Дома слушал радио - как все, наверное. Любил технику разную ремонтировать, паять, делать простые устройства, транзисторные приёмнички - тогда это было, как сейчас компьютеры. И автомобили нравились.

 

А на радио я попал случайно - просто зашел в открытые ворота. После окончания средней школы в Хабаровске закончил шестимесячные курсы водителей в автошколе ДОСААФ, и отслужив в армии, пошел устраиваться на работу. Проходя по улице Дикопольцева, увидел открытые ворота, куда заезжали машины. Поняв, что здесь какая-то автобаза зашел, спросил – водители нужны? Нужны, сказали мне. Так я и стал работать водителем в автотранспортном цехе Радиотелецентра Хабаровского комитета по телевидению и радиовещанию Хабаровского крайисполкома. Директором Радиотелецентра тогда был Григорий Яковлевич Тарабанов.

Год работал водителем, возил корреспондентов радио и телевидения на съёмки и репортажи. Как-то водитель звукопередвижки Кортелев Владимир переводился в отдел технического контроля, кстати, сейчас он там и работает, а меня позвал работать на свое место водителем звукопередвижки. Звукопередвижка (звукопередвижная станция) это такой УАЗик, в салоне которого, установлено оборудование: микшерный пульт; стационарные магнитофоны; усилители; провода - и стал я ездить по краю один в двух ролях: водителем и оператором звукозаписи, вместе с инженером звукозаписи Сергеем Кользуном и со звукорежиссером Эллой Степановой. Поработав год, мы вместе с Сергеем Кользуном, став уже друзьями, поступили в Сибирский институт связи на заочное обучение. Учиться я всегда хотел, а тут – и по специальности, и совсем рядом с работой.

 

Выездов на запись было много, 15 - 20 в месяц, и все значимые, интересные: это и конкурсы самодеятельности, концерты артистов, партийные и профсоюзные конференции, прямые трансляции хоккейных матчей, военных парадов - от Комсомольска-на-Амуре до Бикина. Приезжали заранее, ставили машину поближе к залу или объекту, разворачивали кабельное хозяйство, ставили микрофоны, микшерные пульты, подключались к электропитанию, проверяли звук и производили запись. А еще были стационарные пункты, где мы работали: для записи спектаклей использовали аппаратную в театре Музыкальной комедии; для прямых трансляций футбольных и хоккейных матчей была аппаратная на стадионе им. Ленина. Работали на стационарных магнитофонах, выдавая редакторам уже готовые большие рулоны магнитной пленки с записью всего происходящего, на скорости 38 сантиметров в секунду. С этих рулонов можно было уже непосредственно монтировать передачи для выдачи в эфир.

 

 

 

0502-16-1Работа была очень интересная, творческая, источники звука были разные - от выступающих с трибуны до симфонического оркестра, встреча с разными людьми интересными, знаменитыми. Мне пришлось участвовать при проведении прямых трансляции событий празднования 50-летия г. Комсомольска-на-Амуре, 1982 г.; 50-летия ЕАО в 1984 г. Каждый источник требовал особого подхода, чтобы качественно записать звук, убрать шум и помехи. Потом, уже слушая где-нибудь в машине или дома по радио   идущую передачу, я легко отмечал свою запись. И хоть нигде не отмечалось в эфире, кто сделал запись, я гордился своей работой, потому что тысячи людей слушали сделанные мной звукозаписи.

 

Став оператором, я много времени проводил в цехе радиовещания, он располагался на улице Запарина, 80, оттуда и выезжали на записи. На Запарина были аппаратные и студии, центральная аппаратная, выдававшая звуковой сигнал на радиовещательные передатчики.

Начальник цеха Анатолий Иванович Лях - мой наставник, научивший меня делать свою работу качественно, надежно и красиво, видя мою заинтересованность в работе, обучение в институте, стал меня двигать дальше - перевел работать инженером, а потом начальном участка радиовещания, я отвечал за выход передач в эфир. А в цехе было два участка - радиовещания и звукозаписи, начальником участка звукозаписи стал Сергей Кользун.

Интересно для нынешнего поколения сейчас вспомнить весь процесс подготовки передач. Журналист, собираясь на запись, приходил за репортажным магнитофоном в аппаратную №6, там хранились и обслуживались несколько десятков репортерских магнитофонов - сначала это были тяжелые пленочные “Репортер-3” затем “Репортер-5”,“шестерка”, их сменила кассетная “Семерка”, носителем записи на ней была уже аудиокассета. Все их нужно было правильно обслуживать, настраивать, ремонтировать, менять вовремя элементы питания, чтобы в командировках - на селе, на заводах, на БАМе - они не подвели.

В аппаратной №6 работал Валентин Иванович Парамонов - следил за исправностью репортерских магнитофонов. Когда журналист возвращался с записи, сдавал репортерский магнитофон обратно, приносил и кассеты с записями, бывало из командировки штук по 5- 10 кассет привозили, которые потом оператор Галина Шматкова переписывала, для дальнейшего использования в работе на другой магнитный носитель - большие бобины по 44 минуты каждая.

Взяв бобину с записью, журналист в редакции на стационарном магнитофоне производил так называемое сведение: слушал записанный звук и печатал его текст, выбирая нужное то, что пойдет затем в эфире. Для дальнейшей чистки и монтажа приносил уже готовый для эфира текст передачи с бобиной операторам. Операторы звукозаписи по микрофонным материалам вырезали с магнитной пленки всю “грязь” - не нужные слова, помехи, оговорки, вплоть до лишней буквы в словах выступающего. Резали пленку с записью, и клеили - или клеем на основе ацетона, или скотчем. Одна буква - на пленке около сантиметра, а слово - примерно пять сантиметров. И их надо не перепутать! Затем готовили передачу целиком - с “начиткой” журналиста, диктора, артиста, с музыкой – все это делалось в аппаратной записи режиссером вместе с оператором. Готовый рулон пленки с передачей передавался электромеханикам в вещательные аппаратные. Вещательных аппаратных было три и у каждой за стеночкой - студия, откуда диктор читал в прямом эфире “живьем”, электромеханик ставил рулон на магнитофон, и давал сигнал на вещание, а центральная аппаратная производила коммутацию, выбирая какую студию подключить и на какой передатчик подать сигнал.

Центральная аппаратная - это была “святая святых” радиовещания, там располагался пульт коммутации, за пультом дежурили круглосуточно электромеханики они и выдавали передачи в эфир.

Готовили и выпускали мы три радиопрограммы, на которых выходили наши региональные врезки, записи: “Первая Краевая” (сейчас это “Радио России”) информационно-музыкальная, “Вторая Краевая” – литературно-художественная и третья только музыкальная - “Стерео программа Амур”. Всего было 15 часов собственного вещания в сутки. На “Первой Краевой” выходили информационные выпуски, передачи, одна из которых “Приамурье день за днем” всего 4 часа в день. На “Второй Краевой” мы выдавали концерты, спектакли, сказки для малышей – 6 часов в день. А на “Стерео программе Амур” 5 часов по вечерам - песни, музыка, концерты. “Первую Краевую” программу можно было слушать по всему Хабаровскому краю на длинных, средних и УКВ волнах, а на длинных волнах нас можно было слышать и у берегов Японии, Австралии, для моряков по субботам мы выдавали в своем эфире радиостанцию “Тихий океан”. Помимо этого было еще вещание на зарубежные страны, мы называли иновещание - выдавали мы программы на четыре страны и на языках этих стран: США, Японию, Китай и Южную Корею, но готовили программы не мы, а специалисты Радиостанции “Голос России”, редакция их располагалась на соседней улице Дзержинского.

Программы шли одновременно, электромеханику приходилось, как пианисту клавиши нажимать, да еще и успевать пленки на магнитофонах менять, при этом еще и за уровнем сигнала следить. Очень редко, но бывали и огрехи – например: пленка рвалась, оператор на магнитофоне скорость не ту включал, вместо 19 устанавливал 38, получалось смешное “буратино”. Но не до смеха тогда было. И не дай Бог, чтобы сигнал во время вещания пропал - ведь и сейчас радиослушатели при таком техническом сбое насторожатся, а тогда и подавно. Ответственность была большая - ведь все знали, что это - прямой эфир, его слушают не только жители края и зарубежья, но и служба технического контроля. А начальником отдела технического контроля был Алексей Иванович Пинчук, гроза всех связистов, распространителей телерадиопрограмм в Хабаровском крае, его все боялись и уважали, в том числе и мы, он и сейчас следит за качеством эфира. На случай отключения электропитания имелся вспомогательный генератор на базе автомобильного двигателя, запускался он автоматически, но старенький был, приходилось ремонтировать частенько. Хорошо отключение электроэнергии происходило крайне редко: видимо, у энергетиков тоже было чувство повышенной ответственности за электроснабжение радиовещания.

Начальник цеха радиовещания - Анатолий Иванович Лях – сумел сплотить коллектив цеха, обучить его, донести до каждого высокую степень ответственности за бесперебойное и качественное вещание. Он отличался скрупулезностью, старался научить, чтобы все действия сотрудников были не только правильными, но еще и красивыми. Я лично многому научился у него. И коллектив подобрался хороший, я очень рад, что мне пришлось работать с такими людьми, влюбленными в свою профессию, и хотелось бы всех их назвать поименно.

Операторы магнитной записи: Галина Табакаева, Тамара Сосновская, Лариса Долгополова, Людмила Мельник, Светлана Чипизубова, Наталья Бочарникова, Наталья Богданюк, Галина Щербакова.

Электромеханики: Екатерина Гостюнина, Александра Матюшенко, Людмила Фурсова, Нина Коробейникова, Валентина Гаврилова, Валентина Буковцева, Валентина Лобкина, Любовь Анциферова, Нина Байдак, Галина Галько, Надежда Кучерова, Ольга Косанюк, Нелли Опрятная, Эмма Гончарова, Наталья Герасимова.

Инженеры: Сергей Кользун, Валентин Парамонов, Михаил Ангарский, Сергей Буров, Сергей Попов.

В 1988 году в здании строящегося Дома радио на площади Славы, которое длительное время было долгостроем, появились строители, и начался радостный для нас процесс завершения строительства. Все работники радио и телевидения принимали участие в строительстве - ходили на субботники, помогали строителям, убирали строительный мусор, а еще на некоторых участках города лопатами копали траншею для прокладки кабелей связи соединивших два здания Радио и Телевидение.

Проект дома Радио был давнишний, и техника за время долгого строительства ушла вперед – другое оборудование, другие технологии. Пришлось частенько наведываться на стройку, контролировать работу, корректировать устаревший уже проект внутренних коммуникаций с учетом нового оборудования. Затем была поставка оборудования монтаж его, бригада из Москвы приезжала для монтажа и я вместе с ними два месяца, все своими руками - нужно было все потрогать, проверить, как работает, провести измерения всех параметров качества оборудования, а самое главное научится самому и научить потом других работе на этом оборудовании. Всё основное оборудование поставляла фирма “BEAG” г. Будапешт, Венгрия.

Цех радиовещания на улице Запарина располагался в не приспособленном помещении, было всего пять студий две вещательных и три студии для записи, но они были маленькими и не соответствовали современным требованиям. Но зато новый дом Радио на площади Славы был спроектирован и построен именно для работы со звуком. Дом Радио – это уникальное здание таких, в СССР было построено всего три. На трех этажах располагается радиовещательный комплекс – это 16 речевых студий каждая со своей аппаратной; Малая концертная студия; Большая концертная студия и Литературно-драматический блок, состоящий из концертной студии, речевой студии, двух аппаратных и специальной заглушенной комнаты, в которой ни чего не слышно кроме собственного пульса в висках и стука сердца. Все стены и потолки в студиях обработаны специальными акустическими материалами для создания определенных акустических характеристик, а изюминкой является то что, все студии установлены на своем отдельном, плавающем фундаменте – такая своеобразная “коробка в коробке”. И все это для качественного звучания. Плюс новое оборудование: микрофоны, пульты, магнитофоны, пленку при монтаже передач уже не резали, а делали монтаж с помощью системы электронного монтажа фонограмм - СЭМФ на базе двух магнитофонов Российского производства – так называемый бескровный монтаж, в общем, на тот период все было просто современно и классно. Помимо студий в доме Радио большие комнаты для корреспондентов, редакторов разные технические помещения и большое специальное помещение для хранения фондовых звуковых материалов – фонотека. Фонотека это отдельная тема для разговора - около 100 000 единиц хранения всего. Единица хранения - это коробка, в которой находится запись, как правило, одного произведения на магнитном носителе – пленке. В том числе около 10 000 единиц хранения Хабаровского фонда состоящего из оригинальных информационных, литературных, музыкальных произведений Дальневосточных и Московских исполнителей. Записи начиная с 1948 г.; на пример есть запись выступления первого космонавта Юрия Гагарина при посещении г. Хабаровска в 1962 г.

И вот после завершения строительства 19 декабря 1990 г. мы начали вещание из нового Дома Радио. Три радиопрограммы, на которых выходили наши региональные врезки плюс иновещание на четыре страны: США, Японию, Китай и Южную Корею. Радиостанция “Голос России” тоже переехала в дом Радио.

Появились в эфире новые передачи, интересные и разнообразные. Увеличился штат работников, появилось много молодых, перспективных журналистов звукорежиссеров. Произошло объединение технических служб к нам в ГТРК “Дальневосточная” влился коллектив инженеров Радиостанции “Голос России”. Некоторые аппаратные передали под новую радиостанцию “Восток России”, ее организовал известный журналист Феликс Куперман. В литературно-драматическом блоке разместилась студия записи “Ньюмикс”.

С 1994 г. в технологии радиовещания мы стали применять новые цифровые технологии – компьютеры. Много технических новинок приходилось внедрять в технологию, рационализировать процессы записи и вещания, поддерживать работоспособность имеющегося оборудования и всем этим занималась группа инженеров: Сергей Кользун; Сергей Буров; Олег Кудашев; Евгений Романов; Геннадий Трофимов; Григорий Греков.

Начальник цеха Анатолий Иванович Лях, сделавший много для организации радиовещания, ушел на пенсию, его место занял Григорий Греков. А уже с 1999 г. начальником аппаратно-студийного комплекса радиовещания назначили меня.

Время шло, магнитная лента стала отмирать, а студийные магнитофоны стали заменять компьютерами. Начиная с 2000 г. мы стали переводить (оцифровывать) фонды радио c магнитной ленты на цифровые носители – компакт диски. Одними из начинателей и организаторов оцифровки Хабаровского фонда были главный редактор радио Леонид Стройков и начальник отдела подготовки программ Сергей Кользун. Сергей к своей технической профессии подходил творчески, хорошо разбирался в музыке, сам записывал передачи, при его непосредственном участии были внедрены новые методы звукозаписи, в том числе и цифровая запись.

В 2001 г. произвели модернизацию двух студий, заменили оборудование и с 1 апреля запустили из этих студий свою музыкальную радиостанцию “Радио 101,8 FM”. Работали на радиостанции уже по новому – в прямом эфире за микшерным пультом сидел и общался с радиослушателями ведущий программы – диджей, он же и выполнял работу звукорежиссера, включал и микшировал музыку, песни. До 2005 года дежурная смена центральной аппаратной работала круглосуточно, и когда работали на Запарина,80, и когда переехали в новый дом Радио на площадь Славы, потому что программа “Радио России” заканчивалась в два часа ночи, а утром в 5:56 надо было открывать вещание, автоматики, еще ни какой не было.

В стране происходили перемены, объемы вещания стали сокращаться, прекратилось вещание “Второй Краевой”, стерео программы “Амур”, прекратилось вещание на зарубежные страны. Работников стали сокращать, минимизировать затраты на производство. Столько студий уже было не нужно, сейчас некоторые из них занимают разные радиостанции, вот “Восток России” отпочковался от нас в отдельную структуру, появились - FM радиостанции “Радио дача”, “Дорожное радио” и другие. Уникальные студии и аппаратные стали использоваться не по назначению, из эфира ушли длинные волны, потом средние, понятно, это большие денежные затраты, особенно на длинноволновое вещание, осталось вещание только в УКВ диапазоне, а ведь наши большие территории может покрыть только длинноволновое и средневолновое вещание. Жалко, но считаю, что в конечном итоге интернет или телевидение не вытеснит радио, оно в нашей стране всегда будет занимать свою устойчивую нишу.

В 2014 г. ВГТРК, произвела модернизацию оборудования в некоторых региональных телерадиокомпаниях, в том числе и у нас. Мы демонтировали устаревшее морально, но еще работающее оборудование, которое отработало 24 года, а вместо него установили новое цифровое, удобное в эксплуатации, позволяющее автоматизировать процессы формирования и выдачи радиопрограмм. Вспоминая замену одного оборудования другим, подумал о его весовых качествах - в 1990 году я вносил и устанавливал новое оборудование в дом Радио, а в 2014 году его демонтировал и выносил, а один студийный магнитофон весит 75 кг. в каждой аппаратной их стояло по 4 штуки плюс пульты и разное другое оборудование…

Сейчас оборудование уже не столь громоздкое как раньше и занимает не много места, да и для работы сейчас мы используем всего три студии с аппаратными плюс центральная аппаратная, для нынешнего объема вещания этого достаточно. Дежурный инженер работает с 5.30 утра, включает, проверяет необходимое оборудование. Начинаем вещание сейчас, как и раньше в 5:56 с Гимна России и открытия радиостанции, диктор Анатолий Жаров начинает вещание: - “Доброе утро в эфире Государственная телерадиовещательная компания Дальневосточная”, конечно, в записи. А в 6:00 - программа “Радио России”. Региональных выпусков “Вести Хабаровск” сейчас конечно меньше, два прямых включения по 50 минут в день по будням и одно включение 50 минут по субботам. Еще Московская программа “Вести FM” вещание круглосуточное, в автоматическом режиме, кроме шести 15-минутных Хабаровских врезок в день, которые проводят в прямом эфире звукорежиссер и ведущий с гостями в студии. Все это вещание обеспечивают звукорежиссеры - Александр Дорошенко и Ирина Курчина; инженеры - Сергей Буров, Наталья Герасимова, Вера Гладких и Ваш покорный слуга ведущий инженер Евгений Туманов – нравится мне, когда всё оборудование исправно и работает.

 

 

Кто-то умный сказал: - “Любить то, чем занимаешься и заниматься тем, что любишь”. А всю свою сознательную жизнь я занимаюсь радио. Прикипел к этому делу и люблю и не мыслю себя без этой работы. Говорят формула счастья – это когда работа и хобби совпадают, у меня совпадают - значит, я счастливый человек.


 

 

И.В. Никифорова

 

 

 

Вот какая случилась беда:

 

День за днём неизвестно, куда,

 

Вдруг из жизни уходят года…

 

(Г. Красников)

 

Уроки доброты

 

(продолжение)

 

Помню, когда я была совсем маленькой, моя бабушка Надя – папина мама – часто говорила одну фразу: «Господи, как быстро летит время – вот только что вошла в эту дверь, а уже в другую выходить пора»… Конечно, я не могла понять смысл этой фразы. Но запомнила. Как и многое из бабушкиных высказываний, стихов, поговорок…

А вот теперь я сама поняла: да, как быстро пролетает жизнь! И, пожалуй, больше всего меня вдруг поразило, что из жизни уходят… мои дети! Да, ведь те, кому за шестьдесят и чуть больше, - мои дети! Меня совсем недавно в самое сердце ранила печальная весть о кончине Коли Семченко. Известный в Хабаровске журналист, очень честный и порядочный человек… А ведь вся его творческая жизнь – можно сказать – прошла на моих глазах. Обычно, когда называлось это имя – Коля Семченко, я вспоминала не известного журналиста, а мальчика из деревни Кругликово Хабаровского края. Его вместе со всем классом – а было их двадцать два человека – в нашу детскую редакцию радио привезла их учительница, пожилая сельская учительница. Не помню. Как её звали. Это был её последний выпуск начальной школы. Кажется, третий класс. Возле моего стола стоял мальчик в чёрной сатиновой рубашке, хлопчатобумажных брючках. В руках он держал тетрадку, сшитых из двух школьных, в клеточку. Это была не просто тетрадка – это был его первый опус – научно-фантастический роман. Мальчика звали Коля Семченко. С тем классом редакция подружилась надолго. Они были нашими авторами. О чём они писали? О деревенской жизни, о природе, о школе, о своих родителях – сельских тружениках. Потом мы ребятишек провожали в Артек. Была у нас такая возможность.

Позже редакция давала Коле характеристику, когда он поступал в университет на факультет журналистики во Владивостоке. Я ушла из радио в филармонию и на какое-то время потеряла Колю. Услышала его имя, когда он стал работать в «ТОЗе». Помню, был какой-то юбилей у газеты, и мне поручили провести для редакции концерт артистов филармонии. Дело было в театре Драмы. Вся редакция сидела на сцене, и зал был полон – журналисты, литераторы, читатели, - в общем, общественность города. И вдруг в первом ряду – на сцене – я увидела Колю. Взрослого Колю Семченко! И своё выступление – не помню, что я читала,- решила посвятить ему. Сказала несколько слов о своём первом знакомстве, об успехах молодого журналиста. Не знаю, понял ли Коля меня. Он лично не сказал, просто поаплодировал.

Шли годы. Коля стал ответственным секретарём газеты, часто публиковался. Не раз писал добрые тёплые слова и обо мне. И даже о моей дочери. Я познакомилась с его женой Мариной, тоже удивительно светлым человеком, и какое-то время сотрудничала с ней. Как они подходили друг другу!

Не помню, какой материал Коли нас с дочкой заинтересовал уже здесь, в Новосибирске. Я часто получала вырезки из хабаровских газет от друзей и знакомых. Помню, мы позвонили Коле. У них с Мариной было много общего… Это ведь был мой последний разговор с ним. Господи! Сколько лет пролетело! А кажется – вчера. И вдруг такая печальная весть. И я стала вспоминать своих воспитанников – юных дикторов, юных собкоров… «Амурские орлята», «Романтики»… До сих пор хранятся открытки, поздравления моих «амурских орлят»… Кем они стали? Артистами, журналистами, работниками радио и ТВ, учителями, кто-то даже пошёл в модельный бизнес… Главное, все они на всю жизнь полюбили слово. И оно в их жизни занимает огромное место. Они – мои девочки и мальчики – стали сами дедушками и бабушками! Ведь им сейчас за шестьдесят! И кто-то из них даже покинул «этот прекрасный и яростный мир»… Умер в Москве Толик Кобенков – поэт. Толя Рабинович был редактором ТВ в Биробиджане; погиб под машиной Вова Кореманов (?) – артист театра Драмы. И вот – Коля. Я оплакиваю их кончину. И в то же время думаю, что я – счастливый человек – сколько мальчиков и девочек «заразила» словом, кому-то помогла обрести профессию… Всё-таки это было чудесное время – работа в детской редакции. Нашу редакцию любили и авторы, и артисты. Когда начинался после отпуска сбор в театре Драмы, в ТЮЗе, артисты, прежде чем идти в театр, заходили к нам в редакцию, и часто не через входную дверь, а прямо с улицы через окно – оно было низко от земли. Конечно, нам за это влетало от начальства.

В редакции работали талантливые, молодые, яркие журналисты: старший редактор Н.А. Алампиева. Педагог, литератор. Как быстро она «поднялась» на радио – от редактора выпускающего до главного редактора художественного вещания! После неё старшим в Детской редакции стала Леночка Соловьёва. Она делала «Амурских орлят» и «Октябрятскую звёздочку» - передачи для дошколят. Радиожурнал «Романтики» сначала вела Лариса Аникина, а когда она уехала, пришла Люда Миланич. И передача засверкала новыми гранями. Какое-то время редактором «Амурских орлят» был Игорь Бадарин. Талантливы были и редакторы, и внештатные авторы. И их было много! И кто хоть раз побывал в редакции у нас, становился нашим другом, постоянным участником и передач, и разных редакторских дел и событий. И придумывали мы многое: Гайдаровская эпопея, памятник Гайдару, встреча с олимпийцами, диспуты о романтике, о профессии, встречи с писателями, поэтами, мастерами искусства, которые приезжали в Хабаровск. Нет, всего не перечислишь!

А дела были, действительно, интересными. На одном из жилых массивов – мы называли его «Черёмушки» - ребятишки организовали штаб гайдаровцев, т.е. по сути они стали тимуровцами. А главное, выяснили всё, что было в Хабаровске связано с А.П. гайдаром. Ведь известно, что он был собкором «ТОЗа», что сказку о Мальчише-Кибальчише он написал в Хабаровске. А тетрадь общую – были такие – ему подарил лечащий врач. И на всех домах, зданиях, что были связаны с Гайдаром, ребята «зажгли» красные звёздочки – знак тимуровцев. По их инициативе ул. Амурскую переименовали в улицу Гайдара; имя писателя присвоили Детскому парку. А главное, ребята предложили сделать Гайдару памятник. На какие средства? На наши, на общие! Счёт открыли работники Горкома ВЛКСМ. Они и Детская редакция стали главными в этом важном деле. Счёт пополнялся: все школы края перечисляли деньги за сбор металлолома и макулатуры. Актёры «в счёт Гайдара» читали передачи; журналисты – писали. Но самое трогательное было, когда в редакцию пошли письма от пенсионеров: просили разрешить принять им участие в создании памятника и принять взнос денежный – перечисляли из своей пенсии! И памятник был создан! Скульптор Галина Мазуренко делала его почти бесплатно – оплачен был материал и работа архитекторов. И сейчас памятник стоит в Детском парке. Когда приезжал сын Гайдара – Тимур Аркадьевич, военный журналист – его повезли в Детский парк. Этот суровый, строгий военный смотрел глазами, полными слёз, и сказал, что это один из лучших памятников отцу.

А встречи олимпийцев в аэропорту Хабаровска: они летели из Японии в Хабаровск. Кажется, их было человек пять-семь. Среди них – Лариса Латынина и Леонид Жаботинский. Самолёт прилетел в Хабаровск в пять утра. Елена Соловьёва – редактор «Амурских орлят» - и несколько юных дикторов к пяти утра приехали в аэропорт. Встретили у трапа олимпийцев, задавали им вопросы и попросили зажечь наш олимпийский факел, чтобы в этот день зажечь олимпийский огонь на стадионе им. Ленина.

Записав все эти события на магнитофон, Соловьёва с ребятами приехала в радиокомитет. Я их ждала уже там: часть радиогазеты Лила (?) уже записала, а первый – главный кадр – надо было записать до 7-30. Шла радиогазета в эфир в 7-50. и вот Елена Александровна пишет своей наливной ручкой текст (а техник в аппаратной уже монтирует плёнку!), машинистка тут же печатает, сидящий рядом цензор визирует, а я хватаю страницу и лечу в студию – записывать, тут же мне подносят следующую страницу и – кадр был к эфиру готов. Представляете? Вот так и должно работать радио – оперативно! Конечно, мы – Детская редакция – стали героями дня. И можете себе представить ощущение ребят, которые встречали олимпийцев и привезли факел на стадион! На всю жизнь воспоминание!

А Всесоюзная игра «Зарница» - заключительный этап. А слёт юных друзёй пограничников – на настоящей заставе! – юных туристов. Пожарных; соревнования, конкурсы… До чего же была интересная, насыщенная жизнь. Дружно, весело и полезно!

Как-то в редакцию – не помню, кто их привёл, - пришли приехавшие из Москвы по вызову Дома Творчества молодые редакторы журнала «Юность» - Виктор Славкин и Марк Розовский. Они привезли с собой записи Б. Окуджавы. Огромный диск! А Марк помогал мне в оформлении радиоспектакля (не помню названия), изобретая шумовые эффекты. Он, верно, и забыл об этом! А я запомнила на всю жизнь. И записи остались в фонде радио. Как-то раз по линии филармонии я вела концерт, кажется, композитора Жарковского. А в его бригаде был поэт Игорь Шаферан. Я рассказала ему о нашей редакции. И на другой день он пришёл к нам и принёс диск песен Яна Френкеля на стихи Игоря. Это были известные песни!

Позже я пригласила в редакцию артиста М. Казакова, записала с ним несколько передач, многие из которых остались в фонде радио.

А как интересно проходили наши диспуты в большой студии со старшеклассниками. Такие были неожиданные выступления и ребят, и гостей.

Интересными были передачи об искусстве: «Музыка. Живопись. Театр». У микрофона выступали и свои местные мастера искусств, и приезжие гастролёры.

А ещё помню яркие, эмоциональные передачи о мальчишках, ушедших на войну. Люда Миланич их делала. Передача называлась «Уходили на войну мальчишки». По сути, мы открыли имена героев, школьников города. Я до сих пор помню многих из них. Особенно интересны были письма Володи Гордова, Вили Пайкина (?), из 35 хабаровской школы. Письма мальчиков с фронта. Ведь им было по 18-19 лет. Потом из Риги приезжала мама Вили Пайкина (?), приходила в редакцию.

Мы были все вхожи в театры города. Нас всегда приглашали на просмотры и в Драму, и в ТЮЗ. Кстати, ТЮЗ нас даже ввёл в худсовет. И мы не раз защищали спорные постановки: «Ревизор», «Рембранд», «Человек со звезды», «Обыкновенное чудо»… А ещё с приходом Л. Миланич появились поэтические композиции в эфире, гостями редакции стали многие поэты.

Перебираю в памяти страницы жизни редакции, вспоминаю стольких интересных людей. Поистине «жизнь щедра на людей хороших». О каждом хотелось бы рассказать. И не только о своих земляках. Мы умудрялись завязать дружбу с театральными коллективами театров – Иркутского, Приморского, «Красный факел» из Новосибирска и, конечно, вершина – Центральный театр Советской Армии из Москвы. Переписка с ними велась годами. Запомнился нам и автор из Новосибирска Юрий Магалиф. Мы делали радиоспектакль по его сказке «Приключения Жакони». Недавно я отдала ценную связку писем Магалифа в Музей Новосибирской книги. Он умер в 2002 году, а я первый раз приехала в отпуск к детям в 2004 году.

Уйдя в филармонию, я не порвала связей со своей редакцией, и наше сотрудничество продолжалось. Правда, потом уже не с Детской, а с Литературной редакцией. И с Музыкальной немного. Всё-таки интересной была у нас жизнь. Трудновато, бедновато, иногда голодновато, но зато дружно, весело. Потому что были молодыми? Конечно, да. Но ещё потому, что все мы были людьми неравнодушными. Приходили на помощь друг другу. А порой и просто к посторонним людям, узнав о чьей-то беде.

Вот эта черта – доброта – была, как мне кажется, главным критерием в нашей работе, в наших взаимоотношениях.

И я так благодарна судьбе, что она подарила мне столько лет дружбы с замечательными людьми. Очень интересны были встречи с бывшими юными дикторами и юнкорами, когда я ездила с гастролями по краю. Вдруг неожиданно после концерта подходит худенькая невысокая женщина – учительница литературы. Это было в селе Черняево района им. Лазо. «Вы меня не помните? – говорит она мне. – Я Люда Мачихина». Я ахаю: Люда! Махонькая, с тонкими ножками, тихая, скромная девочка. Но читала она очень неплохо. И голосок её был не тонким, а чистым, звонким. И вот передо мной не просто сельская учительница, а ещё и мама четырёх ребятишек. Обнимаемся, оба чуть не плачем…

А в Совгавани, вернее, в колхозе «Заветы Ильича» (это была военно-морская база флота), на концерте в детской музыкальной школе новая встреча: родительница юной пианистки тоже после концерта пришла ко мне: «Я Люда Емельянова». Господи! Людочка была моей любимицей. Потрясающая девочка! Тоже стала литератором. И в школе организовала кружок художественного чтения…

А однажды из Иркутска приехал «ещё один Вова орехов», артист Театра драмы. Почему ещё один? Потому что в конце «Амурских орлят» перечислялись исполнители: Лена Афанасьева, Таня Смолякова, Таня Григорова, Вова Орехов, Саша Мозговой, Женя Макаров, Вова Купемасов (каждый называл себя), и задорный голос, чуть с хрипотцой: «И ещё один Вова Орехов». Ещё был один Вова – Косицын. Эта тройка Вов дружила много лет. Кстати, все стали артистами драматического театра.

Да, разлетелись наши орлята и романтики по всему белу свету! На моё 85-летие дочь моя обратилась по Интернету: «Кто хочет поздравить мою маму с 85-летием…» и дала свой адрес, т.к. у меня нет компьютера. И что вы думаете? Поздравления шли не только из России, но из Молдавии, Татарстана, Парижа, Израиля, Дании, Швеции… Это везде наши дети – бывшие юные друзья Детской редакции. Да и в Дом М. Цветаевой тоже приходили письма с просьбой помочь связаться со мной.

Самое интересное, что я помню всех ребятишек. Перед моим отъездом из Хабаровска многие из них звонили и уговаривали не уезжать. Коля Широков, помню, раз пять звонил: «Ну, зачем, зачем Вам этот Новосибирск?». Коля Широков… Он стал строителем. Очень был юноша серьёзный! И таким остался – прораб на стройке! Но стихи любит и детей своих водит на концерты. Да, теперь, верно, уже виднее! Какие же они были все хорошие, мои амурские орлята!

По-разному складывается жизнь. Всё в ней было – и радость, и горе, успехи и провалы, потери и находки… Но самое главное, вокруг меня всегда были добрые, хорошие люди. И дети, и взрослые – все были добрыми и участливыми. И я благодарна судьбе за уроки доброты, которые она продолжает давать мне и сейчас, когда уже хорошо видна дверь, в которую надо выходить. Ведь и здесь, в Новосибирске, я обрела столько новых друзей, не потеряв старых! А это великое счастье!

И сейчас я не теряю надежды, что и 25 сентября проведу пятый – юбилейный – Цветаевский костёр! Ведь это моё детище! Дай, Бог, жизни и сил!

PS: И я провела этот костёр! День был солнечным, ярким. В парке было много отдыхающих. С детьми. Семьями. Народ сходился к эстраде, где проходил костёр. Библиотеки города не только демонстрировали литературу, но и дарили книги желающим. И люди сидели, стояли, листая сборнички стихов поэтов Серебряного века. Обстановка была очень тёплой, много было выступающих неофициальных: читателю городских библиотек, местных поэтов, школьников. Неожиданным было выступление молодого предпринимателя, который спел свои песни на стихи М. Цветаевой. Сам играл на гитаре. Главное, что меня радовало, - участие юных. Я иногда смеюсь, что у меня не цветаевский, а пионерский костёр. И это радует: значит, М Ц читает новое поколение.

В общем, день получился праздничным. Спасибо погоде – тепло, солнечно. Много зелени, цветов. Один из репортёров пошутил, отметив, что костёр наш с каждым годом молодеет. И что интересно: дети не плачут во время костра. И даже собаки молча сидят с хозяевами и не лают! Видно, слушают стихи и музыку!

А я счастлива, что осуществила то, о чём мечтала с первых дней приезда в Новосибирск: Пихтовка и костёр. Значит, не зря я приехала в этот город!

 

 

РАНЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЗАЖИВАЮТ


Мне не исполнилось и двух лет, а младшему брату Алексею было четыре месяца, когда по сфабрикованному обвинению 22 апреля 1938года Управлением НКВД по ДВК в городе Хабаровске был арестован мой отец Батманов Василий Иванович. Он был обвинён в том, что «являясь участником террористической право-троцкистской организации проводил вредительство в области сельского хозяйства и использовал печать и радио для контрреволюционной агитации….. Следствие по этому делу проводило УНКВД по ДВ краю до 31 августа 1938г.» Об этом я узнал из ответа УКГБ СССР по Хабаровскому краю на моё заявление, полученное в феврале 1991г. Далее мне сообщили, что в ходе работы с архивными материалами в отношении моего отца « уголовное дело по обвинению Батманова В.И. рассматривалось выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР в г.Хабаровске. 8 сентября 1938г., он был приговорён к высшей мере – расстрелу. Приговор был приведён в исполнение в тот же день. Ваш отец, как и многие другие жертвы массовых репрессий, захоронен на Хабаровском городском кладбище, где в 1990г. установлена памятная часовня». Отцу было 36 лет. Маме было 26 лет и она с двумя малолетними детьми осталась одна. 

 

Батманов Василий Иванович. 1937г. 
(фотография восстановлена) 


Батманов Василий Иванович, родился в 1902 году в небольшом уютном городке, в то время районном центре - Елатьма, Рязанской области. В 1918г. вступил в ВКП(б), участвовал в гражданской войне. После окончания гражданской войны работал в комсомоле и был сотрудником редакции уездной газеты в г.Касимове, Рязанской области. В 1925г. окончил Рабфак им.Свердлова, пять лет находился на партийной работе в Узбекистане, затем в Северо-Кавказском крайкоме партии. С 1930 по 1933г. обучался в Институте Красной Профессуры и досрочно окончив, по призыву партии, был направлен на работу в качестве начальника политотдела Надеждинского совхоза в Приморский край, а затем в марте 1934г. на такую же должность в Троебратскую МТС. Около 2,5 лет работал в газете «Тихоокеанская звезда», заместителем редактора, был членом Дальневосточного отделения Союза Советских писателей. Последнее перед арестом время был Председателем Дальневосточного радиокомитета. 

Вышеприведённые биографические сведения о моём отце я взял из письма полученного мной из УКГБ СССР по Хабаровскому краю. Вторым источником сведений об отце были скупые рассказы мамы. Чувствовалось, что она напугана трагедией, выпавшей на нашу семью, и осознанно тревожилась за дальнейшую судьбу своих детей. Третьим источником информации о пребывании отца в ДВК были чудом сохранившиеся его письма. Они были написаны в последние два года его жизни в Хабаровске и адресованы крёстному, заменившему ему отца, и найдены мной в г.Елатьме, Рязанской области. К сожалению, информация полученная из УКГБ не всегда совпадает с услышанным мной от мамы. 

В августе 1937г. в одном из писем отец пишет: «Я сейчас крайне занят работой. Меня назначили Председателем Дальневосточного Краевого Радиокомитета. Работа большая и ответственная, тем более, что на этом месте прежде орудовали враги народа». 

Кто же были эти «враги народа»? Почему мой отец, убеждённый коммунист, безоглядно верящий в коммунистическую идею, полагая её правдой жизни, через семь или восемь месяцев сам повторил путь своего предшественника по работе в краевом радиокомитете? Почему остаётся необъяснимым и другой феномен, когда немало людей, даже после того как мир узнал об ужасах сталинских репрессий продолжают носить его портреты? Неужели люди до сих пор не могут осознать утопический характер коммунистических идей и прямой причастности сталинской идеологии к массовому истреблению миллионов честных и безвинных сограждан? 

Я не решился ознакомиться с «Делом» отца. Мне посоветовали этого не делать. Догадываюсь, что в деле есть показания, сфабрикованные следователями и добытые с применением нечеловеческих истязаний и жесточайших пыток в подвалах внутренней хабаровской тюрьмы НКВД. 

О трагических событиях 1938 года, происходивших на краевом радио, я узнал из очерка талантливого хабаровского журналиста Александра Степановича Сутурина, присланного мне автором в декабре 1989г. Очерк назывался «Последняя командировка» и под рубрикой «Страницы истории» был опубликован в газете «Тихоокеанская звезда». В нём шел разговор о трагической судьбе известного журналиста Петра Гавриловича Кулыгина. Именно Кулыгин, специальный корреспондент «Тихоокеанской звезды», был единственным журналистом в мире за репортажами которого о сложнейшей операции по спасению героев-челюскинцев в апреле 1934 года следило всё человечество. Коллега моего отца по работе в газете и в краевом радио был арестован за шесть дней до ареста моего отца и полагаю, что предъявленные ему обвинения были предъявлены и моему отцу, Батманову В.И. Материал для очерка, как пишет Сутурин А.С., он собирал долго и терпеливо. В его основу положены те немногие материалы, которые собрала и сохранила его дочь, Мария Петровна Кулыгина, а также воспоминания ветеранов дальневосточной журналистики. Позволю себе привести фрагменты из очерка А.С. Сутурина. 

«В январе 1932 года вместе с Иосифом Шацким и Аркадием Гайдаром Кулыгин приехал в Хабаровск и стал сотрудником «Тихоокеанской звезды». Затем работал редактором литературного сектора краевого радио. Здесь он проработал до ареста – 16 апреля 1938года. Расстреляли его 7 августа 1938года. 

Основанием для ареста послужила детская радиопередача по краевому радио о Маяковском. Она состояла из стихов поэта о Ленине и статьи Карла Радека «Великий зодчий». Редактора передачи П.Кулыгина обвинили в том, что он пропустил в эфир статью троцкиста, то есть Карла Радека. На следствии Кулыгину были предъявлены обвинения в шпионаже в пользу японской разведки и в активном участии в деятельности право-троцкистской, шпионско-вредительской организации, якобы действовавшей в Дальневосточном крае. 

На заседании Военной Коллегии Верховного Суда СССР, длившемся считанные минуты, Пётр Гаврилович категорически отказался от всех своих признательных «показаний», данных на предварительных допросах с применением жесточайших пыток следователями. В последнем слове он просил суд вынести по его делу объективное решение. Но объявленный смертный приговор палачи привели в исполнение через несколько минут». 

В 1991 году я обратился в УФСБ по Хабаровскому краю и попросил прислать фотографию отца из его «Дела». Мне прислали небольшую, 3х4 сантиметра фотографию, совершенно не похожего на отца человека. Совсем недавно, просматривая в интернете информацию о Петре Кулыгине, сотрудничавшем с моим отцом в краевом радио, неожиданно обнаружил, и в этом я абсолютно уверен, что мне прислали фотографию Кулыгина. 

Сколько оборвано жизней, прошедших по этому «Делу», сколько сломано судеб ни в чём не повинных людей, сколько семей пострадало от жесточайшей сталинской тирании, сколько оставлено незаживающих до сегодняшнего дня ран? Сколько страха внедрено в нас, нёсших тяжкое бремя с ярлыками «врагов народа» или «изменников»? Страх, внедрённый в нашу душу в годы разгула сталинских репрессий, живуч во многих из нас и поныне. 

 

Единственная фотография, где я с отцом. 1937 год.
г.Хабаровск


По рассказам мамы, в Хабаровске, мы долго жили в гостинице Горсовета. Отец часто уезжал в командировки по заданию редакции газеты, а из его писем мне известно, что он много поколесил, по необъятным просторам Дальневосточного края и побывал в достаточно дальних его уголках. Квартиру мы получили в Портовом переулке, в доме №3. Отец любил принимать гостей и у нас часто бывали коллеги отца по работе в газете. Бывал у нас Аркадий Гайдар, сотрудничавший с редакцией «Тихоокеанской звезды». Вместе с отцом в редакции газеты работал Николай Потапов, земляк отца и коллега по работе в комсомольской организации в городе Елатьме, Рязанской области. Мне известно, по одному из источников, что Потапов в конце сороковых годов работал в Москве в ТАСС, а по другому источнику, он был репрессирован в Хабаровске. 

На одном из собраний партактива отец встретился с ещё одним своим земляком и одноклассником из Елатьмы, Павлом Меньшовым. Удивительно, два однокашника из небольшого городка, неожиданно для себя, оказываются в Дальневосточном крае. Они были близкими друзьями, часто встречались, вместе вспоминали и скучали по далёкой Елатьме. Совсем недавно меня нашла внучка Меньшова, Елена Третьякова и сообщила о судьбе деда. Он был военным лётчиком, служил в Хабаровске. Павел Меньшов тяжело переживал аресты своих друзей, знакомых, соратников… и сердце не выдержало. В 36 лет, физически крепкий, здоровый мужчина умер от сердечной недостаточности 5 апреля 1938года, а 22апреля был арестован мой отец. Павел Николаевич Меньшов, как и мой отец навечно остались в Хабаровске. 

В январе 1937года в письме, адресованном в Елатьму отец пишет: «Мы лелеем одну мечту – поехать этим летом в отпуск в Россию, побывать в Елатьме, в Москве. Денег нужна уйма, чтобы совершить такое путешествие. Питаю надежду сдать в печать к маю месяцу свою книжку по литературным вопросам и заработать кое какие деньги на дорогу». Читаю последнее письмо отца, написанное 24 декабря 1937 года. Он пишет: «Вот уже пять месяцев, как работаю председателем краевого радиокомитета. Это учреждение со штатом 190 человек и бюджетом в 4.700.000 руб. Куда уж тут в отпуск! Тут еле-еле справиться с работой, чтобы оправдать доверие, которое мне оказала партия, послав на эту работу». Далее отец сожалеет, что почти всё рабочее время уходит на решение хозяйственных и административных вопросов и мечтает вернуться на журналистскую работу в газету. Всё письмо пронизано словами, в которых чувствуешь сложную и непредсказуемую обстановку, сложившуюся в связи с массовыми политическими репрессиями. Отцу непонятно, что происходит? Он сердцем чувствует, что надвигается что-то страшное и неодолимое. 

22 апреля 1938года отца арестовали. Больше мы его не видели. Утром к нам пришли товарищи отца с железнодорожными билетами до Москвы и настойчиво посоветовали уехать. Маму удалось убедить, она прислушалась к совету и, бросив квартиру, с двумя детьми на руках, в том числе с грудным четырёхмесячным ребёнком мы навсегда уехали из Хабаровска. Впереди нас ожидали годы трагичной и типичной жизни для миллионов семей, называемых - «семья врага народа». Дополнительные страдания, голод и нищету принесла, начавшаяся в 1941году Великая Отечественная война. Но это уже другая и чудовищно горькая история. 

Только 19 лет спустя, после нашего обращения нам сообщили, что «определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 17 августа 1957года уголовное дело в отношении Батманова В.И. было прекращено за отсутствием состава преступления и он реабилитирован посмертно». В 1991г. после очередного обращения в УФСБ г.Хабаровска, спустя 53 года после ареста отца, мы узнали, что отец по приговору выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР был приговорён к высшей мере наказания – расстрелу и приговор был приведён в исполнение в тот же день. 

Так в годы массовых сталинских репрессий безвинно погибали миллионы людей, трагедия постигала их семьи, последовательно и упорно уничтожали лучший генофонд народа, людей самостоятельных, инициативных, самобытных, ищущих, талантливых, неравнодушных и, наконец, порядочных. Как нам сегодня не хватает таких людей!

Анатолий Батманов. 

Март, 2012года 

Я тоже считал по рассказам мамы, что мой отец погиб, а мы были эвакуированы в Чкаловскую (Оренбургскую) область. Однако, когда мне исполнилось 16 или 17 лет, мама под большим секретом рассказала мне, что отец в годы массовых сталинских репрессий был арестован и других сведений о нем нет с 1938 года, а в Оренбургскую область мы были сосланы как «семья врага народа». Все пережитое сказалось на здоровье мамы. В 48 лет, совершенно седая, после сердечного приступа она скоропостижно скончалась.

Только в 1957 году после полной реабилитации отца удалось узнать, правда, далеко не все, о его судьбе и я написал о ней на страничке «История Елатомского комсомола» на этом сайте. Однако полное понимание трагедии, пришедшей в нашу семью с потерей отца, пришло ко мне значительно позже. Но это отдельная, большая и чудовищно горькая история.

 

 

самой ценной для меня находкой на чердаке оказались шесть конвертов с письмами, аккуратно завернутыми в бумагу, и перевязанные тесемкой. Это были письма моего отца, Василия Батманова, адресованные его крестному, заменившему ему родного отца, или моему дедушке Замешаеву Михаилу Андреевичу. Два письма были сравнительно короткие, а четыре письма содержали семь-девять листов, написанных мелким почерком. Они были написаны в последние два года жизни отца. Письма присланы из Хабаровска, где отец в последние годы работал председателем Дальневосточного краевого радиокомитета. В 1938 г., в период политических репрессий, по фальсифицированному обвинению отец был арестован и приговорен к расстрелу. Перечитывая письма, понимаешь, насколько сложной и непредсказуемой была обстановка в стране в годы массовых сталинских репрессий. Впечатление такое, что отец в своих письмах обращается и к нам, своим потомкам, с последним словом, сердцем предчувствуя, что надвигается что-то страшное и неодолимое. Ему непонятно, что происходит, почему вокруг столько «врагов народа»? Дальше фрагмент из его письма, написанного в марте 1936 года. В нем он убежденно пишет, что будет, безусловно будет в Елатьме социалистическая культура, клубы, электричество, мостовые. Будет и культурная разумная молодежь, которая не будет разорять подсаженный молодыми деревьями «Соборный сад». Большевики, руководимые тов. Сталиным это сделают. Только надо нам крепко помогать, чтобы все сплотились вокруг большевиков, вокруг Сталина и верили бы, что Сталин, придет время, сделает в каждой советской Елатьме настоящую большевистскую культуру, прекрасную и счастливую жизнь!


 

 

                               ГОЛОСА В ЭФИРЕ

                         О тех, кого люблю и помню

 

       С Хабаровским краевым радио я породнилась 45 лет назад, благодаря Анатолию Алексеевичу Малому, которого знала как руководителя редакции информации студии телевидения, где я после окончания школы полтора года работала машинисткой.

       В 1972 году, будучи уже студенткой Иркутского университета, я приехала в родной Хабаровск на преддипломную практику. На пути к приемной председателя телерадиокомитета встретила Анатолия Алексеевича.

       – Ты какими судьбами здесь? – спросил он.

       – Да вот на практику – на телевидение…

       – Да зачем оно тебе, это телевидение? Давай к нам, на радио…

       К тому времени Анатолий Алексеевич Малый был главным редактором информационного радиовещания. Долго уговаривать ему меня не пришлось. Опыт подготовки телевизионных передач у меня уже был. А вот радио – это что-то новое. И, значит, априори интересное. Впрочем, не совсем новое; мы с мужем Леонидом Стройковым два года выпускали студенческую радиогазету.

       Практику я проходила в молодежной редакции, которой руководила Нина Константиновна Лошкарева. Туда же вернулась после окончания университета. А муж – Леонид Стройков начал работать в редакции информации радио. Позже он стал собкором Всесоюзного телевидения и радио по Хабаровскому краю, затем ему довелось поработать на студии телевидения и в правительстве края. А я так и осталась на радио. Сначала готовила передачи для молодежи: «Факел», «Сотвори себя сам» и другие, потом работала с письмами радиослушателей. Потом был «Контакт»– первая передача в прямом эфире, которую мы вели с Феликсом Куперманом (до этого все шло в записи), «радио-часы», а затем и «радио-дни» районов края, информационная программа «Приамурье, день за днем», которой мастерски «командовала» Елена Александровна Соловьева; репортажи со строительства бамовских поселков, с праздничных парадов и демонстраций; цикл радиоочерков о лучших людях края «Золотой запас»; любимый (и не только мной) «Семейный канал». Ну, и вот сейчас, как говорится, на склоне лет – передача «Память сердца», доставшаяся мне по наследству от ее создателя, бывшего главного редактора общественно-политического радиовещания, участника Великой Отечественной войны Ивана Андреевича Никитина.

       В радиокомитете у нас был, по нынешним меркам, очень большой, дружный и очень творческий коллектив. Сейчас уже, наверно, мало кто из моих молодых коллег знает, что «король» радиожурналистики – это репортаж. И еще меньше тех, кто способен его подготовить. А в наше время на краевом радио было неофициальное, даже негласное соревнование: кто сделает самый интересный «живой» репортаж. «Живой» – это когда все записывается непосредственно на месте, без последующих студийных вставок. Да так, чтобы слушатель чувствовал атмосферу и мог зримо представить себя на месте корреспондента. Помню, кто-то из наших информационщиков даже забирался для этого на телевизионную вышку и вел репортаж оттуда. А магнитофон «Репортер», с которым мы мотались по заданиям, весил больше 5 кг. Вот с ним я поднималась на самую высокую точку Хехцирского хребта – 900 м над уровнем моря.

       Теперь о главном – о тех, кого люблю и помню. Чтобы написать обо всех, потребуется отдельная книга. Так что хотя бы о некоторых.

       На радио я вновь встретилась со своей «мамой» в журналистике. Агнесса Михайловна Фельдман редактировала мои первые заметки и статьи в газете «Молодой дальневосточник». Она же давала мне рекомендацию для поступления на журфак. А когда я его окончила, Агнесса Михайловна работала на радио, в литературной редакции. Помню, каким чудесным мягким и добрым светом загорались ее глаза за стеклами очков, когда она читала чей-то талантливо написанный текст. У Агнессы Михайловны был бесценный дар – находить и объединять единомышленников. И в воссоздании памятника Муравьеву-Амурскому есть ее безусловный вклад. По сути, все началось с радиопередач, подготовленных Фельдман. А потом, когда уже шел всенародный сбор средств на памятник, Антонина Константиновна Дмитриева вместе со своим помощником-казначеем приносили к нам через дорогу – из фойе кинотеатра «Гигант» большой прозрачный пластиковый куб-копилку. И на наших редакционных столах вырастали пирамидки из 5-ти. 10-ти. 20-ти копеек… В подсчет денежных пожертвований включались все, кто в это время находились в редакции.

       Позже Агнесса Михайловна организовала «Зеленый клуб» неформальное объединение экологов – ученых, управленцев и практиков. На заседаниях клуба обсуждались насущные проблемы: состояние Амура, загрязнение окружающей среды, не истощительное лесопользование и т.д.

       Если А.М. Фельдман имела прямое отношение к восстановлению памятника Муравьеву-Амурскому, то Елена Александровна Соловьева, которая не одно десятилетие правила и властвовала (а правильнее, пожалуй, – царствовала) в детской редакции радио, была инициатором, вдохновителем и организатором создания в Хабаровске памятника Аркадию Гайдару. Он и сейчас стоит в одноименном детском парке. А птенцы большого Соловьевского «гнезда» юнкоров разлетелись по всему свету. Кто-то из них стал журналистом, кто-то выбрал себе другую профессию. Но каждый из них (я уверена) стал хорошим человеком, надежным, ответственным, отзывчивым. И наверняка с благодарностью вспоминает свою наставницу и всех работников детской редакции.

       Сейчас, с развитием новых технологий вещания, никого не удивляет, когда человек работает в эфире, что называется, без посредников: что-то рассказывает слушателям, отвечает на телефонные звонки, сам включает, когда надо, музыку. А раньше любая радиопередача была плодом коллективного творчества: автор сочинял, оператор монтировал пленку, режиссер записывал, нередко с участием диктора или актера. Но и тогда, в 70-80-е годы прошлого века, был один человек, который мог сделать передачу от начала до конца один. Артист Хабаровского театра драмы Владимир Ильич Ваксман отлично владел профессиями радиорежиссера и звукооператора, был классным редактором и корреспондентом.

       Сотрудничал Ваксман в основном с детской и молодежной редакциями. Мы считали его своим, немного ревновали к театру и очень любили. За то, что он был, ну, просто генератором идей. За чувство юмора. За профессиональную дотошность и порядочность. Он был очень участливым человеком – и по отношению к героям своих передач, и по отношению к тем, кто работал с ним рядом. Всегда готов был прийти на помощь. Может быть, потому что по себе знал, что такое непоправимое горе. У него был неизлечимо больной сын, который мог умереть в любую минуту. Илюша почти не двигался и поэтому был тучным подростком. Но Владимир Ильич выносил его на руках во двор подышать воздухом, а потом обратно – в квартиру на 4-м этаже. Наверно, тогда и надорвал свое собственное сердце. Он ненадолго пережил сына.

   Хабаровчане помнят Ваксмана не только как драматического артиста и радиожурналиста. Он был создателем и первым ведущим замечательной телевизионной передачи «Песенка за песенкой». Владимир Ильич очень любил детей и умел разговаривать с ними так, как никто другой. Цикл радиопередач, которые он вел в течение нескольких лет, так и назывался: «Давай поговорим».

       На краевом радио начинали свой творческий путь либо работали в разное время многие известные ныне писатели: Николай Дмитриевич Наволочкин, Людмила Ивановна Миланич и другие. Имя Тамары Федоровны Чинаревой знает сегодня почти каждый школьник. Ее рассказы и отрывки из повестей вошли в хрестоматию для 2-го класса «Лукошко». Ну, а давние слушатели нашего радио наверняка помнят передачи Тамары Чинаревой. Она была очень ярким, незаурядным человеком. И умела отыскивать таких же людей в окружающем мире. И рассказывала о них так, как это под силу, пожалуй, только писателям.

       С Тамарой было интересно работать и дружить. В казалось бы обыденном течении жизни она всегда могла углядеть что-то примечательное и часто – смешное. В совместных журналистских командировках мы излазили с ней многие уголки края. Не раз прошли по всей трассе строившегося БАМа. Где пешком, где в кабине тепловоза или на матриссе, где, пока еще не были уложены рельсы,– на почтовом вертолете. И в каждом бамовском поселке мы приходили к людям чужим и незнакомым, а уходили уже от друзей.

    Чинарева замечательно понимала животных. В детстве у себя в Саратове Тамара занималась на станции юннатов. И потом в ее доме всегда было полно хвостатых членов семьи: собаки, кошки, черепаха, морские свинки, ручные крысы, большой угрюмый попугай жако. Когда ее дочка Юля, которая после окончания Хабаровского пединститута работала в Японии, сказала, что видела там, в зоомагазине детеныша кенгуру, Тамара спросила: «А как ты думаешь, ему не будет тесно в нашей квартире?» И во всех ее восьми книжках животные были такими же полноправными героями, как и люди.

     Она слишком рано и слишком трагически ушла из жизни. Остались веселые повести для детей, добрая память и живой голос на магнитной пленке.

     Я не знаю, в каком году Элла Филипповна Степанова пришла в радиокомитет при Хабаровском крайисполкоме. У меня такое чувство, что она работала там всегда. Она говорила: «Радио - это моя стихия. Я радио чувствую и понимаю. И, мне кажется, меня здесь понимают все».

       Помню, как она, будучи техником-оператором на вещании, в свободное от дежурства в центральной аппаратной время часами наблюдала, как легендарная режиссерская чета Зайкиных записывала передачи. Это были настоящие мэтры, и у них было чему поучиться. А Элла Филипповна очень хотела стать звукорежиссером. И ей было уже 45 лет, когда она окончила режиссерское отделение института культуры.

       Элла Филипповна не меньше, чем ведущие, волновалась за своим режиссерским пультом, когда мы начинали работать в прямом эфире. Степановой не раз приходилось вести в качестве режиссера радиотрансляции с парадов, демонстраций, других важных событий. Это огромная ответственность, концентрация всех профессиональных умений и чисто человеческих сил. Но, мне кажется, больше всего Элла Филипповна любила работать над музыкальными передачами. У нее была хорошая музыкальная эрудиция; огромный багаж песен и других музыкальных произведений, которые она разыскивала, отслушивала и заносила в свой личный профессиональный список.

       Умение быстро адаптироваться к меняющейся на глазах ситуации помогало
Степановой, когда требовалось оперативно выдать репортажи с музыкальных концертов. Таких, к примеру, как бамовские фестивали «Огни магистрали». Не менее ответственно она подходила к своей звукорежиссерской работе при записи приезжавших в Хабаровск Юрия Гуляева, Оскара Фельцмана, Валентины Пономаревой и других музыкантов высокого ранга.

       Почти полувековое служение Эллы Филипповны Степановой радио и радиослушателям было отмечено медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Кстати, получала она этот орден в полпредстве вместе с тогдашним главным дирижером Дальневосточного симфонического оркестра Виктором Зигфридовичем Тицем.

       Уже будучи на пенсии, Элла Филипповна занималась подготовкой перевода звуковых фондов нашего радио на цифровые носители. Уж кто-кто, а она прекрасно понимала, какое это бесценное богатство – фонотека, в которую более полувека сдавались только самые лучшие, самые значительные передачи; в них – все важнейшие события в жизни региона, в них – живые голоса тех, кто составляет гордость нашего края. Вот только голоса Эллы Филипповны там, скорее всего, нет. Звукорежиссер, в отличие от радиожурналистов и дикторов, всегда остается за кадром. Но от этого «бойца невидимого и неслышимого фронта» зависит очень многое, если не сказать – все. Особенно когда за режиссерским пультом такой профессионал как Степанова. А еще Элла Филипповна была очень добрым человеком, всегда готовым подставить свое плечо тому, кто нуждался в поддержке и опоре.

       Феликс Абрамович Куперман был настоящим асом радиожурналистики. Мы, выпускники журфаков, смотрели тогда на него как на мэтра. Но он не был мэтром. Никого свысока не поучал. Просто тактично подсказывал, на что стоит обратить внимание; всегда готов был поделиться своими какими-то журналистскими приемами и маленькими профессиональными хитростями. Или предлагал: «Поедем, вместе проведем репортаж». И это была настоящая школа высшего пилотажа.

       Ездить с Феликсом Куперманом в командировки было и здорово, и утомительно. Ему хотелось вникнуть в каждый производственный процесс; ему был интересен каждый человек, независимо от профессии и должности. Он мог расспрашивать людей часами. Но я готова была, падая к концу дня от усталости, плестись за ним, подбирая то ручку, то блокнот, то кошелек, вобщем, все, что он постоянно терял. Лишь бы понять вот эту самую профессиональную журналистскую «кухню», в которой варится то, что потом становится по-настоящему интересной и полезной людям радиопередачей.

     Феликс и сам был в общении очень интересным человеком. Какое-то время, работая уже на радиостанции «Тихий океан», подолгу уходил в моря – то на рыболовецком траулере, то на научно-исследовательском судне. Возвращался, как это у Высоцкого: «весь в друзьях и в мечтах…» И вновь с энтузиазмом вкручивался в любимую радиожурналистику.

       Сейчас Феликс Абрамович Куперман живет в Израиле. Пишет стихи. Не так давно издал уже вторую свою книжку. Но с журналистикой расстался. Мне трудно судить, что он за последние годы приобрел. Знаю одно: наше радио потеряло журналиста от Бога.

     За последние 20 лет наше радио сжалось как шагреневая кожа и в объеме вещания, и коллектив сократился в 10 раз. Мне жаль наших молодых преемников, у которых нет возможности ежемесячно выезжать в командировки по краю (как это было у нас), а главное – они лишены той почти семейной атмосферы содружества, взаимослужения, доброго профессионального соперничества, которая взращивала и поддерживала высокий градус творчества. Но они, наши нынешние молодые коллеги, – люди талантливые и, как мне кажется, не менее влюбленные в радиожурналистику, чем мы, уходящие. А значит, не все еще потеряно, и история нашего родного радио не ограничится 90-летием.

 

                                             Янина Кузина, заслуженный работник культуры РФ


 

 

 

 90 лет модернизации и развития. Страницы истории

Как сообщил Директор филиала РТРС «Дальневосточный РЦ» Станислав Кузнецов, точкой отсчета, послужившей началу радиовещания, стал 1927 год. Тогда в Хабаровске завершилась установка мощной широковещательной станции. В течение июля и августа 1927 года   проходили ежедневные испытания оборудования с выпуском радиогазеты продолжительностью до 2-х часов. 19 сентября радиостанция им. Фрунзе начала регулярно выходить в эфир.

Начиная с 2009 года филиал ведет строительство сетей цифрового вещания. Филиал ФГУП «РТРС» «Дальневосточный региональный центр» является одним из крупнейших операторов связи на территории Дальнего Востока. Свое современное название и статус предприятие получило по указу Президента РФ от 13 августа 2001 года № 1031 «О создании федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть».

Основные направления деятельности «Дальневосточного регионального центра» – филиала федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть»: предоставление услуг по распространению программ радиовещания в диапазонах длинных, средних, коротких и ультракоротких волн; передача программ центральных и местных телеканалов через ИСЗ на территорию Хабаровского края и Дальневосточного федерального округа; предоставление в аренду опто-волоконных каналов связи; предоставление услуг операторам связи; организация прикладных телекоммуникационных услуг.

ФГУП «РТРС» «ДВРЦ» обеспечивает телевизионное и радиовещание на всей территории Хабаровского края. Основные сети телерадиовещания и связи, обслуживаемые предприятием: телевизионная сеть «Телеканал Россия»; телевизионная сеть «Первый канал» ;региональная телевизионная сеть «Губерния»; сеть земных станций спутниковой связи, располагаемых по территории Хабаровского края и Дальнего Востока; радиовещательная сеть «Радио России» с краевыми вставками. Деловыми партнерами ФГУП «РТРС» «ДВРЦ» являются более 30 общероссийских, региональных и местных вещательных телерадиокомпаний и учреждений.

 На базе первой радиостанции в г. Хабаровске вырос мощный вещательный центр - Хабаровский Радиотехнический узел, который на основании приказа  Народного комиссара связи СССР  № 239 от 20 апреля 1940 года преобразован с 01 сентября 1940 года в Хабаровскую Дирекцию радиосвязи и радиовещания.

 С момента организации и до 1946 года  Дирекция подчинялась Хабаровскому Краевому управлению Наркомата связи СССР, а с 1946 года Хабаровскому краевому управлению Министерства связи СССР.

 

Приказом Хабаровского краевого управления связи РСФСР от 17.02.1955 г № 33 Хабаровская дирекция радиосвязи  и радиовещания была переименована в Хабаровскую краевую дирекцию радиосвязи и радиовещания, с подчинением ей Комсомольского, Биробиджанского, Николаевского-на-Амуре и Петропавловского- на- Камчатке радиоцентров, а также районных радиостанций.

 

В 1956 году при образовании Камчатской области, Петропавловский радиоцентр вышел из состава технических средств Дирекции. В 1959 году закончено строительство первой очереди объекта № 708 (радиостанция № 7г. Хабаровск)  и первой очереди Хабаровского телецентра. В 1963 году после окончания строительства  третьей очереди объекта № 708, Радиостанция № 7 в полном составе была принята в эксплуатацию. Хабаровский телецентр принят в эксплуатацию в 1964 году.

 

В 1962 году в г. Комсомольске-на-Амуре принят в эксплуатацию телецентр. В  конце 1967 года в г. Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре введены в эксплуатацию две приемные системы «Орбита».

 

Приказом Министерства связи СССР № 253 от 07.апреля 1969 года при Хабаровской Дирекции (ХДРСВ) организована Хабаровская радиотелевизионная передающая станция (РПС), в составе цеха УКВ и цеха «Орбита» г. Хабаровск,  которая приказом ХПТУС № 48 от 08.051969 года передана в непосредственное подчинение ХПТУС, а в составе Комсомольского радиоцентра цех телевидения реорганизованы  в цех  УКВ и цех «Орбита», которые на основании приказа начальника ХПТУС № 88 от 25.12.1972 г. переданы на баланс Хабаровской РПС.

 

Во  исполнение приказа Министерства связи СССР от 09.08.1973 г. № 465 и приказа начальника Хабаровского производственно - технического управления связи (ПТУС) от 26.10.1973 г. № 110 «Об упорядочении наименований предприятий  и организаций системы Министерства связи СССР»  Хабаровская краевая дирекция радиосвязи и радиовещания  (ХДРСВ) переименована в Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) ПТУС.

 

В 1975 году Министерство связи СССР приказом от 26 марта 1975 года № 145 вывело по состоянию на 01 января 1975 года Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) со всеми входящими в него предприятиями и подразделениями из подчинения Хабаровского краевого производственно – технического управления  (ХПТУСа) и подчинило непосредственно Министерству связи СССР, переименовав Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи в Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8. (СУР-8) (г. Хабаровск).

 

Приказом Министерства связи СССР от 13 января 1976 года № 19 на базе цеха Комсомольского радиоцентра «Азимут-К» в составе СУР-8  организована Станция космической связи № 2 ( п. Хурмули).

 

В соответствии с приказом Министерства связи СССР от 27 июля 1978 года  № 323 организована автобаза на самостоятельном балансе с автоколоннами в г.г Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

 

Для целей оперативного управления и соблюдения режимности объектов СУР-8 приказом Министерства связи СССР от 25 декабря 1979 г. № 097 в составе СУР-8 организован самостоятельный 34 отряд ведомственной военизированной охраны (ВОХР) с численностью 182 единицы.

 

В целях улучшения технического руководства радиопредприятиями, осуществляющими центральное радиовещание, приказом Министерства связи СССР от 24 декабря 1979 года  № 547 радиостанция № 1 Благовещенского радиоцентра в Амурской области  переподчиняется СУР-8 и вводится в его состав как Радиоцентр № 9 .В соответствии с Законом СССР «О государственном предприятии (объединении)  Министерство связи СССР приказом от 21 декабря 1987 года № 684 преобразовало Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8 и подчиненные ему производственные единицы  в Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 (ПОР-8).

 

Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 Министерства связи СССР действовало как юридическое лицо на основании Устава, утвержденного Министерством связи СССР  29 февраля 1988 года № 1662.

 

 Приказом Министерства связи СССР от 21 марта 1988 года № 133 в состав ПОР-8 введена Хабаровская станция технического радиоконтроля (ХСТРК), а приказом Министерства связи РФ от 21 августа 1992 года  № 294 передана в состав ГИЭ.

 

Приказом Министерства РСФСР  по связи, информатики и космосу от 10 ноября 1991 года № 375 ПОР-8 переведен в ведение Министерства РСФСР по связи, информатики и космосу.

 

Приказом Министерства связи РФ от 31 июля 1992 года № 273 «О преобразовании ПОР-8»  ПОР-8 преобразовано в Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8).

 

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 27 июля 1998 г. № 844 « О формировании единого производственно-технологического комплекса государственных электронных средств массовой информации» и приказом ВГТРК от 02 сентября 1998 г № 581 «О филиале» Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8)  реорганизовано путем присоединения к Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) в филиал ВГТРК Центр радиовещания и радиосвязи № 8 (Филиал ВГТРК ЦРР-8).

 

В соответствии с Указом Президента РФ № 1031 от 13.08.2001 г., распоряжения Правительства РФ от 17.11.2001 г № 1516-Р и от 29.12.2001 г. № 1760-Р Филиал ВГТРК ЦРР-8 выделен из состава ВГТРК и создан Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» Центр радиовещания и радиосвязи № 8. (Филиал ФГУП «РТРС» ЦРР-8).

 

В целях реализации Указа Президента РФ от 13.08.2001 г. № 1031 «О создании ФГУП РТРС» и приказа РТРС № 102 от 13.06.2002 г. с 01.07.2002 г.  создан филиал ФГУП РТРС Дальневосточный региональный центр, на базе двух филиалов ФГУП РТРС ЦРР-8 и Хабаровского КРТПЦ.

 

Приказом Хабаровского краевого управления связи РСФСР от 17 февраля 1955 г № 33 Хабаровская дирекция радиосвязи  и радиовещания была переименована в Хабаровскую краевую дирекцию радиосвязи и радиовещания, с подчинением ей Комсомольского, Биробиджанского, Николаевского-на-Амуре и Петропавловского-на-Камчатке радиоцентров, а также районных радиостанций.

В 1956 году при образовании Камчатской области, Петропавловский радиоцентр вышел из состава технических средств Дирекции.

В 1959 году закончено строительство первой очереди объекта № 708 (радиостанция № 7

 Хабаровск) и первой очереди Хабаровского телецентра.

В 1963 году после окончания строительства  третьей очереди объекта № 708, Радиостанция № 7 в полном составе была принята в эксплуатацию. Хабаровский телецентр принят в эксплуатацию в 1964 году.

В 1962 году в Комсомольске-на-Амуре принят в эксплуатацию телецентр.

В конце 1967 года в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре введены в эксплуатацию две приемные системы «Орбита».

Приказом Министерства связи СССР № 253 от 7 апреля 1969 года при Хабаровской Дирекции (ХДРСВ) организована Хабаровская радиотелевизионная передающая станция (РПС), в составе цеха УКВ и цеха «Орбита» Хабаровск,-  которая приказом ХПТУС № 48 от 8 мая 1969 года передана в непосредственное подчинение ХПТУС, а в составе Комсомольского радиоцентра цех телевидения реорганизованы  в цех  УКВ и цех «Орбита», которые на основании приказа начальника ХПТУС № 88 от 25 декабря 1972 года переданы на баланс Хабаровской РПС.

Во исполнение приказа Министерства связи СССР от 09 августа 1973 года № 465 и приказа начальника Хабаровского производственно-технического управления связи (ПТУС) от 26 октября 1973 г. № 110 «Об упорядочении наименований предприятий  и организаций системы Министерства связи СССР» -Хабаровская краевая дирекция радиосвязи и радиовещания  (ХДРСВ) переименована в Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) ПТУС.

В 1975 году Министерство связи СССР приказом от 26 марта 1975 года № 145 вывело по состоянию на 1 января 1975 года Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) со всеми входящими в него предприятиями и подразделениями из подчинения Хабаровского краевого производственно–технического управления  (ХПТУСа) и подчинило непосредственно Министерству связи СССР, переименовав Хабаровский кревой узел радиовещания и радиосвязи в Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8. (СУР-8) (Хабаровск).

Приказом Министерства связи СССР от 13 января 1976 года № 19 на базе цеха Комсомольского радиоцентра «Азимут-К» в составе СУР-8  организована Станция космической связи № 2 ( п. Хурмули).

В соответствии с приказом Министерства связи СССР от 27 июля 1978 года  № 323 организована автобаза на самостоятельном балансе с автоколоннами в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

Для целей оперативного управления и соблюдения режимности объектов СУР-8 приказом Министерства связи СССР от 25 декабря 1979 года № 097 в составе СУР-8 организован самостоятельный 34 отряд ведомственной военизированной охраны (ВОХР) с численностью 182 единицы.

В целях улучшения технического руководства радиопредприятиями, осуществляющими центральное радиовещание, приказом Министерства связи СССР от 24 декабря 1979 года  № 547 радиостанция № 1 Благовещенского радиоцентра в Амурской области  переподчиняется СУР-8 и вводится в его состав как Радиоцентр № 9 .

В соответствии с Законом СССР «О государственном предприятии (объединении)  Министерство связи СССР приказом от 21 декабря 1987 года № 684 преобразовало Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8 и подчиненные ему производственные единицы  в Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 (ПОР-8).

Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 Министерства связи СССР действовало как юридическое лицо на основании Устава, утвержденного Министерством связи СССР  29 февраля 1988 года № 1662.

 Приказом Министерства связи СССР от 21 марта 1988 года № 133 в состав ПОР-8 введена Хабаровская станция технического радиоконтроля (ХСТРК), а приказом Министерства связи РФ от 21 августа 1992 года  № 294 передана в состав ГИЭ.

Приказом Министерства РСФСР  по связи, информатики и космосу от 10 ноября 1991 года № 375 ПОР-8 переведен в ведение Министерства РСФСР по связи, информатики и космосу.

Приказом Министерства связи РФ от 31 июля 1992 года № 273 «О преобразовании ПОР-8»  ПОР-8 преобразовано в Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8).

 В соответствии с Указом Президента РФ от 17 марта 1997 года № 249  «О совершенствовании структуры Федеральных органов исполнительной власти» Министерство связи РФ преобразовано в Государственный комитет Российской Федерации по связи и информатизации.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 27 июля 1998 года № 844 «О формировании единого производственно-технологического комплекса государственных электронных средств массовой информации» и приказом ВГТРК от 2 сентября 1998 года № 581 «О филиале» Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8)  реорганизовано путем присоединения к Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) в филиал ВГТРК Центр радиовещания и радиосвязи № 8 (Филиал ВГТРК ЦРР-8).

В соответствии с Указом Президента РФ от 13 августа 2001 года, распоряжения Правительства РФ от 17 ноября 2001 года № 1516-Р и от 29 декабря 2001 года. № 1760-Р Филиал ВГТРК ЦРР-8 выделен из состава ВГТРК и создан Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» Центр радиовещания и радиосвязи № 8. (Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» ЦРР-8).

В целях реализации Указа Президента РФ от 13 августа 2001 года. № 1031 «О создании федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» и приказа РТРС № 102 от 13 июня 2002 года с 1 июля 2002 года  создан филиал РТРС «Дальневосточный региональный центр», на базе двух филиалов РТРС ЦРР-8 и Хабаровского КРТПЦ.

Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» «Дальневосточный региональный центр» обеспечивает телекоммуникациями самые удаленные уголки Дальнего Востока. С его помощью решаются разнообразные задачи — от обеспечения телефонной связью и интернетом органов управления муниципальными образованиями до видеоконтроля избирательных участков и оповещения о чрезвычайных ситуациях.

Являясь универсальным оператором связи, «Дальневосточный региональный центр» продолжает наращивать свой телекоммуникационный потенциал, реализует его на благо потребителей услуг и тем самым вносит свой вклад в поставленную задачу по ускоренному развитию Дальнего Востока России. Объект цифрового телерадиовещания становится своеобразным катализатором в развитии телекоммуникационного обеспечения инфраструктуры удаленного населенного пункта. Во многих случаях телекоммуникационные сервисы имеют важное значение для решения конкретных прикладных задач. Одним из направлений, где это значение четко обозначается, является гражданская защита населения. Используя инфраструктуру построенных объектов, можно экономически выгодным способом организовать выполнение многих функций в интересах защиты населения. Второе важное направление в использовании телекоммуникационной сети ДВРЦ — это оповещение населения об угрозе стихийного бедствия или иной опасности. Сегодня основой оповещения является сеть аналогового телевещания, а завтра оповещение будет производиться по средствам цифровой сети.

Телекоммуникационная сеть ДВРЦ, будучи универсальной транспортной цифровой сетью, адаптирована для обеспечения практически любых сервисов. В первую очередь для использования в местных органах власти, школах, медучреждениях, других социально важных структурах отработаны технологии организации телефонии, канала доступа к интернету, в том числе и массово, жителям населенного пункта (посредством Wi­Fi), видеоконференцсвязи и многих других телекоммуникационных сервисов и услуг. Большинство проектов реализовано в тесном взаимодействии с профильными подразделениями правительства Хабаровского края, с руководителями муниципальных районов. И в дальнейшем филиал готов на взаимодействии с органами власти различного уровня использовать отмеченную технологию для решения телекоммуникационных задач ДФО

Филиал РТРС «Дальневосточный региональный центр» является одним из крупнейших операторов связи на территории Дальнего Востока. Свое современное название и статус предприятие получило по указу Президента РФ от 13 августа 2001 года № 1031 «О создании федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть».

Основные направления деятельности «Дальневосточного регионального центра» – филиала федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть»:

- предоставление услуг по распространению программ радиовещания в диапазонах длинных, средних, коротких и ультракоротких волн;

- передача программ центральных и местных телеканалов через ИСЗ на территорию Хабаровского края и Дальневосточного федерального округа;

- предоставление в аренду опто-волоконных каналов связи;

- предоставление услуг операторам связи;

- организация прикладных телекоммуникационных услуг.

 

ДВРЦ обеспечивает телевизионное и радиовещание на всей территории Хабаровского края. Основные сети телерадиовещания и связи, обслуживаемые предприятием:

 

телевизионная сеть «Телеканал Россия»;

телевизионная сеть «Первый канал»;

региональная телевизионная сеть «Губерния»;

сеть земных станций спутниковой связи, располагаемых по территории Хабаровского края и Дальнего Востока;

радиовещательная сеть «Радио России» с краевыми вставками.

 

Деловыми партнерами ДВРЦ являются более 30 общероссийских, региональных и местных вещательных телерадиокомпаний и учреждений. Также ДВРЦ тесно сотрудничает с администрацией Хабаровского края.

 

19 сентября 1927 года началось радиовещание в Хабаровском крае. С этой даты радиостанция им. М.В.Фрунзе (впоследствии это была радиостанция № 5)  стала регулярно вести радиовещание и радиосвязь с городами и районами Дальнего Востока, а также с  Москвой.  

 

На базе первой радиостанции в Хабаровске вырос мощный вещательный центр - Хабаровский Радиотехнический узел, который на основании приказа  Народного комиссара связи СССР  № 239 от 20 апреля 1940 года преобразован с 1 сентября 1940 года в Хабаровскую Дирекцию радиосвязи и радиовещания.

 

С момента организации и до 1946 года  Дирекция подчинялась Хабаровскому Краевому управлению Наркомата связи СССР, а с 1946 года Хабаровскому краевому управлению Министерства связи СССР.

 

Приказом Хабаровского краевого управления связи РСФСР от 17 февраля 1955 г № 33 Хабаровская дирекция радиосвязи  и радиовещания была переименована в Хабаровскую краевую дирекцию радиосвязи и радиовещания, с подчинением ей Комсомольского, Биробиджанского, Николаевского-на-Амуре и Петропавловского-на-Камчатке радиоцентров, а также районных радиостанций.

 

В 1956 году при образовании Камчатской области, Петропавловский радиоцентр вышел из состава технических средств Дирекции.

 

В 1959 году закончено строительство первой очереди объекта № 708 (радиостанция № 7

 Хабаровск)  и первой очереди Хабаровского телецентра.

 

В 1963 году после окончания строительства  третьей очереди объекта № 708, Радиостанция № 7 в полном составе была принята в эксплуатацию. Хабаровский телецентр принят в эксплуатацию в 1964 году.

 

В 1962 году в Комсомольске-на-Амуре принят в эксплуатацию телецентр. В  конце 1967 года в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре введены в эксплуатацию две приемные системы «Орбита».

 

Приказом Министерства связи СССР № 253 от 7 апреля 1969 года при Хабаровской Дирекции (ХДРСВ) организована Хабаровская радиотелевизионная передающая станция (РПС), в составе цеха УКВ и цеха «Орбита» Хабаровск,-  которая приказом ХПТУС № 48 от 8 мая 1969 года передана в непосредственное подчинение ХПТУС, а в составе Комсомольского радиоцентра цех телевидения реорганизованы  в цех  УКВ и цех «Орбита», которые на основании приказа начальника ХПТУС № 88 от 25 декабря 1972 года переданы на баланс Хабаровской РПС.

 

Во  исполнение приказа Министерства связи СССР от 09 августа 1973 года № 465 и приказа начальника Хабаровского производственно-технического управления связи (ПТУС) от 26 октября 1973 г. № 110 «Об упорядочении наименований предприятий  и организаций системы Министерства связи СССР» -Хабаровская краевая дирекция радиосвязи и радиовещания  (ХДРСВ) переименована в Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) ПТУС.

 

В 1975 году Министерство связи СССР приказом от 26 марта 1975 года № 145 вывело по состоянию на 1 января 1975 года Хабаровский краевой узел радиовещания и радиосвязи (ХКУР) со всеми входящими в него предприятиями и подразделениями из подчинения Хабаровского краевого производственно–технического управления  (ХПТУСа) и подчинило непосредственно Министерству связи СССР, переименовав Хабаровский кревой узел радиовещания и радиосвязи в Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8. (СУР-8) (Хабаровск).

 

Приказом Министерства связи СССР от 13 января 1976 года № 19 на базе цеха Комсомольского радиоцентра «Азимут-К» в составе СУР-8  организована Станция космической связи № 2 ( п. Хурмули).

 

В соответствии с приказом Министерства связи СССР от 27 июля 1978 года  № 323 организована автобаза на самостоятельном балансе с автоколоннами в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

 

Для целей оперативного управления и соблюдения режимности объектов СУР-8 приказом Министерства связи СССР от 25 декабря 1979 года № 097 в составе СУР-8 организован самостоятельный 34 отряд ведомственной военизированной охраны (ВОХР) с численностью 182 единицы.

 

В целях улучшения технического руководства радиопредприятиями, осуществляющими центральное радиовещание, приказом Министерства связи СССР от 24 декабря 1979 года  № 547 радиостанция № 1 Благовещенского радиоцентра в Амурской области  переподчиняется СУР-8 и вводится в его состав как Радиоцентр № 9 .

В соответствии с Законом СССР «О государственном предприятии (объединении)  Министерство связи СССР приказом от 21 декабря 1987 года № 684 преобразовало Союзный узел радиовещания и радиосвязи № 8 и подчиненные ему производственные единицы  в Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 (ПОР-8).

 

Производственное объединение радиовещания и радиосвязи № 8 Министерства связи СССР действовало как юридическое лицо на основании Устава, утвержденного Министерством связи СССР  29 февраля 1988 года № 1662.

 

 Приказом Министерства связи СССР от 21 марта 1988 года № 133 в состав ПОР-8 введена Хабаровская станция технического радиоконтроля (ХСТРК), а приказом Министерства связи РФ от 21 августа 1992 года  № 294 передана в состав ГИЭ.

 

Приказом Министерства РСФСР  по связи, информатики и космосу от 10 ноября 1991 года № 375 ПОР-8 переведен в ведение Министерства РСФСР по связи, информатики и космосу.

 

Приказом Министерства связи РФ от 31 июля 1992 года № 273 «О преобразовании ПОР-8»  ПОР-8 преобразовано в Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8).

 

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 27 июля 1998 года № 844 «О формировании единого производственно-технологического комплекса государственных электронных средств массовой информации» и приказом ВГТРК от 2 сентября 1998 года № 581 «О филиале» Государственное предприятие радиовещания и радиосвязи № 8 (ГПР-8)  реорганизовано путем присоединения к Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) в филиал ВГТРК Центр радиовещания и радиосвязи № 8 (Филиал ВГТРК ЦРР-8).

 

В соответствии с Указом Президента РФ № 1031 от 13 августа 2001 года, распоряжения Правительства РФ от 17 сентября 2001 года № 1516-Р и от 29 декабря 2001 года. № 1760-Р Филиал ВГТРК ЦРР-8 выделен из состава ВГТРК и создан Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» Центр радиовещания и радиосвязи № 8. (Филиал ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» ЦРР-8).

В целях реализации Указа Президента РФ от 13 августа 2001 года. № 1031 «О создании федерального государственного унитарного предприятия «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» и приказа РТРС № 102 от 13 июня 2002 года с 1 июля 2002 года  создан филиал РТРС «Дальневосточный региональный центр», на базе двух филиалов РТРС ЦРР-8 и Хабаровского КРТПЦ.

Вопросы развития цифрового вещания в Хабаровском крае в ходе рабочей встречи  недавно обсудил Губернатор Вячеслав Шпорт с заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексеем Волиным.

Отмечено, что регион стал первым в стране, где запущено телевещание в цифровом формате. В рамках профильной федеральной программы в крае завершено строительство эфирной телесети, которая включает в себя инфраструктуру для вещания каналов первого цифрового мультиплекса. Пользоваться этой услугой могут 97% жителей края. Однако, как отметил Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт, проблема приема цифрового сигнала по-прежнему остро стоит в отдаленных и северных территориях региона.

Кроме того, после планируемого к 2019 году отключения вещания в аналоговом формате в стране, без доступа к сигналу общедоступных телевизионных каналов могут остаться жители 88 населенных пунктов, в которых проживают около 24 тысяч человек. В основном это отдаленные от центра территории, которые пока имеют возможность принимать только аналоговый сигнал.

«Доступность современных услуг связи является важной составляющей качества жизни наших жителей. В этом направлении в регионе проводится большая работа, которую необходимо продолжать. Чтобы обеспечить жителей края цифровым телевизионным сигналом первого мультиплекса, необходимо строительство еще 33 объектов. Это позволит полностью закрыть потребность в населенных пунктах численностью не менее 200 человек. Мы просим вас оказать содействие в решении этого вопроса и поддержать наше предложение о включении этих объектов в федеральную программу», - сказал Вячеслав Шпорт.

Алексей Волин подчеркнул, что в реализации федеральной программы Хабаровский край с самого начала занял активную позицию.
«Мы видим, что достигнуты хорошие результаты. Работу нужно продолжать и, конечно, по мере возможности мы готовы оказать содействие в выделении средств. Важно, чтобы принципиальное решение было принято по линии Минфина РФ», - сказал Алексей Волин.

Напомним, что в настоящее время в крае завершен основой этап строительства сети цифрового эфирного телевещания. Введены в эксплуатацию 93 объекта, которые обеспечивают возможность приема пакета программ первого мультиплекса для 97 % жителей в 290 населенных пунктах. Также в крае построены 52 объекта, вещающие программы пакета второго цифрового мультиплекса. До конца 2018 года запланировано строительство еще 41 объекта.

 

 

 

 

Вехи истории:

1927 год

Строительство первой в Хабаровске радиовещательной станции. 19 сентября - начало регулярного радиовещания. Организация телефонно-телеграфной связи Хабаровска с центральными регионами страны

1932 год

Начало создания города юности - форпоста обороны страны на Дальнем Востоке. Начало строительства мощной радиовещательной станции, приемного радиоцентра.

1939 год

В Комсомольске-на-Амуре введена в эксплуатацию одна из мощнейших в стране и мире радиовещательных станций. Организуется вещание на зарубежные страны.

1941-1945 годы

В суровое время войны радиоцентры предприятия обеспечивали радиосвязь и радиовещание. На смену ушедшим на войну мужчинам к пультам и передатчикам встали молодежь и женщины.

1957 год

Силами специалистов предприятия создается любительское телевидение, а в 1958 году в новогоднюю ночь впервые в г.Хабаровске начато регулярное телевизионное вещание государственного радиотелецентра.

1964 год

Введен в эксплуатацию радиотелецентр  (ул.Ленина, 71). На его открытии, для того чтобы показать размеры большой концертной студии, по ней водили живого слона.

1965 год

Впервые в эфир была выдана цветная телевизионная передача - мультфильмы для детей с видеомагнитофона "Кадр-3".

1967 год

Началась эра космического телевидения. Осуществляется регулярное вещание Центрального телевидения через сеть станций "Орбита", построенных в Хабаровске, Советской Гавани, Николаевске-на-Амуре, Комсомольске-на-Амуре, а со строитеьством Восточного участка БАМа - и в пос. Чегдомын.

1972 год

В пос. Хурмули введена в строй одна из трех в CCСР станций космической связи (СКС) "Азимут-К". С созданием геостационарных спутников связи "Радуга", "Горизонт", "Экран" началось интенсивное развитие телевизионного вещания даже в сельской местности. Количество земных станций, транслирующих две и более программ телевидения, достигло в Хабаровском крае трехсот единиц.


 

 

         В эфире- Хабаровск

…Это один из самых засекреченных объектов столицы Дальневосточного федерального округа. При создании в 1931 году ему присвоили имя - «Объект 125»…

 

                                 История вопроса

 

2308-17-7 2Широковещательное радиовещание в Дальневосточном крае (ДВК) началось в Хабаровске 19 сентября 1927 года с радиостанции имени М.В.Фрунзе. Сам передатчик располагался в здании на улице Павловича,7а, а радиоприемников было зарегистрировано лишь около 20. Офис   ДВ филиала Российской телерадиосети (РТРС) расположен в том же старинном кирпичном здании и сейчас, и о начале радиовещания напоминает   мемориальная табличка на стене.

 

В 1931 году, в соответствии с Постановлением Совета народных комиссаров СССР о развитии Дальневосточного края, нарком связи страны А.И.Рыков издал приказ о начале строительства полноценного радиоцентра. Местом для его создания определили лесную площадку в 4 километрах от окраины Хабаровска по Комсомольскому шоссе. Теперь риэлтеры определяют это место как центр города!

Предприятие «Дальсвязьстрой» начало работы, ими руководил начальник строительства «Объект 125» В.Н.Гольцов. Построенный в основном к 1933 году радиоцентр включал в себя техническое здание с пристроенной дизельной. В здании размещался передатчик длинноволнового диапазона ВЭСО-10 (РВ-54) производства Ленинградского завода им. Козицкого мощностью 10 квт, и пять связных коротковолновых передатчиков «Казахстан».

Здесь же установили и перевезенную с улицы Павловича радиостанцию им. М.В.Фрунзе. Отсюда была организована связь с Москвой, Владивостоком, Петропавловском- Камчатским, Охой, Александровском, Магаданом, Якутском. На антенном поле установили две 50-метровые деревянные мачты и 11 деревянных мачт высотой по 35 метров для коротковолновых антенн.

Был построен приемный Радиоцентр№ 2 в селе Малиновка, что в 15 км от Хабаровска по Комсомольской трассе. Этот приемный центр работает и по сей день.

При строительстве второй очереди «Объекта 125» была создана радиовещательная станция на базе передатчика «Коминтерн» 1930 года выпуска мощностью 100 квт, возвели новые технические пристройки   к существующему зданию, увеличили количество направления радиосвязей, установлены новые передатчики и антенны. Построили три деревянные мачты высотой по 150 метров, ЛЭП от города, проложили кабель до Центрального телеграфа, водопровод, возвели жилые дома для персонала, овощехранилище и детский сад, отсыпаны дороги, пробурена артезианская скважина для охлаждения аппаратуры.

С Москвой уже работали на трех частотах, а для Северных связей построили 4 антенны. В 1936 году установили связной передатчик   американского производства «Вестингауз» (РКЛ) мощностью 30 квт. Свои «умельцы» собрали по типовым схемам и сдали в эксплуатацию связной передатчик РВЦ мощностью 2 квт – заводского отечественного оборудования в то непростое время не хватало. Да что там оборудование- пока не построили жилые дома, инженеры , техники и рабочие жили прямо в техническом помещении, где и монтировали радиопередатчики!

Но в итоге на «Объекте 125» было установлено 12 передатчиков и 22 антенны, и 10 июля 1937 года он был принят в постоянную эксплуатацию. Чтобы сбить с толку врагов, ему присвоили новое (засекреченное) наименование- «Передающий Радиоцентр № 1» города Хабаровска. Совсем недавно коллектив отметил 80-летие предприятия.

Дальнейшая история работы предприятия (его нынешнее наименование- «Филиал ФГУП РТРС «Дальневосточный РЦ» Радиоцентр г. Хабаровска») – это постоянная модернизация оборудования, повышение мощности передатчиков, дальности их действия, экономичности, надежности, расширение технических зданий, возведение новых антенн. Работники предприятия принимали активное участие и в выполнении правительственных заданий по обеспечению радиосвязью дальних беспосадочных перелетов самолетов АНТ-25 «Сталинский маршрут» в июне 1937 года (экипаж Чкалов, Байдуков, Беляков), АНТ-37 «Родина» (экипаж   Осипенко, Гризодубова, Раскова), и др.

Специалисты Радиоцентра № 1 помогали и науке- так, в 1937 году был проведен первый в СССР сеанс радиосвязи Хабаровск- Москва на удаление 9000 км. на одной боковой полосе с подавлением несущей частоты. Эксперимент подтвердил теоретические расчеты ученых - такая связь позволила получить выигрыш в мощности в 16 раз!

И о начале Великой Отечественной войны Дальневосточники узнали, слушая передачи этого радиоцентра. А затем   трудные 4 года слушали сводки Совинформбюро, приказы Верховного Главнокомандующего… И о Великой Победе в 1945 году   дальневосточникам сообщил Юрий Левитан.

                 Когда деревья стали большими…

С начальником Радиоцентра Александром Васильевым мы прогуливаемся по важнейшему участку любого секретного объекта СССР - лесному массиву с деревьями в обхват толщиной на улице Антенной. Стоят на аллее и красивые современные скамейки с навесами…По его словам, те породы деревьев и кустарников, что были в 1931 году, сохраняются и поныне как в дендрарии – кто ж их срубит, за забором с охраной? Для птиц стоят кормушки, а многочисленные белки кормятся сами, (собаки их не трогают, они на привязи, для охраны…). Вот кошек здесь не держат- однажды два хвостатых зимой залезли погреться в помещение с высоким напряжением- так сотрудники потом после короткого замыкания отскребали их остатки от оборудования…

За деревьями на полянах я вижу огороды с растущей картошкой и помидорами.

-«Огороды сотрудники центра садят по привычке, смеется Александр Викторович,- но в нелегкие 30-40 годы 20 века это было большое подспорье. Овощи выращивались всем коллективом, хранились в специальном овощехранилище. И выдавались для питания сотрудников Радиоцентра и воспитанников своего детского сада.

А вот на антенном поле борьба с растительностью доставляет сотрудникам немало хлопот, - говорит Александр Викторович.

-«От главного технического здания к антеннам проведены десятки линий высокочастотных фидеров и волноводов. После зимы то столбики выдавливает из земли, то растущие трава, кустарники и деревья касаются проводов под огромным высокочастотным напряжением   и требуют «прополки». А территория центра огромная- 118 гектаров. Но боремся, ставим на место столбы, косим траву, подрезаем деревья и кустарники».

Среди зарослей деревьев на поляне мы видим одну из двух мачт-антенн, - ее номер 16. Подходим, смотрим. Трехгранная в сечении, высотой 164 метра, она опирается на мощный бетонный фундамент, у подножья расположились   помещения контейнерного типа.

Мачты-антенны построили в 1949 году взамен деревянных. Привезли их из Кенисберга, ныне Калининграда в разобранном виде, там они стояли в одном из радиоцентров фашистской Германии. Вообще-то антенн привезли три, но одну, высотой 210 метров, передали связистам в Южно-Сахалинск. А две наших антенны мы «подкоротили» до 164 метров по требованию авиаторов- чтобы не мешали самолетам. Металл хороший, мы их постоянно красим.

Пятнадцать лет назад поменяли металлические оттяжки, они начали ржаветь, - и теперь обе мачты-антенны простоят еще лет сто. На них мы установили антенны государственных и коммерческих радиостанций УКВ и FM- диапазонов. В конце нынешнего года установим еще одну антенну- для православной радиостанции «Вера». Мощности передатчиков FM диапазона невелики- в пределах 1-2 киловатт, при этом зона охвата   вещанием достигает 50 километров в радиусе от города. Так что   радио слушают и горожане, и рыбаки, и дачники».

По словам Александра Васильева, закончено строительство волоконно-оптической линии, с помощью которой установлены новые каналы связи с Домом Радио, где находятся многие радиостудии, Цехом оперативного управления и коммутации (ЦОУК), Радиоцентром № 1 и Центром спутниковой связи в селе Скворцово. Эти линии и новое оборудование обеспечивают высококачественную передачу моно- и стерео- программ, что повысило качество вещания.

Сегодня в Радиоцентре работают 16 радиовещательных передатчиков, более десятка связных передатчиков, большое количество антенн, цифровая радиорелейная линия, и обслуживают все это хозяйство 30 человек персонала.

             Есть ли будущее у «Мощного вещания»?

Особо надо сказать о самом главном техническом здании Радиоцентра, обшитом красивым сайдингом.   На его первом этаже вспомогательные службы, кабинеты специалистов. А вот второй этаж- технический. И поскольку здание постоянно строилось и расширялось 80 лет, то архитектура его своеобразная. Это бесконечная анфилада десятков помещений размером со спортзал хорошей школы.

Осмотрев с начальником Радиоцентра Александром Васильевым шкафы и стойки с радиопередатчиками в одном помещении, открываем   другую дверь- и попадаем в очередное помещение огромных размеров, где также гудят и мигают лампочками другие передатчики. Снова открыв следующую дверь- попадаем в новый аппаратный зал, где работают передатчики уже другого диапазона. …И - никого. В общем, здесь можно снимать сцены для компьютерных игр- где будет одна лишь техника, без людей. Кстати, на всем втором техническом этаже нет батарей отопления: зимой хватает тепла от греющегося оборудования.

В главном техническом здании Радиоцентра оперативное обслуживание радиовещания осуществляет инженер смены Татьяна Логвинова. На рабочем столе- несколько компьютерных экранов, рабочий журнал, у стены напротив-- стойки с контрольной аппаратурой. Светятся экраны мониторов, на отдельном столике- несколько разнотипных малогабаритных радиоприемников для контроля качества вещания.

-«Работаю я здесь ровно 40 лет, с 1977 года, освоила все виды нашей техники. На экране компьютеров у меня отражается работа всех передатчиков. В любой момент я вижу мощность на выходе передатчика, точную частоту, исправность, работу антенн и всего оборудования. Все управление- дистанционное, - говорит Татьяна Джабраиловна, - Если где-то параметры выходят за пределы нормы, я подключаю другие передатчики, меняю антенны, провожу настройку, задействую резервные мощности. На крайний случай рядом с моим диспетчерским столом стоит и ручной пульт частотного переключения- он напоминает пульт, который мы видели в кино в Смольном. На похожем работали барышни-телефонистки. Я могу   с его помощью и вручную скоммутировать, то есть соединить, любой передатчик с любой антенной. А вот на отдельном экране у меня выводятся картинки с камер наблюдения за всем множеством аппаратных залов, за обстановкой на охраняемом периметре нашего предприятия».

-Не страшно работать в этом гигантском техническом лабиринте?

-Главное- хорошо знать технику. А за десятилетия работы у нас вся техника продублирована и протроирована, то есть создана двойная и тройная надежность, предусмотрены все мыслимые варианты событий- ничего чрезвычайного произойти не может. Мы ведь выдаем в эфир не просто частоту вещания, а обеспечиваем хорошее настроение людей. Они слушают музыку, местные и федеральные новости, политические и культурные передачи, полезные советы

«Наличие мощного государственного вещания означает наличие суверенного национального государства»,- считает начальник радиоцентра Александр Васильев, -   ведь кнопка выключения интернета находится отнюдь не в России. Мы прекратили в свое время глушение «голосов», прекратили передачи иновещания на зарубежные страны, разъясняющие политику нашего государства. А ведь США, Япония. Китай, КНДР и множество других государств продолжают наращивать объем   своих передач на русском языке и     языках народов России…

В «лихие 90-е» мы думали, что все в мире у России друзья- лишь санкции несколько отрезвили это прекраснодушие. В идущей информационной войне против России мощное вещание- наше мощное оружие. А кроме того, в особый период связь- основа стратегической инфраструктуры суверенного государства.

А насчет того, что радио утрачивает свои позиции - дело обстоит с точностью до наоборот. В СССР было три программы- Всесоюзное радио, краевое радио в Хабаровском крае и УКВ-ЧМ. Сейчас только в Хабаровске больше полутора десятков радиопрограмм, а в городах-миллионниках их число доходит до сотни. Каждая категория слушателей в России имеет возможность выбрать радиопрограмму по душе».

И насчет распространенности радио у населения… Я недавно предложил нескольким своим знакомым вспомнить, сколько у них дома имеется радиоприемников. И каждый из моих собеседников с удивлением для себя насчитал не менее пяти штук, а еще есть радио в автомобиле, в телевизионном мультиплексе, и на даче…

Радиовещание на фоне интернета…

Наш Дальневосточный филиал РТРС охватывает Хабаровский и Камчатский края и Чукотку»- говорит главный инженер Андрей Сергеев, - Охват вещанием населения сейчас достигает более 96 процентов».

          Мы беседуем с Андреем Анатольевичем в его кабинете в том самом старинном здании красного кирпича на улице Павловича, где 90 лет назад установили первую   на Дальнем Востоке широковещательную радиостанцию имени М.В.Фрунзе. К 90- летию начала радиовещания, которое будет отмечаться 19 сентября, здесь готовятся активно- помимо ремонта организован музей в здании у подножья хабаровской телевышки,   недавно установили и памятную мемориальную табличку.

-«В Хабаровском крае помимо радиоцентра № 1 есть мощный радиоцентр в Комсомольске-на-Амуре, а также действует несколько радиосетей – это прежде всего государственного радиовещания - «Радио России», таких объектов на территории Хабаровского края у нас 29.Это совмещенные объекты телевизионного и радиовещания. Кроме Николаевского объектов на остальных ведется вещание в диапазоне УКВ-ЧМ. В конце нынешнего года будет установлено новое оборудование и эту сеть переведем в диапазон FM, это перспективный диапазон. И вся сеть «Радио России» вступит в эксплуатацию во втором квартале 2018 года. Это достаточно ощутимый фактор- помимо повышения качества вещания будет расширена и аудитория- ведь сейчас во всех автомобилях есть радио диапазона FM.

           Кроме того, во всех населенных пунктах края наше предприятие занимается   эксплуатацией краевой радиосети «Восток России», она гибридного типа – 12 объектов вещает в диапазоне AM – так называемые стратегические нижние частотные диапазоны 756 килогерц. В зону охвата их входит подавляющее число районных центров и крупных городов. Топология построения этой радиосети была выстроена в начале 2000 годов таким образом, что в зону обслуживания входят все автодороги края - «Уссури» до Бикина, трасса на Комсомольск-на-Амуре, на Николаевск-на-Амуре, Солнечный, и радиостанция в Чегдомыне.

И с прошлого года мы начали реализацию перспективного плана модернизации. Гибридная схема вещания «Востока России» согласно плана, утвержденного губернатором края Вячеславом Шпортом, будет дополнена радиостанциями FM диапазона. В прошлом году мы организовали работу двух таких новых станций- в Комсомольске-на-Амуре и Аяне; в нынешнем году у нас на очереди Амурск, Советская Гавань и Ванино. По завершению этого пятилетнего плана модернизации планируется довести количество населенных пунктов с вещанием «Востока России» в FM диапазоне до 7-8, и дополнительно - в Чумикане и Охотске.

И большая задача, которая решается нами совместно с Министерством информатизации Хабаровского края – перевести весь средневолновый диапазон вещания « Востока России» в цифровой формат. Это позволит увеличить зону охвата населения на 10-15 процентов, и резко повысит качество вещания. После «оцифровки» процент охвата вещанием населения планируется довести до 98 процентов.

Помимо распространения государственных программ мы занимаемся и распространением других централизованных программ- «Маяк», «Комсомольская правда», «Радио дача» и других. Их охват населения Хабаровского края составляет до 75 процентов.

В Хабаровске готовится к вещанию и новые каналы – «Радио книга» и «Радио Вера» - их направленность и формат ясны из   названий. В Комсомольске-на-Амуре- городе Президентского внимания- мы планируем к открытию еще 3-4 новых радиостанции.

Я хотел бы отметить и тот факт, что именно из нашего коллектива радистов в 50-60 годы «отпочковалось» еще одно направление- телевидение. И сейчас в Хабаровске работает 46 телепрограмм. В ходе реализации 5-летней Федеральной целевой программы по развитию радио и телевещания в ДФО построено 94 новых телевизионных объекта.

Сейчас в крае ТВ- объекты работают на первом мультиплексе, то есть в открытом доступе есть 10 программ, а в конце 2018 года мы планируем запустить цифровые мультиплексы в полном объеме, - прибавятся еще 10 программ высокого цифрового качества. И в 2018 году 97 процентов населения Хабаровского края будут смотреть телепередачи в цифровом формате»

Геннадий Ведерников.

Фото автора

 

Радиоатлантида» уходит в эфир…

 

 

…Мощные секретные радиостанции Хабаровского края постепенно исчезают с лица земли. Что идет им на смену?

 

Собирая материал о судьбе   широковещательных радиостанций так называемого «мощного вещания», я долго думал- что напоминает мне история этих современнейших по тем временам,   циклопических по размерам сооружений? И наконец понял- это современный вариант легендарной Атлантиды- которая опустилась ниже уровня моря на дно морское, постепенно исчезнув из людской памяти, оставшись в отрывочных сообщениях древних историков.

Ведь вместе с СССР исчезли из эфира и гигантские передающие и приемные радиоцентры, расположенные, как правило, в нескольких десятках километров от городов, имеющие свои жилые поселки,   свою инфраструктуру, свое начальство (как правило- в Москве), своих кураторов от КГБ- чтобы враг не догадался, что   там делается…

Как известно, контрразведывательный режим в СССР был очень жесткий, что можно понять - за «железным занавесом» кругом были   одни враги. Поэтому простые строители коммунизма лишь изредка видели среди лесов на горизонте, проезжая на поезде или в машине, циклопические антенны, шары из радиопрозрачного материала, укрывающие   огромные спутниковые «тарелки». А вблизи них - заборы с колючей проволокой, сторожевые собаки, суровые молчаливые ВОХРовцы на КПП без вывески- попробуй спроси у них, что здесь такое? Хлопот не оберешься.

Поэтому гибель советской рукотворной «Атлантиды» в начале 90-х годов прошла для   большинства российских граждан практически незаметно- просто из эфира начали постепенно исчезать радиосигналы разных станций -   в длинноволновом, средневолновом, коротковолновом и других диапазонах.

Гибель «Атлантиды» была нелегкой – начиная от долгов по зарплате персоналу до долгов за электричество. А некоторые жилые поселки при радиоцентрах теплом снабжались от мощнейших выходных каскадов передатчиков – остановка вещания означала холод в домах. А потом последовали сокращения и увольнения- хорошо, если центр стоит на окраине города. А куда людям идти из затерянного в лесах поселка, кому продашь свою квартиру? Тут не помогло и КГБ со своими инструктажами о необходимости свято блюсти государственную тайну.

Внешне радиоцентры в общем построены по одной схеме. Несколько гектаров земли, отведенной местными властями по решению союзных структур для производственных нужд ведомства (какое там производство- об этом знать районным властям и землеустроителям было не положено). Несколько зданий сталинской архитектуры вмещали   аппаратные залы, лаборатории, кабинеты и прочее. От передатчиков   фидерные линии передавали сигналы на огромное антенное поле - там стояли многометровые мачты (сейчас многие порезаны на металл), на них- сеть проволочных антенн. Были и бассейны для водяного охлаждения передатчиков, трансформаторные подстанции, системы аварийного питания, другие хозяйственные постройки, возведенные на бюджетные деньги трудом   нескольких поколений зэков, стройбатовцев, гражданских строителей и самих работников станций.

 

Объект № 510 Наркомсвязи СССР

 

На окраине Комсомольска-на-Амуре есть поселок имени Попова – там в 1939 году (через несколько лет после основания города юности)   начал работу самый мощный на Дальнем Востоке Радиоцентр   № 5 имени изобретателя радио А.Попова (Объект № 510 Наркомсвязи СССР). Радиоцентр был также одним из самых мощных в СССР. Работал на частотах ДВ/СВ/КВ в районе железнодорожного разъезда Силинка и посёлков Северный Городок и Новая Сопка.

В конце 80-х годов 20 века   его мощность достигала 2500 киловатт, рабочая частота в длинноволновом диапазоне- 133 килогерц. В главном здании было установлено также множество мелких радиопередатчиков мощностью от 1 до 100 кВт, а весь лес вокруг был покрыт антенными полями.

           На второй площадке радиопередающего центра, построенной чуть позже, располагалось техническое здание-5. Глушение и передачи иновещания радиоцентр прекратил в 1989 г. при потеплении отношений с западными странами, перейдя на мирное вещание. На его территории находился антенный комплекс из двух основных радиомачт высотой около сотни метров и четырёх мачт поменьше.   Он занимался глушением зарубежных радиостанций, а также трансляцией передач иновещания на Китай, Японию, США, Корею.

Он также обеспечивал радиосвязью перелет экипажа П. Осипенко, Гризодубовой и Расковой по маршруту «Москва – Комсомольск-на-Амуре». В 1945 году обеспечивал радиосвязью советскую делегацию в США во время конференции по созданию Организации объединенных наций, а в октябре 1962 года   - радиосвязь с советским посольством на Кубе во время «карибского кризиса». Вот такие передачи транслировала радиостанция № 5: КВ/ДВ/СВ центр с 1939 (РС №5), 153 кгц Радио России / ГТРК Дальневосточная (6-2) (1200 кВт) РВ-200;630 кгц. Голос России (япон.яз 12-14UTC) (500 кВт) РВ-750; 666 кгц Маяк (6-1) (150 кВт) РВ-198; 1152 унй Радио России / ГТРК Дальневосточная (6-24 часов ) (50 кВт) РВ-39.

9 декабря 2013 г. В. В. Путин подписал указ о ликвидации федерального государственного бюджетного учреждения "Российская государственная радиовещательная компания «Голос России». В ночь с 31 марта на 1 апреля 2014 года передатчики «Голоса России» на средних и коротких волнах, частоте 171 ДВ и цифровом вещании в стандарте DRM были полностью отключены.   Сегодня здания радиоцентра № 5 находятся на консервации, утыканы камерами наблюдения, есть охрана. Ведется радиовещание- «Востока России», Радио России, и других. Объект принадлежит   Российской телевизионной и радио сети (РТРС).

 

Закат «Малой Зари»?

 

«Малая заря» -   так на сленге радистов именовались легендарные станции глушения (радиоподавления) на коротких волнах, в Хабаровском крае их было 16. Ставили их обычно около крупных городов, чтобы обеспечить максимальный охват желающих слушать антисоветские передачи. В 1963 году после окончания строительства третьей очереди объекта № 708, коротковолновая Радиостанция № 7 в полном составе была принята в эксплуатацию.

Как же работала станция? Его основа, как вспоминали ветераны,- КПП ( контрольно-корректировочный пункт), где в круглосуточном режиме посменно работала дежурная. Их задача- нахождение частот, где прослушиваются подлежащие глушению программы; указания дежурной смене РПП (радиопередатчика постановки помех) настроить передатчики на нужные частоты; подача по проводной линии связи в РПП звука принимаемой «вражеской» радиостанции для точной настройки передатчика (необходимость в этом отпала, как только начали работать с передатчиками типа "Вяз" с синтезаторным набором частоты).

Также велся подбор звукового сигнала помехи и его подача на передатчики через линии связи; дистанционное включение и выключение передатчиков; обеспечение работы передатчиков РПП на сетке частот и по расписанию, полученных (по радиотелеграфу или телетайпу) от московского центра, составление для него рапортов о приеме работы других РПП; проведение сеансов радиосвязи по линии гражданской обороны.

Штатное оборудование ККП: 3-4 радиоприемника (в разное время – "Крот", "Р-250", "Катран", "Р-399" и др.) с панорамным индикатором; источники помехи: генератор мешающего действия (ГМД), линия радиопрограммы "Маяк", аппараты подачи сигналов вещания (АПСВ) и магнитофоны для воспроизведения речеподобного сигнала; радиоприемник и телетайп для получения указаний из Москвы. На крыше здания ККП или рядом с ним между мачтами высотой 10-20 м натягивали широкополосный диполь "ВГДШ".

          Работа на ККП обычно велась в 3 смены по 2-3 человека. Дежурные операторы наблюдали каждый за своей частью радиоспектра и управляли группой ("стволом") передатчиков. Для принятия расписания из московского центра управления пользовались шифровальными блокнотами. Был установлен приоритет радиоцелей,

В 1986 г. в СССР имелось 13 мощных РПП дальней радиозащиты (100÷120 передатчиков) и городские станции глушения в 81 городе (порядка 1200÷1300 передатчиков). Кроме того, в Советском Союзе имелся большой резерв: во второй половине 80-х работали 64 радиоцентра с 327 КВ передатчиками мощностью: 50÷120 кВт – 260 ед., 200÷250 кВт – 35 ед., 500÷1000 кВт – 32 ед.

Суммарная мощность всех советских глушилок, способнызх работать одновременно оценивается в фантастическую цифру — 40-60 МВт Однако они покрывали территорию СССР, где проживало всего 30 процентов населения. Да и качество глушения вызывало вопросы- и в результате все, кто хотел слушать «Голоса», их слушал.

Глушение «Вражьих голосов» радиоцентр прекратил в 1989 г. при потеплении отношений с западными странами, перейдя на мирное вещание. (А вот Китай, Япония, КНДР каждый вечер на русском языке вещают в коротковолновом диапазоне, в Хабаровске их передачи слышны прекрасно. Кстати, глушение чужих передатчиков до сих пор ведется в разных странах мира). 21 января 1987 года, специальным распоряжением Политбюро было прекращено глушение передач английской радиостанции Бибиси. В феврале-мае прекратили глушить “мелкие” радиостанции и “Голос Америки”, а в июне 1988 г. – две последние и самые “антисоветские” радиостанции – “Радио Свобода” и “Голос Израиля”. Так СССР в одностороннем порядке капитулировал в информационном противостоянии.

Сейчас «Глушилки» не подключены, а вещание происходит с полей «ёлочек» раскиданных в лесу,   оттуда вещает местное FM радио. В настоящий момент на радиоцентре проходит модернизация и устанавливается новое оборудование, появляются всё новые прокосы травы на антенном поле и новые фидерные линии запитывают всё большее число передатчиков.   Значит, радиоцентр оживает.

 

Говорит Хабаровск!

           На Дальнем Востоке впервые радиовещание для населения началось 19 сентября 1927 года, когда на ул. Павловича, 7а (это была тогдашняя окраина Хабаровска) смонтировали мощную широковещательную радиостанцию, ей дали имя М.В.Фрунзе. Тогда в эфире звучала радиогазета, составленная из коротких сообщений, статей и музыкальных номеров. Уже через 10 дней после открытия хабаровское радио организовало трансляцию первого краевого съезда железнодорожников, а через месяц начались уличные радиопередачи через рупоры. В эфире звучали радиогазеты, музыка, литературные отрывки, станция вещала о культурной, хозяйственной и политической жизни края, организовывала радиосвязь с городами и районами Дальнего Востока, с Москвой.

. Офис   ДВ филиала Российской телерадиосети (РТРС) расположен и сейчас   в том же старинном кирпичном здании а о начале радиовещания напоминает   лишь мемориальная табличка на стене.

Вещать практически из офиса было не очень удобно. Передатчик требует особых условий для работы, и поэтому в 1931 году, в соответствии с Постановлением Совета народных комиссаров СССР о развитии Дальневосточного края, нарком связи страны А.И.Рыков издал приказ о начале строительства полноценного радиоцентра. Местом для его создания определили лесную площадку в 4 километрах от окраины Хабаровска по Комсомольскому шоссе.

Предприятие «Дальсвязьстрой» начало работы, ими руководил начальник строительства «Объект 125» В.Н.Гольцов. Построенный в основном к 1933 году радиоцентр включал в себя техническое здание с пристроенной дизельной. В здании размещался передатчик длинноволнового диапазона ВЭСО-10 (РВ-54) производства Ленинградского завода им. Козицкого мощностью 10 квт, и пять связных коротковолновых передатчиков «Казахстан» мощностью по 150 вт.

Здесь же установили и перевезенную с улицы Павловича радиостанцию им. М.В.Фрунзе. Отсюда была организована связь с Москвой, Владивостоком, Петропавловском- Камчатским, Охой, Александровском, Магаданом, Якутском. На антенном поле установили две 50-метровые деревянные мачты и 11 деревянных мачт высотой по 35 метров для коротковолновых антенн.

Был построен приемный Радиоцентр№ 2 в селе Малиновка (тоже засекреченный), что в 15 км от Хабаровска по Комсомольской трассе. Этот приемный центр работает и по сей день.

При строительстве второй очереди «Объекта 125» была создана радиовещательная станция на базе передатчика «Коминтерн» 1930 года выпуска мощностью 100 квт, возвели новые технические пристройки   к существующему зданию, увеличили количество направления радиосвязей, установлены новые передатчики и антенны. Построили три деревянные мачты высотой по 150 метров, ЛЭП от города, проложили кабель до Центрального телеграфа, водопровод, возвели жилые дома для персонала, овощехранилище и детский сад, отсыпаны дороги, пробурена артезианская скважина для охлаждения аппаратуры.

С Москвой уже работали на трех частотах, а для Северных связей построили 4 антенны. В 1936 году установили связной передатчик   американского производства «Вестингауз» (РКЛ) мощностью 30 квт. Свои «умельцы» собрали по типовым схемам и сдали в эксплуатацию связной передатчик РВЦ мощностью 2 квт – заводского отечественного оборудования в то непростое время не хватало. Да что там оборудование- пока не построили жилые дома, инженеры , техники и рабочие жили прямо в техническом помещении, где и монтировали радиопередатчики!

           Но в итоге на «Объекте 125» было установлено 12 передатчиков и 22 антенны. Чтобы сбить с толку врагов, ему присвоили новое (засекреченное) наименование- «Передающий Радиоцентр № 1» города Хабаровска. Работники предприятия принимали активное участие и в выполнении правительственных заданий по обеспечению радиосвязью дальних беспосадочных перелетов самолетов АНТ-25 «Сталинский маршрут» в июне 1937 года (экипаж Чкалов, Байдуков, Беляков), АНТ-37 «Родина» (экипаж   Осипенко, Гризодубова, Раскова), и др.

Специалисты Радиоцентра № 1 помогали и науке- так, в 1937 году был проведен первый в СССР сеанс радиосвязи Хабаровск- Москва на удаление 9000 км. на одной боковой полосе с подавлением несущей частоты. Эксперимент подтвердил теоретические расчеты ученых - такая связь позволила получить выигрыш в мощности в 16 раз!

И о начале Великой Отечественной войны Дальневосточники узнали, слушая передачи этого радиоцентра. А затем   трудные 4 года слушали сводки Совинформбюро, приказы Верховного Главнокомандующего… И о Великой Победе в 1945 году   дальневосточникам сообщил Юрий Левитан через антенны Радиоцентра.

Сейчас Радиоцентр № 1 на улице Антенной прекратил так называемое «мощное вещание» на длинных, средних и коротких волнах, давно прекращены глушение и передача программ иновещания.

Начальник Радиоцентра Александр Васильев с гордость. показывает свое обширное подразделение. От огромного главного технического здания к антеннам проведены десятки линий с высокочастотными фидерами и волноводами. После зимы то столбики выдавливает из земли, то растущие трава, кустарники и деревья касаются проводов под огромным высокочастотным напряжением   и требуют «прополки». А территория центра огромная- 18 гектаров. Но связисты борются, ставят на место столбы, косят траву, подрезают деревья и кустарники.

По словам Александра Васильева, закончено строительство волоконно-оптической линии, с помощью которой установлены новые каналы связи с Домом Радио, где находятся многие радиостудии, Цехом оперативного управления и коммутации (ЦОУК), Радиоцентром № 1 и Центром спутниковой связи в селе Скворцово. Эти линии и новое оборудование обеспечивают высококачественную передачу моно- и стерео- программ, что повысило качество вещания.

Сегодня в Радиоцентре работают 17 радиовещательных передатчиков, в основном- в FM диапазоне, а также 18 связных передатчиков, 37 антенн, цифровая радиорелейная линия, и обслуживают все это хозяйство 30 человек персонала.

 

Взлет и падение «Востока-1»

 

В двух часах езды по автодороге от Комсомольска вдоль линии БАМа стоит поселок и жд. станция Хурмули. От него в десятке километрах в лесу в 1976 году был построен современный по тем временам объект ‘Азимут-К’ или станция космической связи «Восток-1». Для персонала - это 100 человек- построили благоустроенное жилье, объекты социальной инфраструктуры. Специалисты высочайшей квалификации сюда ехали со всего СССР

Приказом Министерства связи СССР от 13 января 1976 года № 19 на базе цеха Комсомольского радиоцентра «Азимут-К» организована Станция космической связи № 2 (п. Хурмули). В поселке Хурмули станция космической связи была основным «градообразующим» предприятием и строилась тогда, когда в Советском Союзе разворачивалась система космической связи и передачи телерадиопрограмм. СКС в поселке Хурмули ретранслировал телевизионный сигнал на спутник, передающий его дальше на Чукотку, в Магадан, на Камчатку.

Вопрос о снятии загрузки станции СКС «Восток-1» был поднят Минсвязи в 2003 году в связи с разработкой проекта спутниковой мультисервисной телекоммуникационной сети Дальневосточного федерального округа. ФГУП РТРС своевременно не обеспечило модернизацию и перевод на цифровые стандарты передающей земной станции «Восток-1» , что поставило под угрозу срыва организацию цифрового федерального вещания на Дальнем Востоке.

В результатах проверки Контрольного управления Президента Российской Федерации по вопросу создания спутниковой мультисервисной сети Дальневосточного федерального округа (ноябрь 2003 года) было предложено сохранить функции ретрансляции федеральных программ на зону «А» при переходе на цифру за станцией космической связи «Восток-1» при условии ее модернизации. Это условие выполнено не было. Станция «Восток-1» не отвечала требованиям надежности при трансляции программ, в августе 2005 года был зафиксирован технический срыв вещания по вине данной станции на 11 часов. ГПКС было вынуждено обеспечить подъем федерального пакета программ через собственный телепорт в Хабаровске, который в полной мере отвечает требованиям надежности, безопасности и обеспечения связи в любых условиях.

30 августа 2005 года ФГУП "РТРС" получило от подведомственного Мининформсвязи ФГУП "Космическая связь", уведомление о прекращении доступа к новому спутниковому ресурсу земной станции космической связи СКС-2 (телепорт "Восток-1") ФГУП "РТРС". Сейчас из-за относительно удаленного положения   огромное безлюдное здание находится в приличном состоянии, в кабинетах и лабораториях стоит аппаратура. А люди разъехались кто куда- ведь в поселке Хурмули другой работы для них не было… Спутниковое вещание в ДФО сейчас обеспечивает объект «Скворцово» под Хабаровском. Там стоят несколько спутниковых антенн, нацеленных на разные космические объекты, и в одном помещении- вся приемо-передающая аппаратура. Все это обслуживает лишь несколько человек.

 

Американские ракеты видели из города юности?

 

           В 80-е годы прошлого века в окрестностях Комсомольска-на-Амуре наблюдалась беспрецедентная концентрация воинских частей и соединений. Крупный дальневосточный оборонно-промышленный центр и дислоцированные в данном районе части и соединения защищал от ударов с воздуха 8-й корпус ПВО.

А в 40 км к югу от Комсомольска-на-Амуре, на берегу озера Хумми, был построен «Восточный КП» («Гайтер-1»). На КП Системы предупреждения о ракетном нападении ( СПРН) в центральной части страны и на Дальнем Востоке велась непрерывная обработка информации, получаемая с космических аппаратов, с последующей передачей её в Главный центр предупреждения о ракетном нападении (ГЦ ПРН), расположенный неподалёку от деревни Тимоново Солнечногорского района Московской области («Солнечногорск-7»).

В отличие от «Западного КП», более рассредоточенного на местности, объект на Дальнем Востоке расположен гораздо компактней: семь параболических антенн под радиопрозрачными куполами белого цвета выстроились в два ряда. Установленные здесь в радиопрозрачных куполах 300-тонные антенны непрерывно отслеживают группировку военных спутников на высокоэллиптических и геостационарных орбитах.

Сейчас на «Восточном КП» большая часть оборудования выведена из работы и законсервирована. Сокращению подверглись около половины военных и гражданских специалистов, занимавшихся эксплуатацией и обслуживанием «Восточного КП», обработкой и ретрансляции данных, а инфраструктура дальневосточного центра управления стала ветшать.

Во второй половине 90-х на совершенно секретный в советское время объект под Комсомольском-на-Амуре в качестве демонстрации «открытости» и «жеста доброй воли» была допущена группа «иностранных инспекторов». Тогда же специально к приезду «гостей» на въезде на «Восточный КП» повесили вывеску «Центр слежения за космическими объектами», которая висит до сих пор.

Интересно, что неподалёку находились приёмные антенны загоризонтной РЛС «Дуга-2», также являющейся частью СПРН. В поселке под Чернобылем была построена   станция «Дуга-1» (в мире ее называли «Красный дятел» из-за характерного быстрого стука в наушниках связистов) с циклопической антенной системой высотой 150 и длиной 800 метров. А у неприметного разъезда Лиан, что на бамовской линии, построили ЗГРЛС "Дуга-2" (РЛУ №2 5Н32) под г. Комсомольск-на-Амуре. Она была такого же типа, как в Чернобыле, только современнее и работала уже модернизированной.

Станция, спроектированная НИИ Дальней радиосвязи, служила для раннего обнаружения пусков межконтинентальных баллистических ракет с 9 стартовых позиций в США, а также пусков крылатых ракет «Томагавк» морского базирования и со стратегических бомбардировщиков стран НАТО, покрывая Тихий океан и Северную Америку. Стоимость всех работ составила 600 миллионов советских рублей! Система проработала с 1982 по 1989 год, после чего была снята с боевого дежурства.

На самом деле ни одна из станций не стояла полноценно на боевом дежурстве из за постоянных проблем и переделок от случайного глушения своей же радиосвязи до не возможности засекать одиночные пуски ракет и ложных сработок. Но работы и настройка этой системы стимулировали гигантский сдвиг в области научно-исследовательских работ по изучению ионосферы. После аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году Дуга-1 была закрыта и в 1987 году встал вопрос о дальнейшей судьбе станции Дуга-2.

При эксплуатации загоризонтных РЛС в условиях северо-широтных трасс ракет, проходящих через Северный полюс, с постоянным хаотическим возмущением ионосферы, выяснились их отдельные недостатки. В частности, РЛС могли обнаружить только массовый старт баллистических ракет, и то с некоторыми ограничениями. Скорее всего, это был тупиковый путь в условиях гонки вооружений. Время было такое- ради безопасности страны никаких денег было не жалко.

Потом настали тяжёлые времена распада СССР. На стыке 1990-х - 2000-х гигантскую антенну распилили. В данный момент ведётся рекультивация и полный демонтаж всех построек, в том числе 240-метрового трехэтажного здания из силикатного кирпича.

А приёмный радиоцентр этой «Дуги-2» находился на удалении в 65 км в пос. Большая Картель по другую сторону Амура, и его здание сейчас занимает другой военный радиоцентр.

 

 

Телехаб в Князе-Волконском

 

Князе-Волконское - небольшое село (около 10 000 жителей), что расположено в 30 километрах на север от Хабаровска -   становится важнейшим телекоммуникационным центром Дальневосточного федерального округа в 21 веке. Причина – чрезвычайно выгодное географическое расположение - рядом с административным центром дальнего Востока Хабаровском, от которого на север, восток и запад идут многочисленные линии электросвязи.

Село было основано в 1903, а первый домик связистов, обслуживающих   первую на востоке страны 800-километровую линию телеграфа от Хабаровки (прежнее наименование Хабаровска) до Николаевска-на-Амуре появился здесь в 1860-х годах.

В 1939 году неподалеку от села   построили   Хабаровский приемный радиоцентр № 1 Наркомата связи СССР. Задача - обеспечить хорошую телефонную и радиосвязь; обслуживали также и коммерческие связи, например, прием и отправку телеграмм, и центральное радиовещание из Москвы. Было и еще одно подразделение – связь спецслужбы. Когда началась Великая Отечественная война,   в Князе-Волконском построили резервную радиостанцию.

В 1948 году молодому связисту Ивану Золотареву поручили возглавить радиоцентр, и именно ему пришлось готовить объект для связи с космосом.

- Работать мы начали в 1956 году, – вспоминал ветеран связи Иван Михайлович. – Ставили новые антенны, монтировали оборудование. Нам дали позывной "Весна-2". Главная задача – слежение за нашими спутниками, поддерживание коротковолновой связи с космическими кораблями в безвоздушном пространстве, и сбор данных телеметрических измерений.

Сигналы передавались   в виде телеграфных посылок различной длительности, следующих цепочкой друг за другом по 17 информационным каналам. Каждый из каналов отличался по длительности передаваемых посылок, которые несли в себе информацию о физическом состоянии космонавтов, технических параметрах основных элементов корабля, реакции аппаратуры на команды с Земли, давлении и температуре внутри корабля.

Во время первых полетов в системе "Весна" работали до 12 KB центров. После проведения тщательного анализа эффективности использования каждого из них было решено ограничиться шестью центрами: двумя в Москве (Бутово и Львовская), Новосибирске, Иркутске, Алма-Ате и Хабаровске. Большинство наших космонавтов лично побывали на секретном объекте «Весна-2». Cпециально для космонавтов во время   полета над территорией Дальнего Востока   именно отсюда в КВ диапазоне им транслировали   вальсы "Амурские волны" и « На сопках Маньчжурии».

К началу 90-х годов в Князе-Волконском был создан магистральный центр связи, в котором сходились множество кабелей, фидеров и волноводов. Территориальный распределительный пункт помещался в огромном прямоугольном заглубленном под землей бункере Полученные из Хабаровска сигналы здесь коммутировались и направлялись на север, запад и восток региона.

Несмотря на сложные экономические условия, в конце 90-х годов металлические кабели начали заменять на оптико-волоконные. Сейчас отсюда линии связи идут в Москву, на Сахалин и Камчатку, в Якутию и другие регионы России, и страны АТР - Китай, Южную Корею, Японию…

Когда в конце 90-х годов в Князе- Волконском решили построить спутниковый телекоммуникационный центр, этот подземный бункер использовали как фундамент, надстроив над землей еще три этажа. Одновременно построили антенное поле, где стоят огромные «шарики» из радиопрозрачного материала. А внутри них – многометровые круглые вращающиеся антенны, следящие за спутниками системы « Глобалстар».

-Над нами постоянно летают   десятки спутников – в   800 километрах от земли», - рассказывает инженер 2-й категории филиала «Ростелеком» Сергей Губарь, сидя в своем кабинете, устроенном прямо в основании одного такого «шарика». Уже   18 лет, с начала эксплуатации системы, он следит за исправностью   поворотных антенн. Эта система   именуется «антенный терминал станции сопряжения спутников».

«Работаем мы с ними по специальной программе, с учетом времени их пролета. Спутники американские, запускались из Байконура. Различаем их по номерам- вот сейчас, например. работаем с номерами 7, 51 и 53. Каждые двое суток центр управления орбитальной группировкой в Сан-Хосе (США) передает нам специальную программу, чтобы мы работали именно с теми спутниками, которые в данное время «висят» над Российским Дальним Востоком».

-«В России таких терминалов три- кроме Князе-Волконского, еще под Новосибирском (Киченево) и под Москвой (Сергиев Посад), - продолжает рассказ Сергей Губарь,- А   в мире работают 36 пунктов. На Дальнем Востоке мы обеспечиваем спутниковой связью около 3000 абонентов- это те люди и организации, которые работают в местах, где отсутствует любая другая телефонная связь: золотодобытчики, моряки, рыбаки, туристы,   изыскатели,   оленеводы, нефтяники, вертолетчики, пограничники, геологи, охотники. Стоимость звонка немалая- почти 3 доллара за минуту ( в рублях по курсу). Но количество абонентов постоянно возрастает- по этой примете мы определяем, что в Дальневосточном Федеральном округе активно осваиваются территории.

Рядом с антенным полем станции сопряжения, в аппаратном зале, уставленном 24 стойками – «шкафами» с оборудованием спутниковой телефонии и двумя «стойками» пакетного вещания,   дежурит сменный инженер электросвязи филиала «Ростелеком» Оксана Гаркун. Она с помощью компьютеров в аппаратном зале контролирует   и систему спутниковой связи Глобалстар, и еще одну спутниковую систему пакетного вещания-   - VSAT.

-Над нами на геостационарной орбите в 40 000 километров над землей находится российский спутник-ретранслятор «Экспресс-5», - рассказывает Оксана Гаркун,- у нас здесь- пять приемо-передающих антенн -«тарелок» - диаметром 1,8 метра каждая. Их мы используем и для тестирования, настройки линий связи, - через спутник «Экспресс-5» мы работаем с 1000 абонентами, расположенными в отдаленных местах Дальнего Востока, где нет других наземных видов связи. Это северные поселки- например, Охотск, Аян, Нелькан; стойбища оленеводов, поселки золотоискателей, геологов… Связь двусторонняя- интернет (до 2 мбит/сек), телевизионный сигнал, модем и телефония.

 

А тем временем в эфире Китая…

В целях обеспечения безопасности авиапространства и противовоздушной обороны в приграничной полосе, радиолокационные станции установлены также в Мохэ и Хулине.

В районе города Фуюань в зоне китайско-российской границы, ВВС Китая установили радиолокационную станцию, открытие которой они приурочили к 69-летию со дня основания КНР, сообщает администрация города Фуюань.

На церемонии инаугурации радиолокационной станции присутствовали горком Фуюаня и комиссар отдела народного ополчения Ма Лиган , вице-мэр города Чэн Чжимин, а также руководители северного округа ВВС Китая Фу Гожуй, Ван Вэйсин и Ли Бинчунь .

Как сообщает администрация пограничного города, в целях противовоздушной обороны, такие радиолокационные станции устанавливаются на разных участках границы Китая с Россией в провинции Хэйлунцзян, в том числе в Мох на северо-западе страны и в Хулине на востоке.

Выступая на церемонии инаугурации радиолокационной станции, Чэн Чжимин подчеркнул, что власти Фуюаня оказывают особую поддержку китайским военным. Он отметил, что в особенности в последнее время, военные дислоцирующихся в районе Фуюаня частей крепко подружились с местным населением. Он добавил, что дивизия ВВС Фуюаня является военной необходимостью с точки зрения обороны и народной городстью. Он выразил надежду, что весь личные состав, принимавший участие в сооружение радиолокационной станции, будет считать Фуюань своим вторым домом.

Ван Вэйсин отметил, что китайские военные дислоцирующейся под Фуюанем части ВВС не боятся трудностей, не имеют страха перед смертью, обладают боевым духом, и твердо придерживаются вверенной им миссии по защите Родины.

 

 

Геннадий Ведерников.


 

Валерий Еремин: Человек у микрофона

 

Родился я в 1939 году Чите, в Забайкалье, там же в 1956 году окончил школу. Очень увлекался спортом- гимнастикой, плаванием, велосипедом. и поэтому решил поступать в Омский физкультурный институт. Успешно сдал все экзамены, но тут получил спортивную травму- растяжение мышц на спине. Мне сказали- педагогом ты вполне можешь быть, но я хотел быть именно спортсменом, завоевывать первые места на состязаниях! В общем. Я не стал поступать в инфизкульт, вернулся в Читу. Съездил на два месяца с топографической партией в поле, и тут по радио услышал объявление- на Читинском радио требуются практиканты.

Надо сказать, что Читинское радио я слушал постоянно, и чуть ли не всех дикторов знал по голосам. В моем тогдашнем представлении, быть диктором. – это было недосягаемая высота, необходимо отучиться в университете, и только потом доверят микрофон. А тут объявление так назойливо идет и идет, объявляется конкурс – и я пошел. За меня почему-то «зацепились», потому что сам себя я не слышал, магнитофонов не было. Конкурс был большой, человек 400 пришло, - и комсомольские работники, и актеры- кого только не было. А мне еще 18 лет не исполнилось. Но меня взяли практикантом. Со мной занимались буквально все – начиная от выпускающего, пособия дикторские сильно помогали. Нужно было в первую очередь знать всех писателей, поэтов, художников, композиторов, название всех оперных и других музыкальных произведений, знать все руководство региона и страны.

А в 1959 году я в отпуск поехал в Москву, и там решил зайти на Всесоюзное радио. Там меня очень радушно встретили, и определили к Владимиру Борисовичу Герцигу как бы на стажировку. Замечательный человек был, отличный диктор, участник Великой отечественной войны. Еще тогда он над позициями немецкими летал на самолете и через мощную громкоговорящую установку вещал, призывая сдаваться, и разбрасывал листовки. До этого я. естественно. Пытался копировать диктора Левитана, но Герциг меня послушал- и сказал. что копировать Левитана не надо, ты будешь Ереминым. Занимался я и техникой речи в Москве, замечательный педагог была Язвицкая, непревзойденная преподаватель техники речи. Она начинала свои занятия так- выставляла в один ряд Левитана, Герцига, других маститых дикторов, и учила их, у каждого трогала живот- как дышит? И я тут же сбоку робко стоял, глядя на них, как на небожителей.

Нынешние выступающие на телевидении и на радио даже не знают, что дикторская техника речи- это и наука, и искусство. И поэтому делают много ошибок. Прозанимавшись в Москве месяц, я вернулся домой, и меня даже не узнали в радиокомитете – дикторский стиль полностью сменился. Мне сразу дали третью категорию, потом вторую. В Чите я проработал 5 лет. Я потом каждый свой отпуск ездил в Москву, стажировался. И однажды такая сотрудница- Береж – говорит: хотите где –нибудь еще работать? Я говорю- конечно, и тогда мне предложили работать в Потсдаме на широковещательной радиостанции «Волна» для граждан, проживающих в Восточной Европе. Пришел запрос на имя нашего председателя телерадиокомитета, а он ответил- у нас работать некому, месяца через три отпущу. А мне не сказал ничего, и я жду, жду... Потом узнал -   на Всесоюзном радио мне сказали, что ваш Забайкальский председатель что-то там мутит.

Я поругался с председателем, бросил ему заявление, и уехал в Хабаровск- меня еще раньше приглашали , и так в 1962 году я появился в Хабаровске, на улице Запарина. Здесь встретил я Михаила Филипповича Тебнева, хороший диктор, это был первый диктор Хабаровского радио, работал он старшим диктором. Приняли меня хорошо, я снял квартиру, а потом от радио дали квартиру- в знаменитом доме на Волочаевской. 153.Мы с женой были очень рады, к тому времени сын родился – в общем, все пошло-поехало. Первую категорию дикторскую мне присвоили, потом высшую – зарплата была на уровне главного редактора. Дикторы организационно работали в секторе выпуска, все сотрудники на радио туда приходили- корреспонденты, редакторы, режиссеры: микрофонные материалы приносили, поболтать, чай попить…

Со времени работы с Герцигом я перенял от него дурную привычку- он объявит передачу в эфир, и пойдет то в буфет, то покурить. А я смотрю на часы, передача заканчивается, скоро надо ее в эфире закрыть- и бегу его искать. И вот здесь также и я- если передача идет больше 10 минут- я выхожу из студии и иду в редакцию, поболтать с корреспондентами… Помню, были у нас музыкальные концерты-загадки- давали в эфир отрывок оперы, и слушатели должны были по телефону позвонить и отгадать название. Я обьявил в эфир этот отрывок, и отправился поболтать в детскую редакцию. А тем временем шквал звонков- слушатели не могут отгадать название оперы, что- то знакомое. А слов не разобрать. Меня ищут и не могут найти. Тогда старший инженер смены в центральной аппаратной Банчевская, колоритная женщина, авторитетно заявила: это отрывок на французском языке. А оказалось. ролик был не перемотан, и пленка шла с конца- потому и не отгадал никто правильное название.

С Тебневым работали дикторы Малова, Чернова, Попова. Очень колоритный диктор был Иван…., он одновременно работал лектором в крайкоме партии. Диктор Вячеслав Лазарчук был самым старшим по возрасту, очень эрудированный, хорошо знал литературу, сам мог писать. Вместе с редактором Головкиным он организовал острую критическую передачу «По закоулкам быта», но она вышла только два раза- потом крайком партии ее запретил. У нас с ним был очень похожий голосовой диапазон, потом мы вместе с Лазарчуком работали и на радио и на телевидении, удачно подменяя друг друга. Меня постоянно звали работать на Всесоюзное радио, но я отказывался: ведь там чисто дикторской работы было мало.

А вот на Хабаровском радио совсем другое дело: здесь и детские, и литературные, и общественно-политические передачи, и очерки, и зарисовки… В сутки у нас было 14 часов вещания, то есть ежедневно по три литературные передачи, детские, и остальные – простор для творчества необыкновенный, и это мне нравилось. Я жил только работой. Заочно закончил наш Хабаровский пединститут. Были приглашения озвучивать документальные фильмы и киножурналы на нашей Дальневосточной студии кинохроники, приглашали в филармонию. Был такой заслуженный артист Новолошников из Ленинграда, Климов, и само общение с ними, и с другими мастерами сцены способствовали расширению кругозора. Получая передачу для чтения, я не просто озвучивал текст, читать- это примитив. Ведь материал не твой, не ты его писал. И прежде всего диктор должен «войти» в материал, пропустить его через свое восприятие- тогда он дойдет до слушателя.

Вот Петр Пелехов, корреспондент, он когда-то работал в Чегдомыне технологом винного производства в райпищекомбинате, стал пописывать в газету. Закончил высшую партийную школу, и в конце 60-х годов пришел к нам на радио. В нем чувствовалась целеустремленность в работе, если он ехал к шахтерам- он спускался в шахту, и писал свои очерки. Когда он мне давал читать материалы, то при этом так мне рассказывал об увиденном, о людях, о коллективах – что я проникался, и как будто сам там побывал. Надо очень много учиться, много читать, чтобы хорошо донести до слушателя материал. Потом Петр Пелехов переехал в Москву, на всесоюзное радио корреспондентом, И во время испытательного срока он сделал интервью с ученым- Капицей, при том, что Капица журналистов к себе не подпускал. А Петр Пелехов на месяц засел в Ленинскую библиотеку, и проштудировал все труды Капицы. И добился интервью, по Всесоюзному радио ролик хронометражом был всего 4 минуты. Потом Петю пригласили быть спецкором по космосу. Я у него был несколько раз в московском кабинете- у него по динамику круглосуточно шли переговоры космонавтов. Иногда он по селектору нажимал кнопку. Говорил оператору- запиши вот этот кусок для эфира. И он каждый день давал один-два репортажа. Он в профессии сам себя вырастил.

Мое глубокое убеждение- научить профессии невозможно. Научить писать, научить журналистике- невозможно. Если человек хочет научиться- только тогда он научится. Вот Геннадий Павчинский, диктор был на радио и телевидении- эрудированный, отлично знал литературу, сам писал передачи об американских писателях. Человек должен не просто иметь хороший голос, а знать досконально литературу, музыку, искусство. Через Хабаровское радио прошло много дикторов, но только эрудиция, общая культура позволяли добиваться признания у слушателей.

И журналисты на радио были прекрасные- тот же Виктор Папин в общественно-политической редакции, писал замечательные очерки, правда русская привязанность к питию доконала его. Там же работал Валентин Федоров, писатель, многие его блестящие материалы я читал в эфире. Валерий Гавриш был отличным журналистом. Евгения Ивановна Болотина на радио занималась сельским хозяйством. Елена Винникова, Валерий Ильин, Софья Реполовская из «Последних известий»- очень хорошие журналисты были. Степан Родионов был главным редактором – помню, мы подготовились вести прямой репортаж с избирательного участка. Он собрал всех выступающих, и одну привел старую партизанку – это было без пяти минут шесть часов утра, а в шесть- уже начало трансляции. После гимна начали передачу, я открыл вещание, и старая партизанка начала говорить. Сначала по подготовленному тексту, а потом отложила бумажку, и начала говорить от себя- как в анекдоте- огородами, огородами и к Котовскому… Я не могу ее остановить в прямом эфире. И смотрю - Степан Родионов подошел е ней сзади, закрыл ей рот ладошкой – и вытаскивает из кресла в сторону, а я продолжаю вести. Много репортажей было прямых., и не всегда знал- чем все может кончиться.

Однажды- это уже в 80-е годы, тогда руководил редакцией Никитин Иван Андреевич. Надо было вести с завода «Энергомаш» предвыборную передачу, а тогда время смещали на час. И ни одного человека из предвыборной комиссии не пришло утром к эфиру. Я уже за этот час рассказал все, что только можно было, а выступающих все нет. Иван Андреевич сел на машину и давай по домам собирать этих людей, а эфир ведь не остановишь. Тогда я взял микрофон, и пошел по цеху- а там стоят разные агрегаты- продукция завода. И у каждого агрегата- стенд с параметрами этой продукции. И вот я начал рассказывать про эту продукцию,- время в эфире я занял, приехали потом выступающие,- в общем, никто ничего не заметил.

Когда я пришел на Хабаровское радио, председателем комитета был Диордиенко, затем- Боковенко, а потом- Юрий Генрихович Кассович, В.А. Ерохин, В Шведченко. И с каждым новым председателем   кадры их были все хуже и хуже- такой вот отрицательный партийный отбор. И это закономерно- сначала люди приходили на должность, вживались в производство, становились профессионалами. А потом стали назначать партийных функционеров. Вот Кассович был в Еврейской автономной области руководителем идеологическим направлением, а когда его назначили председателем- это же совсем другая работа,  это пресса, СМИ. Но он добросовестно старался, вникал. Боковенко был умницей, хотя и подвержен русской болезни, но прекрасно разбирался во всем. Диордиенко был очень душевным человеком. Вот когда меня пригласили в Хабаровск, он заставил меня написать письмо, чтобы я получил подъемные. И вообще очень хорошо относился к дикторской группе в целом – всегда приходил, спрашивал- ну как вы, дети мои. А Славка Лазарчук, он шустрый по жизни, и говорит- дескать. поизносились мы, подзаработать бы нам. Гонорары были маленькие. Ставка- 4 рубля 50 копеек за передачу - хоть на телевидении, хоть на радио. И вот Диордиенко вызывает главбуха Исая Яковлевича Маленковича, и   заставил его решить вопрос- чтобы нам по повышенной ставке платили.

Сын Маленковича работал главным редактором в литературной редакции, я его встречал в Чите и тогда еще он меня пригласил работать в Хабаровск. В редакции всегда крутились писатели, поэты, обсуждали свои произведения, и я очень любил там пристроиться сбоку и слушать. Он привлек Владимира Русскова, будущего писателя, он писал очень хорошие очерковые материалы, а потом стал творить романы, повести. Редакция «Последних известий» была очень сильной. Работа там была ответственной., каждый вечер 20 минут в прямом эфире, и наутро- еще 10 минут. И во второй программе получасовой выпуск «Последних известий» утром.

Особенно трудно было читать новости с телетайпной ленты – цифры там повторялись дважды, а заглавных букв не было. А читали все с листа прямо в эфир. Приходилось читать и речи с пленумов ЦК КПСС. Вот примерно в 1963 году речь Хрущева по Москве звучала 1 час 6 минут, а мне по технологии вещания отвели время 59 минут – но я уложился. Вообще в любом комитете дикторская группа была самой боевой, самой ответственной- ведь прямой эфир накладывает огромную ответственность. Еще в Чите я провел передачу о китайцах- и буквально сразу же подкатывает машина из КГБ- что-то по их мнению я не то сказал. Со мной беседовали часа два, но все обошлось. Ведь передачи прослушивались в прямом эфире. Но вот что интересно- у меня очень мало было оговорок – практически была одна оговорка. Да и то потом коллеги год надо мной подшучивали. Когда меня в Москве Герцег натаскивал, он научил меня видеть страницу текста целиком. И   научился у него тоже видеть всю страницу целиком. И читая один абзац, я видел дальнейший текст – может поэтому у меня было очень мало «спотыкачей».

 


 

 

 

 

Разработка сайта Web-студия Zavodd - разработка сайтов в Хабаровске

Яндекс.Метрика